Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
14.12.2017
18:13:24
В ДНР ратифицировали договор о взаимопомощи между Южной Осетией далее »
18:11:22
В Оперативной группе российских войск в Приднестровье отметили день святого апостола Андрея Первозванного далее »
18:08:24
На российской границе появятся таможенники из Белоруссии и Казахстана далее »
18:02:27
Путин: дальневосточные гектары могут начать давать соотечественникам за рубежом далее »
13.12.2017
18:16:54
Население Камчатки растет за счет беженцев с Украины далее »
17:24:10
Порошенко назначил главного адвоката Бандеры далее »
15:31:40
В Приамурье планируют давать землю старообрядцам площадью до 20 гектаров далее »
15:15:44
В Межпарламентской ассамблее СНГ ждут Узбекистан и Туркмению далее »
12:31:19
Украина провоцирует прекращением ж/д сообщения с РФ далее »
12.12.2017
16:18:36
Соотечественники из Эстонии приготовили смелые вопросы к пресс-конференции Владимира Путина далее »

Вечер с Владимиром Соловьёвым. Эфир от 12 декабря 2017 далее »

Трамп взрывает Ближний Восток. Право голоса далее »

Американская «сделка века». Время покажет. Выпуск от 08.12.2017 далее »

Грузинский «варяг» в новой украинской Сечи. 60 минут. Эфир от 07.12.2017 далее »

ПРАВ!ДА? Возвращение соотечественников: полный провал? далее »

Специальный репортаж Английская паранойя далее »

Андрей Грозин: Саммит ОДКБ решал организационные вопросы далее »

Рубрика / Политика

Институт стран СНГ и проблема религиозного экстремизма на постсоветском пространстве


24.11.2011 18:33:08

Ильдар Фаатович Сафаргалеев

Заведующий отделом исламских исследований Института стран СНГ.
перейти на страницу автора

Тезисы выступления заместителя директора Института стран СНГ Ильдара Сафаргалеева на научно-практическом семинаре "Актуальные проблемы развития этнического и религиозного многообразия в контексте мусульманских образовательных процессов: российский и зарубежный опыт" в Нижегородском государственном университете им. Н.И.Лобачевского (15 ноября 2011 года)


Уважаемые участники семинара!

Предваряя свое выступление, хочу поблагодарить его организаторов за приглашение принять участие в его работе и передать слова признательности и пожелания успеха этому важному и нужному мероприятию от директора Института стран СНГ, депутата Государственной Думы Константина Федоровича Затулина.

Наш Институт относительно недавно, приблизительно за год до своего 15-летнего юбилея, который мы отметили в апреле, вплотную занялся практическими исследованиями, связанными с влиянием «исламского фактора» на постсоветском пространстве. При этом, основное внимание нами было уделено проблеме религиозного экстремизма, а именно — поиску путей эффективного несилового противодействия этой поистине всеобщей беде человечества. Честно и, может быть, не совсем скромно скажу, что данной проблематикой мы занялись после того как полтора года назад по просьбе Константина Федоровича я перешел в Институт стран из СНГ из Секретариата Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), где в качестве заместителя управления противодействия вызовам и угрозам отвечал за координацию работы как раз по линии борьбы с международным терроризмом. В связи с этим, можно наверное констатировать, что мы не совсем «зеленые» новички в наших исследовательских начинаниях, а имеем некоторый весомый багаж практических наработок и опыта.

В рамках усилий Института стран СНГ, задействуя в полной мере потенциал его регионального филиала в г. Бишкеке, в марте нами была проведена на Байконуре в Казахстане международная конференция «Россия и Центральная Азия: история и перспективы», на которой значительное место было уделено и проблеме экстремизма в государствах СНГ в свете кризисных событий на арабском Востоке.

Надеюсь, что наше видение этой проблемы не прошло незамеченным и в ходе научной конференции по Ближнему и Среднему Востоку в Институте Востоковедения в ноябре прошлого года, а также на 4-м Евразийском форуме летом этого года в Казани.

Своеобразным скромным итогом наших начинаний, а также первым камнем в фундамент нашей последующей, как я надеюсь, более масштабной деятельности, явился прошедший в июле в Институте стран СНГ научно-практический семинар «Возрождение традиционного ислама — лучшая альтернатива религиозному экстремизму». Идея, обозначенная в названии мероприятия не нова, родилась не сегодня, а приблизительно полтора десятка лет назад в очень непростое фактически военное для России время.

Не секрет, что среди российских исламоведов не всегда есть единство относительно понятия «традиционный ислам» как в широком смысле, так и применительно к российским реалиям и постсоветскому пространству в целом. Некоторые эксперты, отвергают это понятие, мотивируя некорректностью использования определения «традиционный» к исламу, который «един и не может быть разделен». Они считают определение ислама как «традиционного» либо «нетрадиционного» субъективным и лишенным оснований. Однако, на мой взгляд, за этим стоит скрытая попытка «легитимизировать», используя неосведомленность широких слоев общественности, распространение на территории постсоветского пространства зарубежных исламских течений, исторически несвойственных для населяющих ее мусульманских этносов, которое приводит к росту конфликтности в обществе и экстремизму. Негативные проявления такого рода «бурно» протекали в 90-х годах прошлого века и начале нынешнего на российском Северном Кавказе. Они имеют место и в настоящее время, расширив свой ареал, и включив в него Поволжье, Урал и Среднюю Азию. При этом, как показывает опыт, одних силовых мер борьбы с ними оказывается недостаточно. На наш взгляд, необходимы системные широкамасштабные усилия всего постсоветского социума, и прежде всего мусульманского, с использованием положительного потенциала, заложенного в самом исламском вероучении, в том числе и в таком огромном его духовном пласте, определяемом как тасаввуф.

Идея эта также не нова, она вызрела лично у меня в непростые 90-е годы прошлого столетия и была вынесена на суд одной уважаемой и солидной аудитории. Воспринята была с воодушевлением. Не исключаю, что данный посыл послужил определенным толчком, был взят на вооружение и апробирован в ряде субъектов России на Северном Кавказе.

И, на мой взгляд, успешные примеры его реализации на территории СНГ имеются, а именно в Чеченской Республике, где использование руководством этого субъекта, Российской Федерации в лице Рамзана Кадырова мощного мобилизующего потенциала традиционного для данного региона течения ислама позволило, пусть и не без некоторых издержек, фактически свести на нет религиозный радикализм и вытеснить чуждые экстремистские течения с территории республики.

В то же время ситуация в большинстве других «мусульманских анклавов» постсоветского пространства, в т.ч. и России далеко не безоблачная. Тревожная обстановка в настоящее время даже в таком казалось бы совсем недавно относительно «спокойном» Казахстане.

Опасения вызывает «кровавое» противостояние тарикатистов и салафитов в Дагестане, а также распространение экстремистской идеологии в Татарстане, приведшее к вооруженным вылазкам радикалов.

Одной из основных причин распространения этой «напасти» на постсоветском пространстве, на мой взгляд, явилось фактическое самоустранение в свое время государственных органов от регулирующих функций в религиозной сфере и отсутствие должной поддержки на всех уровнях постсоветского исламского сообщества возрождению традиционных для того или иного региона течений ислама. В немалой степени вина здесь лежит и экспертном сообществе, которое не только не донесло до широких общественных кругов и власть придержащих необходимость использования мощного мобилизующего антирадикалистского фактора, заложенного в самом исламском вероучении, но до сих пор в подавляющей массе не определилось с его объективной оценкой. Другой причиной явилось нарастание исламофобии в мировом масштабе как естественной реакции на рост террористической активности религиозных радикалов, и как результат противодействие любым возможным проявлениям мусульманского возрождения. В ряде стран СНГ в результате авторитаризации власти на волне борьбы с проявлениями религиозного экстремизма вместе с радикалами «под раздачу» попали «все без разбору», в том числе и абсолютно мирные мусульмане, всего лишь за добросовестное следование религиозным предписаниям. Эта «болезнь» не обошла в ряде регионов и Россию.

Всецело поддерживая необходимость жестких мер в отношении экстремистов, было бы крайне неразумно придерживаться изоляционизма и препятствовать взаимообогащающим контактам мусульман постсоветских государств с братьями по вере из Дальнего Зарубежья.

В этой связи для органов государственной власти Российской Федерации и постсоветских стран в целом на современном этапе в контексте создания действенной альтернативы экстремизму и выстраивании конструктивных отношений с мусульманской конфессией, на наш взгляд, весьма актуален вопрос своеобразной «селекции» тех течений в исламе, которые бы гармонично вписались в постсоветский социум того или иного региона, и последующей выработки согласованных мер по их поддержке.

Это очень важно поскольку существуют немало откровенно экстремистских либо псевдоисламских течений, которые никоим образом не могут способствовать гармонии в любом обществе.

Кроме того, и внутри некоторых, если судить по их названиям, казалось бы традиционных направлений может быть не все однозначно со знаком «плюс». Существуют исламские течения, которые не в ладу с шариатом, и инфильтрация их в постсоветское общество также не может способствовать гармонии.

Разборчиво, на мой взгляд, следует подходить и к тем направлениям, у которых с шариатом все вроде бы в порядке, но их излишняя политизация вряд ли послужит на пользу постсоветским государствам.

То есть нужен взвешенный комплексный и скрупулезный, а не «топорный» запретительный и с явными перегибами, как это не раз на протяжении нашей 20-летней постсоветской истории мы наблюдали, подход. В его реализации, по моему мнению, эффективно могли бы участвовать прежде всего духовные управления в тесном взаимодействии и контакте как с экспертным сообществом, так и правоохранительными органами. При этом следует учитывать, то обстоятельство, что за 70 лет религиозного безвременья многие ценные духовные исламские традиции были фактически насильственным образом выкорчеваны и успешно развивались лишь в странах Дальнего Зарубежья. Лишь после снятия т. н. «железного занавеса» они постепенно стали возвращаться на постсоветское пространство. Большинство из этих традиционных исламских течений представляют собой чрезвычайно закрытые иерархические структуры, что создает немалые трудности в их изучении.

Чтобы не быть голословным, в качестве примера могу констатировать, что настоящее время нами ведется скрупулезная исследовательская и пока не вынесенная на суд широкой публики работа в отношении конкретного традиционного и достаточно широко распространенного на постсоветском пространстве исламского течения. Таковым является одно из направлений (турук) суфийского такриката «Накшбандийя-Муджадидийя», возглавляемого Шейхом Мауланой Зульфикаром Ахмадом из Пакистана.[1] Накопленные данные по самому широкому спектру деятельности данной структуры уже в настоящее время позволяют приступить к использованию его позитивного потенциала в качестве действенной альтернативы религиозному экстремизму. Этому способствует такая отличительна черта этого тариката как «жесткое» следование исламским канонам в соответствии с известной во всем мире деобандийской исламской школой (по названию всемирно известного университета Дар-уль-улум Деобанд в Индии). Ведь даже так называемые салафиты (ваххабиты) не могут предъявить последователям деобандийской школы «обоснованных» претензий по большинству считающхся дискуссионными вопросов исламского вероучения. Это создает объективные предпосылки для возможной «положительной» идеологической трансформации потенциальных экстремистов и перехода их в «лоно» традиционного ислама. Выявленные нами многочисленные практические примеры такого рода трансформаций имели и имеют место как в России, так и за рубежом. В связи с этим, представляют интерес возможности применения специфических методов обучения в Тасаввуфе (на примере метода духовного самоочищения, который практикует муршид тариката Шейх Маулана Зульфикар Ахмад Накшбади-Муджаддеди).

Но прежде, я все-таки хотел бы кратко изложить в терминах исламского вероучения, что представляет собой Тасаввуф, так как существует немало спекуляций по этому вопросу как в отечественной так и зарубежной литературе.

"Единый комплекс исламских богословских наук состоит из трех категорий, а именно:

- ильм-уль-калям или акида, наука, занимающаяся объяснением деталей вероучения, в соответствии с тем, что сказано в Коране и Сунне,

- ильм-уль-фикх или шариат, наука, занимающаяся объяснением деталей внешних деяний (амаль заахира) в соответствии с тем, что сказано в Коране и Сунне;

- ильм-уль-ихсан, ильм-уль-ахлак, ильми-тасаввуф или суфизм, наука, занимающаяся объяснением деталей деяний невидимых, сокрытых (амали-баатина) в соответствии с тем, что сказано в Коране и Сунне.

И в соответствии с этой классификацией, тасаввуф – это наука о познании сокровенного, это методы и практика очищения души и духовного самосовершенствования индивида, и это комплекс практических рекомендаций по совершенствованию этики (адаб) своих последователей. Можно сказать, что это практика, использующая индивидуальный подход и при этом социально ориентированная, направленная на духовное совершенствование людей, на воспитание гармоничной личности и улучшение нравственного климата в обществе в целом, на устранение причин появления радикализма и эстремизма в поведении людей. В Коране (26:89) обращается внимание на особое положение в Судный День тех, кто предстанет перед Всевышним «с непорочным сердцем».

Тасаввуф – это обширный раздел мусульманских знаний именно о том, как достичь такого состояния и затем сохранить его, чтобы в Судный День предстать перед Всевышним с непорчным сердцем. Изъятие тасаввуфа из числа легитимных богословских дисциплин – а это именно то, чем занимались в обозримом прошлом вышеупомянутые деструктивные силы и чуждые нашим традициям зарубежные исламские течения - подобно отделению души от тела и превращает Ислам из религии в свод формальных обрядов и догм, а мусульман из людей, покорных Всевышнему в послушное орудие всевозможных деструктивных сил. В мусульманских регионах постсоветского пространства тасаввуф является частью многовековой традиции и потенциал этой богословской науки в прошлом обычно использовался в воспитательных целях" [2](ссылка).

Очень непросто в рамках 10-минутного выступления доходчиво изложить суть методов обучения в Тасаввуфе ввиду наличия специфической устоявшейся как в самом тасаввуфе, так и в российских и зарубежных исламоведческих исследовательских работах. В связи с этим хотел бы тех, кто заинтересуется методами обучения в Тасаввуфе, рекомендовать ставшей уже классической монографию Хисматуллина "Суфийская ритуальная практика (на примере братства Накшбандийя)", изданную Центром "Петербургское Востоковедение" в 1996 году.

Одно лишь перечисление, изложенных в упомянутой работе терминов: муршид, мурид, джазба, сулук, сухбат, нисбат, тасарруф, таваджух, муракаба, зикр, хатм, сама[3], и желательность их расшифровки - может повергуть в смятение не столько слушателей, но прежде всего докладчика, который пытается объяснить каким образом можно использовать методы обучения в Тасаввуфе в целях борьбы с экстремизмом. Их не представляется возможным осветить в ходе краткого выступления. Хочу лишь сообщить, что накопленные данные по самому широкому спектру деятельности этой многовековой исламской духовной традиции уже сейчас позволяют приступить к использованию ее позитивного потенциала в качестве действенной альтернативы религиозному экстремизму.

На семинаре, посвященном возрождению традиционного ислама, была принята резолюция, в которой констатировалась целесообразность проведения в последующем научно-практической конференции с привлечением более широкого круга экспертов, официальных и неофициальных мусульманских лидеров из ближнего и дальнего зарубежья. Подготовка к этому мероприятию идет полным ходом.

Участники семинара, среди которых помимо экспертов ведущих аналитических центров были представители российских муфтиятов, неформальные мусульманские лидеры и представители узбекской, киргизской, ногайской, татарской, чеченской, ингушской и арабской диаспор, призвали:

- органы государственной власти государств-участников СНГ в целях организации эффективного противодействия религиозному экстремизму обратить самое пристальное внимание на вопросы, связанные с возрождением традиционного ислама;

- Исполком СНГ, секретариаты ШОС и ОДКБ, Антитеррористический Центр СНГ, советы безопасности стран СНГ, Национальный антитеррористический комитет (НАК) на основе всестороннего анализа и рекомендаций экспертов нацелиться на выработку действенных мер по поддержке традиционного ислама в «мусульманских анклавах» постсоветского пространства;

- мусульманское сообщество в лице руководства духовных управлений, научные и экспертные круги в координации с аналитическими структурами силовых ведомств стран СНГ провести комплексные исследования, на основе которых выработать рекомендации для органов государственной власти конкретных постсоветских государств с целью принятия действенных мер по возрождению традиционного ислама как лучшей альтернативы религиозному экстремизму. [4]

Предвижу изрядную долю скепсиса и возражений по заявленной теме. Однако поддержка со стороны представителей немалой части мусульманского сообщества как в России, так и за рубежом, положительные отклики по результатам упомянутого семинара, а также глубокое и не только сугубо научное погружение в данную проблематику позволяет надеяться на успех.

Для эффективной реализации исследовательских усилий по обозначенной проблеме мы пытаемся наладить тесные рабочие контакты с руководством Центрального Духовного Управления Мусульман (ЦДУМ), Российской Ассаоциации Исламского Согласия (РАИС), Духовного управления мусульман Республики Татарстан (ДУМ РТ), а также ведущими исламоведческими центрами. Такие контакты установлены с мусульманскими лидерами ряда столичных диаспор, а также с влиятельными мусульманскими представителями в странах Дальнего Зарубежья. Надеемся, что наше участие в настоящем семинаре позволит нам наладить тесное сотрудничество и с научным коллективом Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского, обладающего весомым потенциалом и наработками в области как исследований, так и образовательных программ по обеспечению подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама. Хотел бы с удовлетворением отметить высокий уровень экспертных материалов, подготовленных специалистами университета по проблематике СНГ, который оказывает неоценимую помощь и в наших исследовательских усилиях.

Благодарю за внимание!



[1] Сафаргалеев И.Ф. Возвращение традиции и личность Гулама Хабиба – http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=11745.

[2] Резолюция научно-практического семинара «Возрождение традиционного ислама – лучшая альтернатива религиозному экстремизму» (14 июля 2011 года, Москва, Россия) – http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=13488.

[3] Хисматуллин А.А. Суфийская ритуальная практика (на примере братства Накшбандийя) Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский филиал Института востоковедения РАН, 1996.

[4] Резолюция научно-практического семинара «Возрождение традиционного ислама – лучшая альтернатива религиозному экстремизму» (14 июля 2011 года, Москва, Россия) – http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=13488.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.