Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
17.10.2017
12:53:11
Баку и Ереван договорились активизировать переговоры по Карабаху далее »
12:48:31
Треть латвийцев выступают против перевода русских школ на латышский язык обучения далее »
12:46:27
Пушков: позиция ЕС ведет конфликт в Донбассе к заморозке далее »
12:41:44
Киргизия обратилась в ВТО в связи с ситуацией на границе с Казахстаном далее »
12:33:20
Около двух тысяч человек собрались на митинг у здания Верховной Рады в Киеве далее »
16.10.2017
13:41:24
Константин Затулин в Сочи: Валдайский клуб и Фестиваль молодежи далее »
12:37:11
Центристская партия Эстонии одержала победу на муниципальных выборах далее »
12:30:47
Украина пока не договорилась с МВФ по траншу далее »
12:28:56
В Казахстане стартовали учения ОДКБ далее »
11:59:50
На президентских выборах в Киргизии побеждает Сооронбай Жээнбеков далее »

Украинство было утверждено путем насилия и геноцида - Кирилл Фролов далее »

Ответ России. Время покажет. Выпуск от 12.10.2017 далее »

Украина: борьба с прошлым. Время покажет. Выпуск от 10.10.2017 далее »

Большой Сочи. Саммит СНГ (комментирует Иван Скориков) далее »

Россия на Востоке. Время покажет. Выпуск от 09.10.2017 далее »

60 минут. Трамп на пороге Третьей мировой. От 09.10.17 далее »

Грозин: Ташкент не делает ставку на конкретные персоналии в Бишкеке далее »

Рубрика / Политика

Убийство брата Карзая – приглашение к переговорам


21.07.2011 16:42:25

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

НаканунеRu

Несколько дней назад состоялась официальная церемония передачи ответственности за обеспечение безопасности в Афганистане. Для страны – это знаковое событие, поскольку, начиная с него, войска вооруженной коалиции начинают официальный уход. Однако, о стабильности в стране пока говорить преждевременно. 12 июля был убит младший брат президента страны Ахмад Вали Карзай, занимавший важный пост в провинции Кандагар. Через неделю, 18 июля в собственном доме был убит советник президента и один из самых доверенных лиц Джан Мохаммад Хан. Ответственность за оба события взял на себя "Талибан". О том, какое послание было передано талибами, о перспективах вооруженной коалиции в Афганистане и угрозах для России со стороны этой страны рассказал Накануне.RU известный эксперт, руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин.

Вопрос: 17 июля начался процесс передачи ответственности за обеспечение безопасности в Афганистане. Это сопряжено и с началом вывода контингента НАТО с территории страны. Вместе с этим за неделю произошло два убийства в окружении президента Карзая. Как бы Вы прокомментировали эти события?

Андрей Грозин: Тут нет, на мой взгляд, абсолютно ничего неожиданного. Изначально следовало ожидать, что в процессе того, как американцы и их европейские союзники будут сворачивать свое военное присутствие, будет происходить что-то подобное. Недостатка сценариев именно такого развития событий не было в течение последнего полугода. Особенно после того, как Обама официально озвучил, назвал цифру, назвал 2014 год, сразу стало ясно, что талибы, для того, чтобы, во-первых, продемонстрировать свою силу, во-вторых, чтоб занять максимально удобные для себя стартовые позиции перед будущим процессом передела власти после американцев, будут предпринимать именно такие шаги. Ну и все вот эти моменты, чисто политического свойства и моменты давления на западные силы с точки зрения ведения подковерных переговоров, которые ведутся для того, чтобы продемонстрировать свою силу. Проще всего уничтожать именно так называемых коллаборантов, а не, собственно, вооруженные силы той же коалиции.

Посмотрите на динамику потерь иностранных военнослужащих в Афганистане в первую половину прошлого года и нынешнего – она несопоставима. Сейчас количество погибших и с американской стороны и, особенно, с европейской на порядки ниже. В то же самое время мы видим, что талибы бьют по чиновникам, по людям, которые составляют ближайшее окружение Карзая. По людям, которые, как его брат (Ахмад Вали Карзай, возглавлял совет провинции Кандагар, есть версии, что он сотрудничал с ЦРУ, а также был крупным наркобароном, – прим. Накануне.RU), являются ключевыми в реализации, в том числе и теневых схем получения ресурсов нынешним официальным Кабулом. Тут совершенно верная тактика: бьют по штабам, по ключевым фигурам, чтоб раскачать режим, ослабить его максимально возможно – раз. А с другой стороны, чтоб продемонстрировать свои возможности.

Вопрос: Это ведь и удар по Америке, не только по Карзаю?

Андрей Грозин: Ясно, что косвенно подобные действия – покушения, бьют по позициям Запада, по позициям Обамы. Отсюда возникает другой вопрос. Запад очень заинтересован в том, чтобы сохранить свое лицо, чтобы объявить свое бегство будущее из Афганистана победой, и для этого будут задействована, уже задействована серьезная пропагандистская мощь и понятно, что такие удары – захваты отелей в зеленой зоне (28 июня отряд талибов захватил отель Intercontinental в Кабуле, в преддверие конференции по вопросу передачи ответственности за безопасность афганским властям, – прим. Накануне.RU), резонансные подрывы живых бомб, убийство людей, которых связывают, как того же сводного брата Карзая, в связях со спецслужбами западными – они совсем не нужны. И для того, чтобы избежать подобных ударов по имиджу вооруженной коалиции, для того, чтобы Афганистан не стал чем-то похожим на Вьетнам или на Ливию, нужно, очевидно, пойти на какие-то неформальные договоренности, в том числе, и с противоположной стороной – вооруженной оппозицией. Смотрите, талибов и людей, близких талибам, таких как Хекматияр (Гульбеддин Хекматияр, афганский полевой командир, в середине 1990-х – премьер-министр Афганистана, в 2002 году объявил о переходе на сторону талибов "до изгнания всех иностранных интервентов", – прим. Накануне.RU) или Хаккани (Джелалуддин Хаккани, один из военных командиров "Талибана", – прим. Накануне.RU), их ведь перестали уже называть экстремистами, террористами, где-то неверное полгода назад, в западных СМИ.

Они теперь все повстанцы и разные прочие подобные эвфемизмы. Ясно, что это приглашение к переговорам. Талибы - они ведь не из пещер повылазили, они – люди хорошо разбирающиеся, в том числе, как работает PR-машина западных государств. Они понимают, что удобнее всего бить по силам коалиции, не обязательно устраивая какие-то там засады, поджигая колонны, которые идут из Пакистана через Хайберский перевал, хотя и это тоже можно делать, а наносить удары вот такие вот, достаточно малозатратные с точки зрения подготовки ресурсов, расходования человеческого материала, но в то же самое время приносящие очень серьезный резонанс и порождающие у всех сомнения в том, что политика Запада хоть как-то может ассоциироваться в Афганистане со словами "победа", "сохранение лица" и т.д.

Вопрос: И какой вывод должны сделать западные силы из этих действий?

Андрей Грозин: Отсюда вывод: талибы приглашают таким образом силы Запада сесть за стол переговоров, что, в общем-то, уже и происходит, и увеличить финансирование. Это такой здоровый, с восточной, с афганской точки зрения, вариант давления на своих партнеров по неформальному переговорному процессу, чтобы вышибить из них как можно больше уступок, политических и, очевидно, материальных, в том числе.

Потому что Запад тут буквально принуждают оплачивать сохранение своего лица в Афганистане, вынуждают оплачивать сокращение вот этих резонансных терактов и так далее и тому подобное.

То есть присутствует многоплановый фактор и очевидно, что если США этот "месседж" проигнорирует или сделает вид, что его не понимает, тогда будут продолжаться подобного рода акции, будут выбивать, во-первых, фигуры из ближайшего окружения Карзая, ослабляя его еще больше, хотя дальше, кажется, уже и некуда, но тем не менее, делать из него "дневного губернатора" Кабула, а потом постепенно, если и этот намек будет проигнорирован западными элитами, возможны и какие-то более серьезные террористические удары уже по гражданам западных государств. В первую очередь, скорее всего, будут бить по европейцам, поскольку они наиболее чувствительны к людским потерям, да и собственно говоря, по сути дела, сидят на чемоданах и ждут отмашки американцев, когда уже можно, наконец, бежать из Афганистана.

Вопрос: А России стоит ожидать усиления угроз со стороны такого нестабильного Афганистана в обозримом будущем?

Андрей Грозин: В перспективе – да, потому что нынешний Афганистан – это осиное гнездо, которое американцы десять лет ворошили и оставят и нам, и всем остальным соседям Афганистана после 2014 года в наследство. Нам придется эти проблемы расхлебывать. Проблемы в значительной мере созданные иностранной военной интервенцией, а мы просто не сможем от них отгородиться. Ясно, что, конечно же, основной удар придется по ближайшим соседям Афганистана, причем по самым слабым и нестабильным, таким как Таджикистан, а в перспективе, таким как Узбекистан, Туркмения и далее – везде, поскольку у нас в Центральной Азии границы прозрачные, поскольку мы с тем же Казахстаном строим единое экономическое пространство. Ясно, что эти проблемы постепенно будут транслироваться далее на север.

Я не склонен думать, что после того, как Карзая выкинут из президентских апартаментов, а в том, что это случится, я почти не сомневаюсь, они сразу же соберут свои отряды и побегут на север устанавливать там власть шариата.

Это слишком примитивно, да им будет и не до этого. Они будут заниматься увлекательным делом дележа доставшегося им наследства, борьбой за власть и т.д. и т.п., т.е. будет повторение того, что мы могли наблюдать на территории Афганистана после того, как оттуда ушел ограниченный контингент советских войск. Но тогда Наджибулле (Мохаммад Наджибула, 2-й президент Афганистана с1986 по 1992 годы, казнен талибами в 1996 году, – прим. Накануне.RU) удалось продержаться почти три года, причем на сугубо внутренних ресурсах, без поддержки от прежних покровителей – Советскому Союзу было не до Наджибуллы.

Вопрос: Но ведь сейчас складывается иная ситуация, чем в 1989 году, насколько сильно Хамид Карзай зависит от американских денег?

Андрей Грозин: Да, у Карзая так не получится просто потому, что вслед за сокращением западного контингента последует и сокращение финансовых вливаний со стороны США. Тут тоже надо понимать – он ведь полностью не уйдет из Афганистана, американцы осуществляют многомиллионные – на десятки и на сотни миллионов долларов инвестиции в строение военных объектов на афганской территории, и это происходит сейчас.

Сейчас ведь Афганистан стал мировым лидером по потреблению цемента, он закупает его гигантскими количествами. Для чего? Для того, чтобы строить громадные, в том числе и подземные, военные объекты в Баграме, в Мазари-Шарифе, в Кабуле, в Кандагаре, в Герате т.д. Американцы оттуда полностью не уйдут, но очень серьезно сократят свое военное присутствие.

Они запрутся на своих базах, будут осуществлять дистанционный контроль за ситуацией, использовать те же беспилотники, использовать спецназ, очевидно, попытаются поддержать нынешнее центральное правительство, а может и не будут этого делать, поскольку тональность западных СМИ относительно Карзая за последний год изменилась на, как Вы знаете, совершенно негативную. Все говорят о том, что он коррумпирован, что он неэффективен, что без него было бы лучше. Его скорее всего сдадут, будет создано некое новое правительство, в котором талибы, используя свою нынешнюю тактику, займут какие-то позиции, которые они постепенно превратят в доминирующие, но Запад, очевидно, будет стараться договориться с тем, кто бы там ни появился. Купить лояльность тех же новых властей, чтобы сохранить, во-первых, свое геополитическое присутствие в районе, во-вторых, чтобы иметь возможность, что называется, держать руку на пульсе событий, и если ситуация пойдет по совсем уже неконтролируемому пути, причем не обязательно в Афганистане, но и в Пакистане, например, или в Иране, тогда можно было бы вмешаться.

Вопрос: И все-таки, какова будет роль американских военных объектов?

Андрей Грозин: Военные объекты, по большому счету, строятся как база "подскока", как пункты, на которых в короткий срок можно бросить значительные воинские контингенты, как логистические узлы в общем. То есть они строятся, по большому счету, на будущее, на случай необходимости быстро нарастить контингент на этой территории. Точно так же как, скажем, база в киргизском Манасе. Да, она играет определенную роль в перевалке личного состава в Афганистан, она участвует в перевозке некоторых категорий грузов, которые по земле везти затруднительно или нежелательно, с точки зрения соображений безопасности. Но в значительной мере она играет роль такого потенциального пункта, опираясь на который можно быстро перебросить значительный воинский контингент. То же самое будет и в Афганистане. Американцы полностью не уйдут, но сократят свое присутствие. Ясно, что это сокращение предполагает серьезное снижение финансовых потоков, которые идут в Афганистан. Причем, как действующей официальной элите они попадают, так и к контрэлите, региональным лидерам, которые подчиняются Кабулу только официально. Меньше войск – меньше денег, это стандартная ситуация. Меньше денег будет оставаться и у стран - транзитеров, через которые идет поток грузов, это касается и Пакистана, это касается и стран Центральной Азии. Так называемый северный транзит той же бедной Киргизии приносит весьма и весьма неплохие деньги. По таджикским или киргизским меркам несколько десятков миллионов долларов в год – это большие деньги.

Вопрос: А какие потери, кроме финансовых, могут быть у этих стран?

Андрей Грозин: Кроме этого, сократится и то толерантное отношение, которое Запад – Евросоюз и Вашингтон, демонстрируют по отношению к странам региона, которые сейчас важны для них именно с точки зрения транзита. То есть на художества Каримова (Ислам Каримов, президент Узбекистана, – прим. Накануне.RU)или Бердымухаммедова (Гурбангулы Бердымухаммедов, президент Туркменистана, – прим. Накануне.RU) закрывают глаза, именно из соображений прагматического свойства. А если отпадет необходимость в масштабном транзите, тогда, естественно, в повестку дня встанет пересмотр политических подходов США к режиму и в Пакистане и в Узбекистане и во всей Центральной Азии. Может измениться и ситуация по отношению к Ирану, еще более ужесточится, естественно.

Может быть достаточно многовариантная ситуация, которая заставляет элиты стран, граничащих с Афганистаном нервничать еще и потому, что не совсем понятно чего ждать после ухода американцев и их партнеров из Афганистана с точки зрения политических отношений. Потому что у всех на виду, кроме всего прочего, ситуация с теми режимами, которые в странах Магриба или на Ближнем Востоке всегда считались проамериканскими, и вдруг, в одночасье перестали таковыми быть: Египет, естественно, в первую очередь, Тунис, Йемен. На повестке дня возможный пересмотр подходов к Саудовской Аравии, к Эмиратам и т.д. и т.п. Эта неопределенность, которая с выходом, с сокращением, точнее говоря, иностранных контингентов в Афганистане станет еще более серьезной, еще более тревожащей, уже сейчас порождает среди центральноазиатских элит именно такой элемент неустойчивости.

Никто не знает, как будет меняться ситуация в Афганистане, как долго сумеет продержаться Карзай и сумеет ли вообще, что начнут делать талибы, погрязнут ли они во внутренней гражданской войне, как это было в пору, когда полевые командиры после ухода советских войск сначала устанавливали власть в провинции, потом сражались за Кабул, превратив город в руины, потом появились талибы, как объединяющая сила, и всех командиров постепенно, что называется, прижали к ногтю. В общем-то не совсем понятно, будет ли повторение этого процесса в Афганистане, естественно, на новом витке историческом, с новыми особенностями, с американским присутствием на базах афганских и т.д., либо ситуация пойдет по какому-то другому пути. Условно говоря, то, что говорит сейчас Обама о выводе войск, может быть, как многие считают в Центральной Азии, просто рекламным трюком накануне президентских выборов, а на самом деле оттуда выведут небольшой контингент, условно говоря, тысяч 30, которые в прошлом году ввели и на этом ситуация застабилизируется.

Ясно, что европейцы постараются вообще свести к нулю свое присутствие в Афганистане, так же точно, как это было в Ираке. Американцы, очевидно, просто-напросто этого делать не будут, исходя из геополитических соображений, исходя из соображений материальной выгоды, потому что вбухать за 10 лет почти 1 трлн долларов, а потом все бросить и уйти, ну это наверное было бы по меньшей мере неразумно, нерационально. Американцы скорее всего останутся, такого бегства как из Вьетнама пока не предвидится.

Вопрос: Что будет происходить в лагере талибов, будет ли пытаться влиять на это Запад?

Андрей Грозин: Удастся ли талибов поделить Западу на конструктивных и неконструктивных, ввести конструктивных во власть, купить их и интегрировать их в эту власть, а неконструктивных и дальше подавлять силовым образом, трудно сказать. В Афганистане вообще переход от конструктивности к неконструктивности осуществляется "на раз", а каким-то обещаниям в политике на будущее давно никто не верит. Тот же Хекматияр, например, тот же Хаккани, который сейчас еще по многим параметрам более радикален в отношении иностранного военного присутствия, чем самые радикальные талибы, они ведь тоже были, как тот же ас-Садр (Муктада ас-Садр, один из лидеров мусульман шиитов Ирака, экс-предводитель организации "Армия Махди", – прим. Накануне.RU) в Ираке, то неконструктивными, то конструктивными, в зависимости, видимо, от траншей, которые им поступали. Ясно, что вот этот элемент неопределенности – сегодня одна позиция. Завтра деньги кончились, нужно получить с Запада еще на поддержание мира и стабильности, сразу начинаются теракты, начинается давление, горят бензовозы. После того, как приходят деньги, военная активность затухает на какое-то время до того, как опять деньги не кончатся.

То есть вот эти постоянные афганские качели, это болото, в которое американцы сами, по собственной воле влезли, очень долго еще будет создавать проблемы и самим американцам, но им проще, они, в конце концов, могут списать все свои расходы в сгоревшие непроизводственные расходы, собрать вещи и уйти, хотя сам по себе этот технический процесс очень долгий. Нужно ведь большой контингент вывести, материальную базу этого контингента – это год, а может быть и два. Но тем не менее, такой выход у европейцев и американцев есть. А соседи от Афганистана никуда переехать не смогут и рано или поздно и ОДКБ, и Шанхайская организация сотрудничества, и Организация исламского сотрудничества должны эти вопросы решать, потому что без участия ближайших соседей навести элементарный порядок в Афганистане, исходя из истории последнего десятилетия, совершенно невозможно. Ни силой оружия, ни деньгами тому же Западу решить афганский вопрос не удалось. Значит, очевидно, нужны какие-то другие подходы.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Миротворец Мирзиеев

Миротворец Мирзиеев 

Чем дольше будут конкурировать Бишкек и Астана, тем сложнее балансировать Москве

Чем дольше будут конкурировать Бишкек и Астана, тем сложнее балансировать Москве 

Грозин: Ташкент не делает ставку на конкретных персоналий в Бишкеке

Ташкент в отношениях с Бишкеком занял прагматичную позицию и стремится развивать двустороннее сотрудничество, связывая себя со страной, а не с отдельными представителями политической элиты, считает заведующий отделом Центральной Азии Института стран СНГ Андрей Грозин 

Атамбаев разругался с Назарбаевым

России придется мирить своих союзников в Центральной Азии 

«Экстремисты могут воспользоваться проседанием политических систем»

У центральноазиатских государств нет понимания нависшей экстремисткой угрозы» … 

Киргизия ратифицировала закон о границе с Узбекистаном

Владимир Жарихин: водные ресурсы - главная проблема взаимоотношений между странами ЦА

Основной проблемой во взаимоотношениях между странами Центральной Азии является вопрос водных ресурсов, считает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин 

Притяжение Ташкента: зачем Мирзиёев ездит по странам ЦА

Притяжение Ташкента: зачем Мирзиёев ездит по странам ЦА

Назарбаев: у Казахстана сегодня есть все условия для эффективного сотрудничества с Узбекистаном и Туркменистаном

Реформы в Узбекистане: куда приведет внутренняя политика Мирзиёева

Реформы в Узбекистане: куда приведет внутренняя политика Мирзиёева 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.