Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
18.10.2017
14:03:06
В ЕС решили платить Молдове за ужесточения контроля на границе с Приднестровьем далее »
13:05:41
Главы МИД России и Киргизии обсудили ситуацию в Центральной Азии далее »
11:37:11
Нидерланды получили от Грузии ракету «Бук» для расследования по MH17 далее »
11:15:43
В Ростовской области задержали участника организации "Правый сектор" далее »
11:13:30
В центре Киева, где разбит палаточный городок, усилили меры безопасности далее »
11:10:32
За "красный диплом" иностранцы упрощенно получат гражданство РФ далее »
17.10.2017
12:53:11
Баку и Ереван договорились активизировать переговоры по Карабаху далее »
12:48:31
Треть латвийцев выступают против перевода русских школ на латышский язык обучения далее »
12:46:27
Пушков: позиция ЕС ведет конфликт в Донбассе к заморозке далее »
12:41:44
Киргизия обратилась в ВТО в связи с ситуацией на границе с Казахстаном далее »

Мультимедийный круглый стол "США: новая стратегия в отношении Ирана" далее »

Украинство было утверждено путем насилия и геноцида - Кирилл Фролов далее »

Ответ России. Время покажет. Выпуск от 12.10.2017 далее »

Украина: борьба с прошлым. Время покажет. Выпуск от 10.10.2017 далее »

Большой Сочи. Саммит СНГ (комментирует Иван Скориков) далее »

Россия на Востоке. Время покажет. Выпуск от 09.10.2017 далее »

60 минут. Трамп на пороге Третьей мировой. От 09.10.17 далее »

Рубрика / Экономика

Белорусская экономика в кризисе. Есть ли выход?


07.06.2011 14:58:13
Белоруссия является важным звеном Таможенного союза и создаваемого Единого экономического пространства. В связи с этим экономическое самочувствие республики способно непосредственно влиять на полноценное функционирование в будущем этих интеграционных объединений. О том, как обстоят дела в экономике Республики Беларусь, «Материк» беседует с белорусским экономистом Сергеем Шиптенко:

- Белоруссию поразил серьезный валютный и в целом экономический кризис. Причем нельзя сказать, что власти бездействуют. Насколько меры, принимаемые руководством республики, способствуют его преодолению?

- Расширение коридора колебаний курса белорусского рубля к корзине валют было актуальным до весны. Теперь же следует в самое ближайшее время (не позднее июня) провести еще одну девальвацию. Установленный с 24 мая официальный курс был определен непонятным образом даже для экспертов МВФ, к которым белорусские СМИ обратились за комментариями. Видимо, новый курс отражал психологическую проблему руководства Республики Беларусь, являлся политическим жестом, но не свидетельствовал о готовности решать проблему финансового кризиса.

Следует привести официальный курс национальной валюты в соответствие с ее рыночной стоимостью. В этом поможет возобновление торгов на межбанковском рынке, проведение торгов без административных ограничений. Если установится соответствующий курс, то не потребуются валютные интервенции нацбанка. Сейчас же необходимо пересмотреть госбюджет и госрасходы. Самое время приступить к дебюрократизации. Сокращение госаппарата снизит бюджетные расходы на его содержание и даст импульс самореализации граждан, даст глоток свободы частному предпринимательству в условиях зарегулированной экономики. То есть экономическая либерализация начнется с дебюрократизации. Печально то, что для осуществления этих провозглашенных Лукашенко еще несколько лет назад идей понадобилось довести экономическое положение до кризиса.

В период недавней паники на потребительском рынке многие товары были приобретены в кредит. К осени те, кто рассчитал свои доходы без учета инфляции, а также безработные не смогут выплачивать кредиты. Застройщики уже столкнулись с проблемой спада спроса на квартиры в новостройках и офисные помещения, а арендодатели снизили ставки аренды офисных и жилых помещений.

Если правительство не решится на серьезные преобразования, не проведет приватизацию хотя бы части госсектора, то к концу года финансовый кризис полностью парализует банковскую систему, и как минимум треть промышленных предприятий прекратит работу. В связи с этим резко вырастут потребности бюджетных расходов на социальные выплаты безработным, полностью дестабилизируется социальная обстановка, обострится криминогенная обстановка. Пока еще есть время избежать самого отрицательного сценария.

Однако существенного улучшения социально-экономической ситуации в Белоруссии в 2011 году не будет, даже если будут сделаны болезненные, но быстрые шаги в правильном направлении. Масштабные реформы, если они начнутся прямо сейчас, дадут положительный эффект не ранее конца следующего года.

- Какие отрасли белорусского народного хозяйства оказались наиболее уязвимыми для экономических неурядиц?

- Под ударом кризиса находятся прежде всего предприятия реального сектора экономики. Остановка производства на крупных промышленных предприятиях не только отразится на доходной части бюджета, но и выплеснет огромную массу безработных. Часть квалифицированных кадров навсегда будет потеряна для белорусской экономики. Уже сейчас целые эшелоны гастарбайтеров прибывают на Белорусский вокзал Москвы. Часть безработных пополнит ряды криминалитета. Восстановить кадровый потенциал белорусской индустрии будет чрезвычайно сложно.

Белорусская экономика не только ориентирована на экспорт, но и весьма импортоемка. Поэтому главный удар пришелся по тем предприятиям, которые были наиболее зависимы от импорта. Это предприятия машиностроения, производители бытовой техники и электроники, фармацевтические предприятия. К примеру, в белорусских телевизорах доля импортных комплектующих доходит до 90 процентов, белорусские холодильники и стиральные машины на 2/3 состоят из импортных узлов и деталей. Даже если в них металлическая, резиновая или пластиковая деталь изготовлена в Белоруссии – она изготовлена из российского металла, российского газа, российской нефти. Таким образом, проблемы работы белорусских импортеров – это проблемы не только продавцов импортной бытовой техники или заморских фруктов, но всей белорусской экономики, всех ее отраслей.

- В последние недели в Республике Беларусь имел место ажиотажный спрос в первую очередь на товары первой необходимости. Как это отражается на текущем положении экономики?

- Пока от потребительского ажиотажа выигрывает сфера услуг, причем не вся. Предприятия торговли переживают бум продаж, их оборот за I квартал 2011 года существенно вырос к уровню прошлого года. У многих магазинов – как продовольственных, так и торгующих промтоварами, объемы продаж выросли кратно. Например, в одной из минских сетей продмагов с начала года ежемесячно объем реализации вырастал на 15-35 процентов. Но уже сейчас наблюдается сокращение платежеспособного спроса. Об этом однозначно говорит состояние рынка недвижимости.

Сокращение потребительского спроса связано с тем, что граждане «конвертировали» стремительно обесценивающуюся национальную валюту в иностранную валюту, а когда это стало невозможным – стали вкладывать «зайчиков» в импортные товары долговременного пользования, бытовую технику отечественного производства, наконец – в продукты питания.

Ажиотажный спрос белорусских граждан на соль, сахар, мясные продукты был обоснован и вполне рационален. Все прекрасно понимали: стоимость национальной валюты упала, ее на руках у населения – огромное количество и никто не намерен, будучи в здравом уме, ждать, пока инфляция превратит холодильник в коробок спичек. Инфляция и рост цен – взаимосвязанные явления и люди, пережившие галопирующую инфляцию 1990-х, это понимали на уровне житейской мудрости, без всяких учебников по политэкономии (которых, кстати, в Белоруссии нет).

Поэтому, когда Александр Лукашенко, вернувшись из Астаны, заявил, что рост цен запределен и расти им больше некуда, что ему в Казахстане было стыдно за белорусский народ, сметающий всё с прилавков, в т.ч. сахар килограммами – все поняли, что надо идти в магазин за сахаром. Но к вечеру того же дня (27 мая) сахар с прилавков исчез, т.к. накануне правительство приняло решение повысить на него цены. И утром 28 мая сахар был вывезен на прилавки с новым ценником: 5000 бел. рублей против 3600 накануне вечером. Соль подорожала в 2 раза, чему оснований нет никаких – при двух крупнейших месторождениях с запасом (при нынешних объемах добычи) на пару сотен лет и копеечной себестоимостью производства. Таким образом ажиотажный спрос имел вполне рациональную основу.

Подорожали практически все продукты питания. Импортные фрукты – в 2-4 раза, морская рыба, мясомолочная продукция. Выросла в цене белорусская речная рыба, производимая на госпредприятиях сметана, сыры, хлеб и т.д. Белорусские продукты «эконом-класса» подорожали не столь существенно, но факт очевиден. Тем более он ощутим для большинства граждан, получающих пенсии и зарплаты в белорусских рублях.

Жизнь пенсионеров стала особенно тяжелой – значительная часть их бюджета тратится на лекарства. Импортные уже подорожали примерно на четверть, белорусский госконцерн «Белбиофарм» в конце мая внес в Минэкономики предложение о повышении цен на продукцию своих предприятий, т.к. основное сырье закупается за иностранную валюту, а девальвация белорусского рубля превысила 60 процентов. Таким образом, рост цен на широкий перечень белорусских медпрепаратов обещает быть резким и существенным – примерно на 2/3.

Обратим внимание на то, что импортеры нефти, нефтепродуктов, газа и медикаментов приобретали иностранную валюту на Белорусской валютно-фондовой бирже по официальному курсу, который в 2 с лишним раза был ниже того курса, который сформировался на межбанковском рынке и «черном» рынке наличной иностранной валюты.

- Довольно широко распространено мнение, что существующая в Республике Беларусь социально-экономическая модель при всех ее недостатках исключает такое уродливое явление, как коррупция. Насколько это утверждение соответствует действительности?

- Зарегулированность экономической жизни в Белоруссии – проблема, которую власти признают, но не готовы ее решать. Бюрократизм стимулирует коррупцию, которая уничтожает деловую активность, снижает положительный результат любых преобразований.

Сложно отрицать наличие коррупции в странах Евросоюза, США, развитых странах Азии. Вход на рынок Франции или Германии совсем не прост, там тоже практикуют «откаты» в торговых сетях, там тоже периодически расследуются коррупционные дела, связанные с госзакупками. и т.п. Но в отличие от западноевропейских стран в Белоруссии «откатинг» стал основным правилом маркетинга. Данный факт говорит о том, что либо система порочна изначально, либо требует серьезной корректировки.

Необходимо бороться с причинами кризиса, а не с его последствиями, создавать такие условия хозяйствования, при которых не возникает потребности ни в финкомпаниях («финках», «прачечных»), ни в «черном рынке», ни в «серых схемах». Данные явления всегда были и будут, коррупция неизживаема – можно лишь уменьшить ее размеры, но для этого следует устранить базисные условия для возникновения подобного рода явлений. В идеале следует устранить государство – тогда автоматически исчезает бюрократизм, связанная с ним коррупция и т.д., но (как и в случае с демократией в известном афоризме Черчилля) пока не изобретено более совершенной формы социальной организации.

- В условиях экономических неурядиц было бы разумным расширить возможности для частной экономической инициативы. Как обстоят дела в этом вопросе?

- Кризис не заставил власти Белоруссии раскрепостить деловую активность, осуществить давно заявленную либерализацию (в конце 2010 года Лукашенко даже подписал соответствующий декрет). Наоборот: республика перешла в режим «ручного управления». Административный ресурс абсолютизируется.

Например, местные власти постоянно проводят совещания с торговыми организациями и доводят им планы по замещению импортной продукции белорусской, по снижению торговых надбавок (что якобы снизит цену в рознице, а на самом деле умножит посредников), по ассортименту… 27 мая Лукашенко призвал «поставить всех на военные рельсы» и «жесточайшим образом пресекать» рост цен.

- Сможет ли в этих условиях руководство РБ получить необходимое количество внешних займов?

- Официальный Минск сильно ограничен в возможностях получения поддержки извне в силу причин политического характера. Политическая полуизоляция дает о себе знать. К примеру, 25 мая Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) распространил заявление, в котором отказался от сотрудничества с официальным Минском «в любом виде». Ранее с ЕБРР были достигнуты договоренности о вложениях в энергетику и транспортную систему Белоруссии.

Ежегодная потребность Белоруссии во внешних капиталовложениях оценивается независимыми экспертами на уровне 8-12 млрд. долл. в год (6,5 долл.– по расчетам госэкспертов). Поэтому 3 млрд. долл. от ЕврАзЭС никак не могут помочь белорусской финансовой системе, которая находится в крайне тяжелом, можно сказать, критическом состоянии.

МВФ также просто так не даст денег. То, что к МВФ обратились в последнюю очередь, после унизительных переговоров с Кудриным – показательно. Полагаю, что условия кредитования Белоруссии со стороны двух фондов не будут принципиально отличаться. Важнейшим условием выделения кредитных ресурсов как со стороны ЕврАзЭС, так и со стороны МВФ является приватизация госсобственности. Т.е. речь идет об уменьшении госсектора, с которым, по мнению экспертов фондов, белорусские чиновники не то чтобы управляются неэффективно (хотя и не без этого), но само наличие огромного госсектора создает различные перекосы в экономике, сдерживает развитие конкуренции. Нельзя ведь всерьез утверждать, что государство в той же степени будет благосклонным к частным предприятиям, что и к государственным. Поэтому конкуренция в формально «многоукладной» белорусской экономике выглядит, как игра в одни ворота, где на стороне госпредприятий играет огромный бюрократический аппарат. И если на внутреннем рынке таким образом можно обеспечивать административными методами искусственные конкурентные преимущества госпредприятиям, то на внешнем рынке белорусские помидоры или телевизоры вчистую проигрывают схватку.

Однако на этот раз процесс получения кредитов МВФ будет жестче¸ чем в прошлый раз. В принципе, фонд может подыграть странам Запада, завлекая Лукашенко, предоставив кредиты на более выгодных условиях, чем Россия (ЕврАзЭС). Однако не вижу оснований считать, что Александра Лукашенко будут таким образом спасать – наоборот, Запад сделает всё для того, чтобы вместо Лукашенко пришел к власти прозападный лидер, а для этого необходимо свергнуть Лукашенко. И если для этого понадобится усилить кризис в Белоруссии, довести ситуацию до тотального кризиса и даже гражданской смуты, то это будет сделано.

Важно обратить внимание на то, что ЕврАзЭС поставил вопрос не только о собственно приватизации белорусского госсектора, но об открытой приватизации. Она должна проходить гласно, честно, на реально конкурентной основе.

По итогам заседания в Киеве Кудрин заявил, что стабкредит в 3 млрд. долл. белорусская сторона получит в течение трех лет. Причем в 2011 году помощь будет выделена двумя частями: 800 млн. – до середины июня, 440 млн. – до конца текущего года, еще 0,8 млрд. – в 2012 году и 1 млрд. – в 2013 году. Кудрин еще раз напомнил о том, что важнейшим условием выделения кредита является приватизация белорусских госпредприятий – судя по всему, белорусская сторона согласилась с этим условием.

Как отметил российский вице-премьер, в течение трех лет Белоруссия должна приватизировать госимущества на 7,5 млрд. долл., т.е. по 2,5 млрд. в год. Перевод отношений с формата межправительственных белорусско-российских соглашений в формат Минск-ЕврАзЭС, а также не разовая помощь, а по частям говорит о том, что официальному Минску в Москве по-прежнему не доверяют. Если власти Белоруссии будут нарушать взятые на себя обязательства – очередной порции кредита они не получат. Также снимаются возможные обвинения российской стороны в том, что она выкручивает руки союзнику, попавшему в тяжелую ситуацию в процессе построения лучшей, чем в РФ, экономической модели. Фонд ЕврАзЭС не претендует на белорусские госпредприятия.

Правда, объем кредита не удовлетворяет официальный Минск, но раз глава белорусского правительства заявил, что МВФ предоставляет больше денег и на лучших условиях – то ни Кудрин, ни ЕврАзЭС не считают себя вправе удерживать власти Белоруссии от сотрудничества с МВФ. Кстати, свое заявление Мясникович сделал еще до обсуждения с МВФ условий выделения кредита. Обращает на себя внимание и то, что «разбежка» в объеме запрашиваемых белорусской стороной денег у МВФ существенна: от 3,5 до 8 млрд. долл.

- 3 июня был обнародован «План действий правительства Республики Беларусь по обеспечению сбалансированного развития экономики в условиях изменения официального курса белорусского рубля». Насколько данная программа будет способствовать преодолению кризиса в белорусской экономике?

План был утвержден 25 мая, и сразу вокруг него была создана (непонятно зачем) завеса секретности. В частности заместитель министра экономики РБ Андрей Тур заявил, что план не подлежит оглашению. В связи с чем возникли сомнения: а существует ли план в действительности и насколько серьезно проработан документ? Почему, наконец, народ не имеет права знать о том, что планируют делать власти в ближайшее время (включая непопулярные меры)?

И когда «план» появился, то опасения в значительной степени подтвердились: запланирован рост тарифов ЖКХ, акцизов (бензин, алкоголь, табак) и т.д. – т.е. рост цен продолжится, плохое госуправление оплатит налогоплательщик.

Многие меры вообще вызывают удивление. Например, совершенно непонятно, зачем разрешили продавцам автомобилей торговать не за белорусские рубли, а за иностранную валюту – ведь еще год назад власти пафосно боролись за «дедолларизацию» белорусской экономики (и правильно, кстати, делали).

Совершенно непонятно, как правительство намерено выполнять обозначенный в плане пункт о создании новых рабочих мест, как оно собирается их создавать и что конкретно будет делаться для повышения производительности труда и т.д.

Важнейшие вопросы остались без ответов. То есть так называемый «антикризисный план» белорусского правительства оказался в значительной мере всего лишь декларацией о намерениях.

Но положительным является сам факт опубликования данного плана – при всех его недостатках. Ведь паника на потребительском рынке могла получить новый толчок, если бы власти продолжили нагнетать таинственность вокруг «антикризисных мер».

Неизвестность пугает граждан, молчание со стороны властей наводит на подозрения о чем-то нехорошем, замышляемом где-то там «наверху». Хорош предложенный правительством план или плох – важно то, что он есть как таковой. Значит, можно этот документ обсуждать, критиковать, предлагать что-то изменить или усовершенствовать в нем, дополнить документ, предложить ему альтернативу. В конечном итоге дискуссия вокруг мер, предлагаемых правительством на пути выхода из кризиса, пойдет на пользу всем – и правительству, и гражданам. Важным представляется уже сейчас задуматься над тем, как Белоруссия оказалась в данной кризисной ситуации и ради чего белорусы должны пойти на определенные лишения сегодня и завтра.

Отдел Белоруссии Института стран СНГ

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.