Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Церковный раскол на Украине

Церковный раскол на Украине  далее »
23.10.2018
15:34:03
Песков: Россия может ответить на санкции Украины зеркальными мерами далее »
15:23:02
Патриарх Варфоломей заявил, что не уступит в вопросе автокефалии на Украине далее »
15:22:16
Страны ЕАЭС обсудят увеличение доли расчетов в национальных валютах далее »
15:21:21
В Ереване открылся Международный форум евразийского партнерства далее »
22.10.2018
18:06:00
Молдова не будет подавать заявку на вступление в ЕС в период председательства Румынии в ЕС далее »
18:02:55
Путин поручил подготовить ответ на антироссийские санкции Украины далее »
13:03:56
В Уфе отметят юбилей ЦДУМ России и духовного лидера российских мусульман далее »
12:20:41
Москва расценит любое военное нападение на Беларусь как нападение на Россию далее »
19.10.2018
14:15:40
В парламенте Армении пояснили, когда состоятся выборы нового премьер-министра далее »
14:13:34
Узбекистан и РФ подписали соглашения на 27 миллиардов долларов далее »

Церковный раскол на Украине. Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым от 21.10.2018 далее »

Грозин рассказал, как Узбекистан станет энергетическим лидером ЦА далее »

Украина отреагировала на предложение Госдумы признать ДНР и ЛНР. 60 минут. Эфир от 19.10.2018 далее »

Презентация книги "Русское триединство: Руководство по просвещению змагаров". далее »

Владимир Путин на заседании клуба «Валдай». Время покажет. Выпуск от 18.10.2018 далее »

Особое место Польши на карте современной Европы далее »

Константин Затулин подключился к решению проблемы ветерана труда далее »

Рубрика / Политика

«Мягкая сила» по-румынски: эволюция политического поля Молдовы в условиях независимости


02.06.2011 14:32:20
Даже беглый взгляд на политические процессы, происходящие в Молдове последние 20 лет, позволяет говорить о том, что Россия и Украина теряют свое влияние в регионе, последовательно и без сопротивления уступая лидерство в этой части Европы сателлиту США и Евросоюза Румынии. Но насколько этот процесс необратим?

На рубеже 80-х и 90-х годов ХХ в Молдавии была проведена реставрация румынизма. Молдаванам попытались навязать румынское национальное и государственное сознание, подавить их историческую память и культурную самобытность, в целом изменить геополитическую ориентацию молдавского общества. Люди других национальностей были объявлены национальными меньшинствами. Русский язык был законодательно исключен из сферы делопроизводства. В государственном аппарате, а также в выгодных и престижных сферах деятельности были проведены кадровые чистки. К руководящим постам были допущены только лица, исповедующие идеологию румынизма, т.е. противники молдавской самобытности и унионисты, сторонники объединения Молдовы и Румынии. Поскольку уровень профессионализма подавляющего большинства новых аппаратчиков был неудовлетворительным, идеология румынизма в ее крайней форме стала их главным аргументом в борьбе за сохранение захваченных статусных позиций и условием дальнейшего карьерного роста.

Эта политика привела к расколу Молдавской ССР на два взаимно независимых государства, - Республику Молдова, в которой был установлен этнократический режим, и Приднестровскую Молдавскую Республику, в которой государственность строилась на ценностях интернационализма. А также к появлению Гагаузской автономии. Следует подчеркнуть, в Республике Молдова сложилась уникальная для постсоветского пространства ситуация - это был националистический режим, выступавший за упразднение национальной государственности в пользу соседней недружественной страны.

Деструктивный характер политики, которую проводили националисты в период нахождения у власти, был очевиден. Неудачная и крайне непопулярная война в Приднестровье, резкое ухудшение социально-экономической ситуации в республике, испорченные отношения с Россией и сближение с Румынией, не принесшее практических результатов, казалось навсегда испортили имидж праворадикальных партий. Политика насилия вызывала возмущение меньшинств и недовольство большинства молдаван. Поэтому на парламентских выборах 1994 победу одержали центристы и левые силы. Они отменили предусмотренную указом президента М.И.Снегура аттестацию служащих на знание государственного языка, т.е. новую волну кадровой чистки, попытались вернуть в программы учебных заведений курс «история Молдавии» вместо навязанного унионистами курса «история румын». Но они не стали вычищать властные структуры по идеологическому принципу, как это было сделано их предшественниками. Вместо этого они принялись исправлять ошибки радикалов в социально-экономической и политической сферах. Им удалось приостановить развал промышленного производства и, осуществляя нажим на президентов Снегура и Лучинского, начать продуктивный переговорный процесс с Приднестровьем. Достаточно отметить, что главный документ переговорного процесса – Московский меморандум 1997 года, – был подписан именно в этот период. В этом документе, депонированном ОБСЕ, Приднестровье впервые упоминается как субъект международного права.

Добиться главного - трансформировать структуру государственной власти, центристам и левым не удалось. Система государственного монолингвизма была сохранена. Прорумынские кадры, получившие монополию на власть в 1990-1991 гг., смогли ее удержать. В результате следующие парламентские выборы стали реваншем румынистов. На выборах 1998 года им в совокупности удалось заполучить порядка 40% мест в парламенте. По оценкам информированных источников такой результат стал возможен благодаря новым для Молдовы технологиям манипулирования избирательным процессом, в том числе и тому факту, что во главе территориальных избирательных комиссий находились сторонники правых.

Возвращение национал-радикалов в парламент в 1998 году было неудачным. Для населения новая конфигурация власти стала ассоциироваться с дефолтом. Экономическая депрессия сопровождалась интенсивным политическим кризисом. В правом лагере шла борьба за лидерство, на левом фланге политического поля Партии коммунистов удалось установить свою монополию. Но и левых, и правых в парламенте объединяла борьба с президентом-центристом Лучинским. На этой почве в 1999-2000 гг. оформился негласный союз коммунистов во главе с Ворониным и унионистов. Этот союз удался – в результате проведенной конституционной реформы Лучинский был отодвинут от власти.

Но ориентированные на Румынию силы снова оказались в проигрыше, на выборах 2001 года победу одержали коммунисты. Им удалось заполучить конституционное большинство в парламенте. Характерны победные предвыборные лозунги коммунистов: вхождение в Союз России и Белоруссии, придание русскому языку статуса государственного, урегулирование приднестровской проблемы.

Но ни одно из этих обещаний выполнено не было. Напротив, отношения с Россией ухудшились вплоть до состояния торговой войны и объявления российских миротворцев «оккупантами». Русский язык остается в Молдове официальным языком только де-факто, его статус «языка межнационального общения», упомянутый в Законе «О функционированиии языков…», не подкреплен другими законодательными актами или правительственными программами. Русские, украинцы, гагаузы, болгары, евреи, другие национальности, издавна живущие на этой земле и считающие ее своей Родиной, лишились в обозримой перспективе обрести равноправный статус в государстве. До сих пор гражданам нетитульной национальности доступ во властные структуры Молдовы закрыт. Была похоронена возможность создания с Приднестровьем «общего государства», концепция которого сложилась еще в 1996 году. Еще одним результатом 8-летнего периода нахождения коммунистов у власти стала дискредитация левых сил как таковых, была исключена возможность формирования в Молдове политически стабильного многонационального государства, способного существовать независимо от Румынии.

Относительно длительный период нахождения у власти коммунистов также не повлек изменений в характере государственности Молдовы. Кадры, ориентированные на Румынию по прежнему пронизывали государственный аппарат и общественнозначимые сферы деятельности. Тем более явным было несоответсвие между правящей партией, ее лозунгами и направлением развития Молдовы. Чтобы сохранить власть ПКРМ пришлось отказаться от пророссийского курса и объявить евроинтеграцию стратегическим направлением внешней политики. Однако Евросоюз в принципе не может принять в свои ряды страну, в которой у власти находятся коммунисты, даже если "коммунизм" используется только в качестве узнаваемого для избирателей бренда. Для тех жителей Молдовы, которые желали быстрее увидеть свою страну в Евросоюзе, ПКРМ была очевидным тормозом на этом пути. Социальная база правых радикалов в эти годы укрепилась.

Погромы 2009 года и оттеснение коммунистов от власти представляют собой начало очередной политической инсценировки, целью которой является окончательное переформатирование структуры политической власти под нужды прорумынских элементов. Политического центра в стране нет со времен Лучинского, левый фланг, безраздельно оккупированный коммунистами, дискредитирован и стремительно теряет влияние. Рождающаяся новая политическая система – это нынешний Альянс «За европейскую интеграцию». В нем есть свой правый фланг – партия радикала-румыниста Гимпу, центр – либерал-демократы Филата и левые – социал-демократы Лупу. ПКРМ - пока еще необходимый элемент этой системы. Как костыль поддерживает инвалида, ПКРМ позволяет нынешней системе существовать, блокируя инициативу и доступ во власть представителям той части населения, которое ориентируется на Россию. Можно предполагать, что видимость политической нестабильности в Молдове будет сохраняться до тех пор, пока коммунисты окончательно не утратят властных амбиций. После этого в обществе будет достигнут консенсус и по европейской интеграции, и по отношению к России. Развитие событий по этому сценарию неизбежно ведет Молдову к поглощению Румынией.

Однако социальная и экономическая политика нынешних правых несостоятельна и провоцирует протест. В случае своего краха ПКРМ будет незамедлительно замещена другим левым политическим формированием. В политических кругах Кишинева существует понимание неизбежности такого оборота событий. Кроме того, пока среди правых нет единства по вопросу об отказе от независимости Молдовы. Их недоверие к румынскому политическому классу основано на знакомстве лидеров Альянса с политическими реалиями современной Румынии. Они сознают, что в системе Румынского государства у них лично политического будущего быть не может. Управлять Молдовой они предпочитают сами, а не под контролем Бухареста.

Поэтому в создавшейся ситуации у России все еще сохраняется достаточное поле для маневра. Но для Москвы безперспективно работать с той политической системой, которая появилась 20 лет назад и претерпела только внешние косметические изменения, - это продукт, созданный румынскими агентами для реализации румынских сценариев. Если Россия стремиться защищать права своих соотечественников и укреплять свои позиции в регионе, она должна проводить системную работу в Молдове как в информационной сфере, так и в структурах гражданского общества, не полагаться на действующие инструменты, а создавать собственные.

* * *

Рассматривая политические процессы в Молдове необходимо исходить из того, что они развивались под неподсредственным влиянием Румынии. Идеология румынизма, навязываемая молдавскому обществу в качестве государственной, предполагает наличие только одной восточнороманской нации – румын, этноним «молдаване» трактуется румынистами как региональное самоназвание румын. Тот факт, что сам термин «румын» был введен в оборот как политоним только в середине XIX века, а молдавская государственность к тому времени уже имела полутысячелетнюю историю, их не смущает.

В конце 80-х годов Румыния активно включилась во внутриполитические процессы в Молдавии, она щедро спонсировала многочисленные общественные организации, часть из которых была объединена в Народный фронт Молдовы. До сих пор в исторической литературе и политической публицистике не дано внятного объяснения тому обстоятельству, что в период развала Советского Союза руководство Компартии Молдавии без сопротивления передало власть НФМ, заведомой «пятой колонне» иностранного государства, способствовав тем самым реставрации политического режима, существовавшего в Бессарабии с момента распада Российской империи до июня 1940 года. На волне националистической истерии прорумынским радикалам удалось лишить русский язык официального статуса и инициировать процесс вытеснения русских, украинцев, евреев из Молдавии.

Однако в Молдавии произошло то, что не предвидели закулисные инициаторы разрушения СССР. Русскоязычное население смогло политически самоорганизоваться и выступить в защиту своих прав. Как и везде на постсоветском пространстве, против русских в Молдавии применяли самые жестокие методы политической борьбы, вплоть до избиений и убийств. В ответ русскоговорящее население, не отвечая насилием на насилие, применяло исключительно легальные формы борьбы. Оно создало политические и другие общественные организации, провело Республиканскую политическую забастовку, принимало участие в парламентских и местных выборах. Когда стало ясно, что московское руководство самоустранилось от происходящих в республике процессов, в Приднестровье была проведена серия местных референдумов и съездов депутатов всех уровней. Результатом стало создание Приднестровской Молдавской Республики. Важно отметить, что процесс формирования Приднестровской и Гагаузской государственностей полностью укладывался в рамки действовавшего тогда советского законодательства, и был максимально демократичен.

Агрессия прорумынских националистов против Приднестровья, в полном масштабе развернутая к 1992 году, выявила и роль Румынии в конфликте. Самые кровавые военные операции, в том числе по захвату Бендер, разрабатывались с участием румынских военных специалистов. Румыния применила свою военную технику на фронте, направила в Бендеры своих военных «советников» и снайперов, а румынские наблюдатели, участвовавшие в работе международной комиссии по предотвращению огня, занимались шпионажем в пользу армии Молдовы. Все эти действия Бухареста, ставшие достоянием общественности, не только исключили возможность участия Румынии в переговорном процессе по урегулированию молдо-приднестровских отношений, но блокировали сближение Молдовы с этой страной.

После двух оккупаций Бессарабии престиж Румынии как государства и румын как нации у молдаван традиционно был невысоким. Даже если нивелировать негативный образ агрессора и оккупанта, заслуженный этой страной с 1918 по 1944 годы, то и образ социалистической Румынии не был радужным. Румыния ассоциировалась как страна с авторитарным режимом и бедным, запуганным населением. В 60-е–80-е гг. среди молдавской интеллигенции не без участия спецслужб Румынии насаждался миф о румынской духовности. Но уровень потребления в Советской Молдавии был гораздо выше. Поэтому перспектива вхождения Молдавии в Румынию после развала СССР привлекла только административные (не интеллектуальные!) верхи творческой интеллигенции, рассчитывавшей на политические дивиденды и социальные преференции, и социальных маргиналов, особенно из молодежи, мечтающих занять квартиры русских.

Вероятно, после войны 1992 года Румыния сама перестала форсировать процесс интеграции с Молдовой. С одной стороны ей необходимо было и Приднестровье - как плацдарм дальнейшего расширения границ до Южного Буга, с другой стороны в общественном мнении Молдовы, особенно во время Днестровской войны, возобладали антирумынские настроения. Румыния имеет неудачный опыт присоединения Бессарабии насильственным образом, его повторения она вероятно не желает. Поэтому после 1992 года Бухарест сменил тактику. С середины 90-х и до 2009 года Румыния продолжала осуществлять в Молдове и на Украине 10 программ работы с зарубежными румынами, не предпринимая резких движений. Бухарест довольствовался тем обстоятельством, что русский язык постепенно теряет свои позиции в политической жизни, а система образования штампует из молдавских детей новое поколение румын. Румынская сторона финансировала издание в Кишиневе, по меньшей мере, шести газет и журналов. Наращивая свое присутствие в медиа-пространстве Молдовы, Румыния открывала здесь радиостанции и телеканалы. И все же казалось, что Бухарест перестал быть явным участником политического процесса в Молдове.

Это была иллюзия. В 2002 г. под давлением ПАСЕ руководство ПКРМ было вынуждено допустить регистрацию в Молдове подчиненной Бухаресту Бессарабской митрополии. Это была легализация одного из подразделений «пятой колонны». Инициативная роль румынской дипломатии и спецслужб в проведении этой операции были очевидны, и вызвали критику в СМИ Молдовы. Но после периода напряженности В.Воронин совершил визит в Бухарест, президенты И.Илиеску и Т.Бэсеску посещали Кишинев, и в Молдове перестали воспринимать Румынию как агрессора. Но поколение, воспитанное на материалах курсов «история румын», «румынский язык» и «румынская литература», проявило свое отношение к молдавской государственности в апреле 2009-го, разгромив и разграбив здание парламента и резиденцию президента.

В последние годы мы являемся свидетелями возвращения Румынии во внутреннюю политику Молдовы. Активизировались контакты Бухареста с лидерами Альянса "За европейскую интеграцию", руководители Румынии все чаще выступают с политическими заявлениями, касающимися Молдовы, Приднестровья, российских и украинских интересов в регионе. Румынские политики все чаще высказывают свою заинтересованность в участии в урегулировании молдо-приднестровских отношений. (Из Бухареста исходит идея проведения урегулирования без участия Приднестровья). Был значительно облегчен процесс получения румынского гражданства жителями Молдовы, Приднестровья и приграничных областей Украины. Для этого теперь не обязательно владеть румынским языком.

Не стоит полагать, что эти усилия Румынии малорезультативны. Позиции этого государства на международной арене укрепились после вступления в НАТО и Евросоюз. Более того, именно сейчас Бухарест особенно близок к тому чтобы стать медиатором Запада в этом регионе Европы, в частности, на восточном направлении.

Бухарест не скрывает от Брюсселя и Вашингтона, что у него есть интересы в Молдове и приграничных областях Украины. Жонглируя фактом российского военного присутствия на Днестре, румынские политики и дипломаты смогли не просто удачно встроиться в западную политику на восточном направлении, они добились того, что на Западе стали полагать, что реализация румынских интересов в регионе означает достижение целей стран Запада. Недостаточная компетентность западных дипломатов и политиков в вопросах, касающихся региональной специфики, привели к тому, что хвост виляет собакой. Настойчивая, мягкая работа румынских дипломатов в Брюсселе, Вене, Страсбурге, Вашингтоне, приносит свои плоды. Размещение американской системы ПРО на юге Румынии - один из них.

* * *

Как отмечалось выше, несмотря на умелую, твердую и последовательную политику Румынии, у России остается поле для маневра. Ее очевидный ресурс русскоговорящее и думающее на русском языке население. Немаловажным фактором остается ее военное присутствие в регионе. А приднестровская государственность, особенно в случае достижения признания со стороны России, станет естественным плацдармом для развертывания любых проектов, направленных на укрепление российских позиций в регионе.

Планомерной осмысленной политики России на молдово-приднестровском направлении мы пока не наблюдаем. Вероятно, позиция Москвы сводится к принципу «не навреди», Россию устраивает мир в регионе и относительно безопасная жизнь российских соотечественников. Москва предприняла ряд активных, но оказавшимся бесполезными, действий по урегулированию молдо-приднестровских отношений. Этим участие Москвы и ограничивается. Во внутриполитических процессах в Молдове и в Приднестровье ее роль остается эпизодической.

Россия должна осознать, что все эти годы борьба ведется за умы и души людей. Поколение, впервые заявившее о себе в Молдове в апреле 2009 года, это люди, для которых понятия «Россия», «русская культура», «российская цивилизация», лишены притягательности. Это поколение воспитывалось по румынским учебным программам, ориентированным на западные, европейские ценности и на объединение с Румынией. Для России оно уже потеряно.

Что могла бы предпринять Россия сейчас? Румынский опыт показывает, что даже государство с дурным имиджем способно достичь революции в сознании масс путем проведения мягкой, но системной политики. Этот опыт следует изучать и использовать. Что мешает России внести изменения в закон о гражданстве по тому же румынскому образцу и выдавать свой паспорт всем желающим из тех, кто когда-то проживал на территории Советского Союза и их прямым потомкам? На нашем форуме уже прозвучало разумное предложение разрешить российским гражданам иметь второе гражданство. Неужели Россия настолько бедна, что не способна оплачивать высшее образование гражданам постсоветских государств не в количестве нескольких десятков, как в случае с Молдовой, а нескольких тысяч, как все эти годы делает Румыния? Почему Россия так жалко представлена в медиа-пространстве Молдовы? В регионе нет ни одного местного телеканала, созданного российскими медиа-холдингами, в то время как румынские проекты в Молдове не просто развиваются, а производят качественную, рейтинговую продукцию, рассчитанную в том числе на русскоязычную аудиторию. Такая же плачевная для России ситуация в секторе гражданского общества.

Румыния одно из беднейших государств Евросоюза, но Бухарест находит возможности для последовательного осуществления своей стратегии в регионе. Дипломатическим путем румыны добились того, что сегодня Евросоюз и США тратят свои ресурсы для реализации целей выгодных Бухаресту. На румынском фоне стратегия России выглядит стратегией отступления. При наличии политической воли эта неестественная и позорная ситуация может быть исправлена в короткие сроки.

Игорь Шорников, политолог (ПМР)

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы по теме дня "15 лет Институту стран СНГ"

Россия и ближнее зарубежье: новые игроки

Выступление на "Научных чтениях", посвященных 15-летнему юбилею Института стран СНГ.

Беларусь: неутешительные итоги двадцатилетнего развития

Доклад на "Научных чтениях", посвященных 15-летнему юбилею Института стран СНГ.

Западнорусизм как идеологическая основа белорусской государственности

Доклад на "Научных чтениях", посвященных 15-летнему юбилею Института стран СНГ.

Восточная политика Румынии в Молдавии на рубеже тысячелетий

Данные, свидетельствующие о постоянном вмешательстве Румынии во внутренние дела Молдавии, содержат работы как румынских и прорумынских молдавских авторов, так и молдавских историков-традиционалистов, а также в работах западных исследователей.

Приднестровская Молдавская Республика как правопреемник Советского Союза и составная часть интегрирующегося постсоветского пространства

Доклад на "Научных чтениях", посвященных 15-летнему юбилею Института стран СНГ.

Благодарность Константина Затулина и коллектива Института стран СНГ

Позвольте сердечно поблагодарить Вас за теплые слова в адрес нашего Института стран СНГ, сказанные в связи с его 15-летием.

Институт стран СНГ в системе информационных вызовов начала XXI века

На протяжении 15 лет Институт стран СНГ является, пожалуй, единственным на всем постсоветском пространстве учреждением, отстаивающим идеи восстановления интеграционных связей между бывшими советскими республиками.

Презентация книги К.Затулина «Россия и Абхазия. Две страны – один народ»

Абаза ТВ: Презентация книги К.Затулина «Россия и Абхазия. Две страны – один народ»

Российско-приднестровские отношения в условиях современных региональных тенденций

Доклад на "Научных чтениях", посвященных 15-летнему юбилею Института стран СНГ.

Русский язык так же важен для России, как Черноморский флот

Отчет о работе секции «Современная диаспоральная политика России и соотечественники ближнего зарубежья» на Юбилейных научных чтениях Института стран СНГ.

Другие материалы по теме

«Пророссийский» лидер Молдавии получил первую угрозу импичмента

«Пророссийский» лидер Молдавии получил первую угрозу импичмента

Илья Галинский: Результат выборов в Молдавии для Приднестровья однозначно негативный

Своими размышлениями о прошедших выборах в Молдавии поделился известный политолог, директор Института истории и государственного управления ПГУ им. Т.Г. Шевченко (Тирасполь) Илья Галинский.

Избранный президент Молдавии начинает с увольнения министра обороны

Взгляд из Приднестровья: у соседней Молдовы новый Президент

13 ноября 2016 года в Республике Молдова состоялся второй тур президентских выборов.

Додон – оппонентам: Давайте разговаривать. Протестами вы только разделите общество

Избранный президент Республики Молдова Игорь Додон провел пресс-конференцию, на которой обозначил несколько важных моментов в свете спекуляций, запущенных после оглашения результата второго тура президентских выборов.


“Жёлтая” революция или “контрольный выстрел” по "правым"?

В Молдове не случилось гендерного прорыва – второй тур президентских выборов 13 ноября выиграл социалист Игорь Додон с 52,18% голосов.

«Пророссийский поворот» нахлебников Запада

Можно ли говорить о том, что в Восточной Европе разочаровались в евроинтеграции

Головокружение от успеха пророссийских политиков на Западе преждевременно

И в Болгарии, и в Молдавии результаты имеют пока еще символическое значение, считает руководитель Института стран СНГ Константин Затулин

Константин Затулин: Граждане Молдавии убедились, что найти счастье в Евросоюзе невозможно

Заместитель председателя комитета по делам СНГ Госдумы России Константин Затулин о причинах победы Игоря Додона на президентских выборах в Молдавии

Владимир Жарихин: избранных президентов Болгарии и Молдавии нельзя считать пророссийскими

Правильнее было бы называть Игоря Додона и Румена Радева антиглобалистскими лидерами

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.