Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
18.12.2017
18:50:40
Общественники требуют наказать ответственных за показ неонацистского фильма "Полет пули" далее »
16:42:26
Министр обороны Болгарии поблагодарил К. Затулина за участие в праздновании 140-летия освобождения Плевны далее »
13:33:30
Переименование улицы имени фашиста в центре Кишинёва будет рассмотрено на уровне президентуры далее »
13:27:27
В Молдавии готовят референдум об изменении избирательной системы далее »
13:21:53
В Литве сообщают о скором окончании строительства защитных сооружений на границе с РФ далее »
13:16:29
Россия частично сняла запрет на поставку шпрот из Латвии и Эстонии далее »
13:13:16
Саакашвили явился в прокуратуру и отказался идти на допрос далее »
15.12.2017
18:07:32
В Риге прошел митинг в защиту русских школ далее »
18:05:44
Ряду живущих в Финляндии россиян интересен "Дальневосточный гектар" далее »
17:02:54
Власти Литвы ужесточат доступ в приграничную зону из России и Белоруссии далее »

Обсуждение пресс-конференции президента России. Время покажет. Выпуск от 14.12.2017 далее »

Вечер с Владимиром Соловьёвым. Эфир от 12 декабря 2017 далее »

Трамп взрывает Ближний Восток. Право голоса далее »

Особая статья 3anaд больше не друг Украине?! далее »

Американская «сделка века». Время покажет. Выпуск от 08.12.2017 далее »

Грузинский «варяг» в новой украинской Сечи. 60 минут. Эфир от 07.12.2017 далее »

ПРАВ!ДА? Возвращение соотечественников: полный провал? далее »

Рубрика / Экономика

Коллапс угрожает белорусской финансово-кредитной системе


05.04.2011 12:18:15
Уже несколько недель белорусские граждане находятся в ожидании очередной девальвации белорусского рубля. И, несмотря на заверения председателя национального банка Республики Беларусь Петра Прокоповича о том, что обвального «облегчения» белорусской денежной единицы не будет, население активно скупает валюту, пытаясь таким образом сохранить свои сбережения от обесценивания. О том, каково сейчас финансово-экономическое положение в Белоруссии «Материку» рассказал главный редактор белорусского журнала «Новая экономика» Сергей Алексеевич Шиптенко.

- Каково, на Ваш взгляд, реальное положение на валютном рынке в Белоруссии?

- Ситуация напряженная. Ощущается острая нехватка валюты. Население предъявляет повышенный спрос, ожидая девальвации. Те же ожидания и у предпринимателей, которые уже увеличили цены в рублях. Но хуже всего то, что приостановилась деловая активность: невозможно рассчитаться за поставки с иностранными партнерами, т.к. невозможно приобрести валюту на бирже. Внебиржевой рынок неразвит и немногим помогает решить проблему. Увеличивается численность «валютчиков», бартерных сделок – их практикуют даже госпредприятия.

Если граждане начнут массово изымать банковские вклады в иностранной валюте, то наступит обвал банковской системы. Отличие белорусской ситуации от российской заключается в том, что в Белоруссии вклады населения играют намного большую роль, чем депозиты граждан в РФ. По состоянию на 1 марта депозиты белорусов в инвалюте оценивались на уровне 4,7 млрд. долларов США, а золотовалютные резервы Национального банка РБ – чуть более 4 млрд. долларов. Всего же на руках у населения, по оценкам Нацбанка, около 11 млрд. долларов – т.е. почти в три раза больше, чем ЗВР государства. За последние годы власти так и не смогли добиться доверия населения, не смогли создать действенных механизмов, которые позволили бы гражданам самореализоваться, эффективно использовать имеющиеся у них средства.

Пока еще массового изъятия вкладов не происходит: граждане, как и в ситуации января 2009 года (когда была «шоковая девальвация» на 20,5%) частично изымают вклады, но, по большей части, стараются перевести рублевые вклады в долларовые. Этому препятствуют банки, столкнувшиеся с ажиотажным спросом на иностранную валюту и не могущие удовлетворить спрос населения ни в обменных пунктах, ни через банкоматы, ни через кредитные карточки (кроме привилегированных), ни при попытке перевода белорусских рублей в доллары по безналичному расчету.

Коммерческие банки вынуждены продавать иностранную валюту Национальному банку РБ, а тот, в свою очередь, предоставляет коммерческим банкам белорусские рубли, которые уходят на кредитование – как потребительское, так и госпрограмм. Ажиотажный спрос на иностранную валюту длится с начала марта и подогревается противоречивой политикой Нацбанка. Население и деловые круги воспринимают положение таким образом: у банковской системы нет иностранной валюты, кредитов не поступает, госрасходы не уменьшаются, импортеры не могут приобрести валюту – значит, будет девальвация и, возможно, «заморозка» вкладов. Поэтому и обыватели, и предприниматели демонстрируют ажиотажный спрос на иностранную валюту.

- Значит ли это, что в Белоруссии финансовый кризис? Или речь идет о кризисе всей экономической системы?

- Независимые эксперты единодушны в констатации финансового кризиса, о кризисе всей экономической системы пока что идет дискуссия. Очевидно: идеальных экономических систем не бывает. Понятно и то, что финансовая система является, как говорят специалисты, «кровеносной системой» национальной экономики. Поэтому к Нацбанку предъявляются вполне обоснованные претензии. Стоит, однако, отметить, что ведомство Петра Прокоповича не является независимым – оно выполняет приказы администрации президента РБ. И если там решили сделать популистский ход и повысить зарплаты накануне президентских выборов 19 декабря прошлого года – Национальному банку ничего не оставалось делать, как выполнить приказ. Это была «бомба замедленного действия». Последствия этого популизма правительство и Нацбанк пожинают сегодня. Сетования на то, что население нерационально действует и за один только март купило валюты на 0,5 млрд. (в 3 раза больше, чем за весь прошлый год) – это «разговоры в пользу бедных». Белорусы не дождутся ни признания стратегических ошибок со стороны власть предержащих, ни добровольных отставок правительственных чиновников. При всех минусах «лихих 90-х» тогда подобные явления были нормой.

Долгое время белорусов убеждали в том, что «кризиса нет» - такие заявления делал и Александр Лукашенко, и правительственные чиновники. В 2010 году ВВП не достиг докризисного уровня 2008 года – это признал и нынешний премьер-министр Михаил Мясникович 24 марта на расширенном заседании коллегии министерства экономики. Согласно официальным данным, в 2010 году рост ВВП составил 7,6% при утвержденном прогнозе 11-13 процентов. Это оптимистический взгляд. Независимые эксперты гораздо скромнее оценивают итоги прошедшего года и дают неутешительные прогнозы на 2011 год. Поводов для пессимизма предостаточно – не только при анализе состояния финансовой системы, но и конъюнктуры на внешних рынках. Импортное сырье дорожает, белорусская продукция проигрывает конкурентную борьбу не только на традиционных внешних рынках, но и на внутреннем.

- Поможет ли девальвация решить возникшие проблемы в финансовой системе?

- «Новогоднюю девальвацию» 2009 года проводить не следовало – во всяком случае, не «шоковую», одномоментную. Тогда было подорвано доверие населения к банковской системе и к государству. Сейчас же нет смысла упорствовать и делать вид, что с курсом белорусского рубля всё в порядке. На самом деле «плавная» девальвация давно идет. На конец марта, по мнению большинства белорусских независимых экспертов, ситуация сложилась безвыходная: девальвация необходима. Субъекты хозяйствования ее ждут, как дождя в засуху. Но психологически Александру Лукашенко сложно отказаться от своих слов и решиться на эту меру. Если и будет принято такое решение, то понижение курса белорусского рубля на 10-20% не сильно поможет в сложившейся ситуации. Белорусские предприятия-экспортеры почувствуют эффект тогда, года белорусский рубль станет дешевле к корзине валют на 30% и более. Де-факто в частном секторе уже действует курс 3800 и более белорусских рублей за 1 доллар США. И это при официальном курсе Национального банка в 3050 рублей за доллар.

- Можно ли ожидать девальвации в ближайшее время?

- В правительстве есть осознание необходимости девальвации: недавно вице-премьер Сергей Румас заявил о том, что 10%-я девальвация не решит существующих проблем. Также Совмин совершенно четко видит возвращение к множественности курсов – оно фактически состоялось. Все те положительные результаты, которые были достигнуты за 10 последних лет в финансовой системе – под угрозой. Важно понимать: не решения Нацбанка в 2011 об ограничении продажи валюты на бирже или в обменниках создали угрозу финансовой системе страны. Регресс стал результатом политики, которая проводилась на протяжении предыдущих лет, особенно в 2010 году. Если Лукашенко осознает всю серьезность ситуации и отдаст распоряжение о девальвации, то она может произойти хоть завтра. В условиях авторитарного режима всё завязано на одного человека - он принимает решения и несет всю полноту ответственности. При этом можно лишь предполагать, когда будет принято то или иное решение, каким оно может быть. Сегодня можно лишь с уверенностью констатировать: условия для девальвации созданы, созданы политикой властей, а не вызваны какими-то другими факторами.

- Если девальвация состоится, то улучшит ли она кредитные рейтинги Белоруссии? Придут ли иностранные инвестиции?

- Девальвация – не панацея, крайняя мера. В начале 2009 года была девальвация – она не решила коренных проблем белорусской экономики. Нельзя лишь проводить девальвацию – рухнет финансовая система, окончательно пропадет доверие к государству. Девальвация уместна тогда, когда есть четкий план реформ. В 2009 году плана реформ не было - было лишь намерение решить проблемы, созданные органами государственной власти за счет населения. В 2011 году назрели условия для девальвации, но плана реформ снова нет. Если руководство республики решится на системные реформы, то создаст условия для преобразования политической системы. Нет оснований считать, что Лукашенко одобрит такую стратегию.

- Реформы позволят улучшить рейтинги страны, создать привлекательную среду для инвестиций. Какой смысл вкладывать в страну, где нет достаточных гарантий частной собственности?

- Внутренних же ресурсов в РБ мало, эффективность их использования тоже желает лучшего – госпрограмма развития и возрождения села тому подтверждение. Инвестор ведь не просто вкладывает капитал – как правило, он создает нечто новое, эффективное в конкретных условиях. Инвестор занимается техническим и технологическим перевооружением приобретенного актива, решает вопросы сбыта предприятия, в которое вкладывает капитал и всё остальное. Инвестор заинтересован в прибыли, и в этом нет ничего непонятного. Врагами инвесторов являются представители бюрократии, управленцы госактивов. Если уменьшаются функции госрегулирования (а инвестор требует свободы действий), то теряется смысл кормить чиновника. Если инвестор вкладывает серьезные деньги, новые технологии, современное оборудование, то логично возникает вопрос о необходимости платить зарплаты директору завода, его заму по идеологии и прочим управленцам, которые сами не справились с модернизацией предприятия. Естественно, «красный директорат» объединится с бюрократией для противодействия переменам, для консервации системы. В итоге мы имеем огромное количество проблем, связанных с неэффективным управлением огосударствленной собственности. О модернизации, либерализации, дебюрократизации лишь говорят, а на практике – повышение пошлин на импортные товары, т.к. отечественные аналоги не могут с ними конкурировать на равных, создание невыносимых условий для работы негосударственных предприятий. Не созданы условия для нормальной конкуренции, для развития. Инвестиции не потекут рекой на следующий день после девальвации, как не потекли они в 2009 году, в 2010 году – риски слишком велики, не созданы нормальные условия для работы. Таким образом, проблемы сугубо экономические теснейшим образом переплетены с политическими.

Что касается кредитных рейтингов, то в марте две авторитетные международные организации понизили рейтинги Белоруссии. В середине марта Standard & Poor's понизила долгосрочный кредитный рейтинг Белоруссии по обязательствам в иностранной валюте с "В+" до "В" с прогнозом "негативный", понизила долгосрочный кредитный рейтинг Минска и двух белорусских банков до того же уровня, присвоила негативный рейтинг семилетнему выпуску белорусских еврооблигаций, размещенных правительством Белоруссии. В конце марта агентство Moody's снизило кредитный рейтинг Белоруссии до уровня B2 с прогнозом «негативный». Обоснования понижения рейтингов опубликованы. В частности, Moody's мотивировало свое решение тем, что у Белоруссии высокий уровень дефицита платежного баланса (16% ВВП), недостаточный уровень валютных резервов, необходимость во внешних заимствованиях составляет $8-10 млрд.

С внешними заимствованиями как раз и проблема. Возможно, 3 млрд. доларов удастся привлечь – от антикризисного фонда ЕврАзЭС и России (в фонде ЕврАзЭС тоже российские деньги), но когда будут привлечены эти средства, в каком объеме – пока не ясно. Российская сторона условием выделения кредитов назвала предоставление плана реформ, плана реформ у белорусской стороны нет – есть только план действий, основанный на программе социально-экономического развития республики на пятилетку (до 2015 года). Очевидно, министерство финансов России не удовольствуется «отпиской», которую белорусское правительство отправило ему 31 марта.

Можно было бы занять денег у МВФ, но фонд тоже не согласен финансировать правительство Белоруссии без гарантий проведения структурных реформ. Всем сторонам понятно, что без плана реформ кредиты предоставлены не будут, потому как кредиторы не желают спонсировать то, что есть, а желают возврата своих вложений, которые возможны только лишь тогда, когда кредиты не затянут агонию, не помогут властям Белоруссии решить сиюминутные проблемы, а создадут основу для долгосрочных качественных изменений к лучшему.

- Нежели только МВФ и правительство России готово помочь властям Белоруссии?

- Есть различные инструменты, но помогать из альтруистических соображений никто не собирается. Правительство Белоруссии проводило сделки «своп» - т.е. обменивало паритетные объемы белорусских рублей на валюту другого государства, разместило свои ценные бумаги на международных площадках. Эффективность этих операций неоднозначная. К примеру, недавние котировки белорусских (правительственных) евробондов преодолели отметку 12%, но сейчас понизились примерно на полпроцента. Столь высокий процент говорит о том, что либо у правительства Белоруссии дела идут слишком хорошо, либо совсем плохо. Потому как такая доходность характерна для спекулятивных сделок с ценными бумагами, операций, сопряженных с высоким риском, она примерно в три раза выше, чем обычная доходность солидных европейских компаний.

В последние годы госдолг республики рос, как на дрожжах. На сегодняшний день он составляет около 13,5 млрд. долларов, валовой внешний (с учетом частных банков и т.д.) - около 29 млрд. В связи с этим встает вопрос: как собирается ли правительство обслуживать госдолг – за счет расширения налогооблагаемой базы, за счет новых кредитов, которые пойдут на погашение старых долгов и выплату по процентам, продажу госпредприятий иностранцам, каким-то иным способом?

- Но ведь ВВП Белоруссии, по официальным данным, вырос за прошлый год – разве это не основание для выделения кредитов Белоруссии?

- Недостаточное основание. Во-первых, рост ВВП в Белоруссии считается своеобразно. Во-вторых, наряду с ВВП неизменно высокими остаются отрицательные показатели по счету текущих операций, сальдо внешнеторгового баланса и другие. К примеру, за январь-февраль 2011 года оборот внешней торговли Белоруссии составил 10,7 млрд. долларов, но при этом отрицательное сальдо внешней торговли товарами сложилось отрицательное – почти 2 млрд. долларов! Экспорт вырос на четверть, а импорт – на 2/3. Причем наторговали «в минус» по всем направлениям – и с Россией, в частности, и со странами СНГ в целом, и с Евросоюзом. Проще говоря: чем активнее продаем и покупаем, тем больший убыток несем. Каждый год Белоруссия ставит очередной национальный рекорд по отрицательному сальдо внешней торговли товарами. Но дело даже не в этом, а в том, что кредиты должно получать не правительство, а предприятия. И здесь мы снова возвращаемся к вопросу условий привлечения иностранных инвестиций из-за рубежа, раскрепощения деловой активности внутри страны.

- Есть ли внутренние резервы для роста белорусской экономики?

- Безусловно, есть. Они были известны и до 2011 года. Лидеры предпринимательских союзов на протяжении многих лет пытаются добиться от правительства условий, благоприятных для развития деловой активности. Они не просят дотаций (как многие госпредприятия) и даже не настаивают на чрезмерном протекционизме. К примеру, одно из ключевых требований предпринимателей – упростить систему отчетности, налогообложения. То есть речь идет не столько о размерах налогов, сколько об их количестве, удобстве уплаты. Также предприниматели постоянно обращают внимание на недостаточность мер, предпринимаемых правительством для создания благоприятного инвестиционного климата. Ведь в республике есть и ресурсы у населения, которые лежат на депозитах (а могли бы стать инвестициями посредством цивилизованного фондового рынка), и возможность освоить иностранные инвестиции, поток которых пока обходит стороной Белоруссию. Об этом уже неудобно говорить, банальные вопросы, но они не решаются. Мы слышим много разговоров о дебюрократизации, либерализации, акценте на внедрение инноваций, повышении гарантий частной собственности и т.д., а на деле видим какие-то незначительные подвижки, существенным образом положение не меняется.

- Но ведь о либерализации было заявлено более года назад, накануне Нового года вышла знаменитая президентская директива №4. Неужели нет существенных положительных изменений?

- Положительные изменения несомненно есть, но их явно недостаточно. Что касается директивы: да, с этим документом были связаны большие надежды, документ ждали полтора года. Но директива – не закон, а скорее декларация о намерениях, которые неизвестно когда и как будут реализованы. К примеру, не только для иностранных инвесторов, но и для белорусских деловых кругов стало шоком введение госуправления на Пинской мебельной фабрике, где нет ни одной акции у государства, зато есть солидный пакет у иностранных собственников. Или обратимся к последствиям заявлений Лукашенко по поводу работы в РБ франко-российского СП Данон-Юнимилк, когда президент публично давал отрицательную оценку хозяйственной деятельности этой компании, которая в то же время не нарушала взятых на себя обязательств, действуя в соответствии к заключенным контрактом.

Как должны воспринимать эти слова те, кто вложил немало средств и сил в белорусские предприятия, какое послание получили потенциальные инвесторы? Оба этих знаковых события произошли через несколько недель после принятия президентской директивы. Решения об ограничении импортеров на покупку иностранной валюты – они тоже идут вразрез с положениями директивы. Так оценивают ситуацию лидеры предпринимательских союзов, независимые эксперты – их мнения опубликованы. Поэтому, когда читаешь белорусские официальные СМИ и независимую печать, создается впечатление, что речь идет не об одной и той же Белоруссии.

- Что можно сделать в ближайшее время для улучшения положения на финансовом рынке Белоруссии?

- Одной девальвации недостаточно. Необходим комплекс глубоких реформ. Для начала следует увеличить золотовалютные резервы через внешние заимствования – с этим поможет Российская Федерация. Но если этим дело ограничится, то мы снова вернемся в ситуацию, когда потребуется девальвация или иные чрезвычайные меры. Следует сокращать госрегулирование, госрасходы, дефицит торгового баланса и, одновременно, создавать удобные и для отечественных и для зарубежных компаний условия хозяйствования. Это отнюдь не означает ухода государства от регулирования экономической жизни – это регулирование можно и нужно осуществлять иначе. То есть девальвация, если иного в правительстве не видят, должна быть первым шагом, за которым сразу же последуют серьезные реформы.

- Не вызовет ли сокращение госрасходов снижения уровня жизни населения? Ведь, как правило, сокращают расходы на социальную сферу – зарплаты, пенсии, пособия…

- К сокращению госрасходов следует подойти не так, как было сделано с повышением уровня средней зарплаты по стране во время выборов 2010 года. Тогда административно, без привязки к росту производительности труда и т.д. повысили зарплаты всем – и работникам, и их начальникам. Отсюда и удивление, например, преподавателей: средняя зарплата профессорско-преподавательского состава в феврале в пересчете составила почти 700 долларов, а реально преподаватель вуза получал около 300, доцент – около 400 и лишь профессор 700 и более. Но профессоров достаточно мало, их зарплаты не делают погоды. Так же и по другим категориям бюджетников, и не только бюджетников.

Всего 14% госбюджета уходит на финансирование социальных программ (их всего в РБ около 50). Можно и здесь сокращать. Но лучше присмотреться к другим статьям расходов. К примеру, можно сократить численность внутренних войск или вообще их ликвидировать – двух полков милиции спецназначения вполне достаточно. Другое дело, что под это огромное количество рабочих рук требуется создать рабочие места и сэкономленные деньги уйдут на это. Можно ликвидировать министерство информации - оно ни в нынешнем виде, ни с новым руководством совершенно не нужно. Есть Национальная гостелерадиокомпания, есть холдинги печатных СМИ – они вполне способны к самоуправлению. Можно ликвидировать многие налоги и сократить структуры налоговых, надзорных и иных органов.

На самом деле, серьезных источников экономии, как и дополнительных доходов - огромное количество. Просто нет заинтересованности, политической воли осуществлять реформы. Очевидно: аппарат главкома внутренних войск или чиновники министерства информации или министерства культуры будут насмерть стоять за свои кресла, за право перераспределять потоки бюджетного финансирования и т.д. Они предоставят вагон и маленькую тележку обоснований своей необходимости, незаменимости, нарисуют апокалипсические картины последствий реформ.

Однако коллапс, грозные признаки которого уже видны, рано или поздно наступит, если правительство откажется от осуществления радикальных реформ.

Отдел Белоруссии Института стран СНГ

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Юрий Баранчик: отношения между Россией и Белоруссией налаживаются, однако есть нюанс

К концу 2017 года можно говорить о потеплевших отношениях между Россией и Белоруссией по целому ряду вопросов. Майданизация Белоруссии становится все менее вероятным вариантом развития сценария...

Белоруссия-Россия: можно ли говорить о преодолении кризиса?

Официальный Минск, возможно, готов выбраться из западной ловушки ...

Константин Затулин поддержал стремление России и Белоруссии к взаимному признанию виз

Ранее Белоруссия в одностороннем порядке разрешила въезд в страну гражданам иностранных государств, с которыми у России существуют визовые отношения

Соглашение о взаимном признании виз в Союзном государстве может быть подписано до конца 2017 года

«Признавшим РФ „оккупантом“ депутатам не место в Союзном государстве»

«Признавшим РФ „оккупантом“ депутатам не место в Союзном государстве» 

Анонсировано создание единого миграционного пространства РФ и Белоруссии

Беларусь и Россия предложат до конца года по три интеграционных проекта

В Кремле подтвердили дату заседания совета Союзного государства

«Меркурий» спешит на помощь

Россельхознадзор запретил поставлять масло и сыр семи белорусским предприятиям

Белорусские производители смогут участвовать в госзакупках в России

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.