Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма

Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма  далее »
19.04.2018
14:36:05
Порошенко назвал основание Москвы "опрометчивым решением киевских князей" далее »
12:56:05
Додон надеется, что в мае Молдова получит статус наблюдателя в ЕАЭС далее »
12:52:37
Президент Киргизии подписал указ об отставке правительства далее »
12:03:13
Рада приняла постановление в поддержку автокефалии далее »
10:46:19
Форум Евразийской интеграции завершился в Сочи далее »
18.04.2018
18:08:32
Участники Сочинского международного Форума Евразийской интеграции приняли итоговый документ далее »
13:32:22
Путин поздравил Саргсяна со вступлением в должность премьера Армении далее »
13:31:32
Аваков обсудил с помощником госсекретаря США свой план по Донбассу и Крыму далее »
13:30:50
Полиция проводит задержания протестующих в центре Еревана далее »
13:27:59
На Украине готовы изучить идеи соглашений по газовым месторождениям в Крыму далее »

Сегодня в Сочи продолжится работа Второго форума евразийской интеграции далее »

Метания и терзания Дональда Трампа. Сегодня утром от 18.04.2018 далее »

США готовы делиться данными об активности бандгруппировок в Сирии далее »

Артем Журко: Аваков начинает предвыборную компанию далее »

Депутат об обращении украинских моряков к Порошенко: Киев не выполняет обязательства далее »

Второй сочинский форум Евразийской интеграции. День второй далее »

Сегодня в Сочи продолжил работу II Форум евразийской интеграции далее »

Рубрика / Безопасность

Прибалтийское дежавю: об участии Литвы, Латвии и Эстонии в военной операции НАТО в Афганистане


01.04.2011 12:50:40

Михаил Владимирович Александров


перейти на страницу автора

Советская армия ушла из Афганистана 15 февраля 1989 года. С тех пор нога русского солдата больше не ступала на эту многострадальную землю. Но несколько иначе сложилась судьба военнослужащих некоторых других республик бывшего СССР. Прошло чуть более десяти лет и солдаты новых независимых государств Прибалтики вновь оказались в Афганистане, правда, уже не в составе «ограниченного контингента советских войск», а в составе «Международных сил НАТО по содействию безопасности в Афганистане» (ISAF). В настоящее время в Афганистане развернуты воинские контингенты Литвы, Латвии и Эстонии. На окончание 2010 г. литовский контингент составлял 179 человек, латышский – 190, эстонский – 139. Среди других членов НАТО меньшие контингенты в этой стране имеют лишь Греция (134), Португалия (95), Люксембург (9), Исландия (7) и Словения (80). Для сравнения США имеют 90 000 человек, Великобритания – 9500, ФРГ – 4877. [1]

На этом фоне прибалтийское присутствие в Афганистане может показаться ничтожным. Но это – только в том случае, если не брать в расчет процентное отношение развернутых в Афганистане военнослужащих к численности населения конкретной страны. А если провести эту не сложную математическую операцию, то вырисовывается совсем другая картина. Тогда получается, что Литва имеет в Афганистане контингент, составляющий 0,0054% от численности населения, Латвия - 0,0084%, а Эстония - 0,0104%. При таком сравнении прибалтийских контингентов с контингентами соседних восточноевропейских стран, становится очевидно, что последние меньше. Польский контингент составляет 0,0053% от численности населения, румынский - 0,0045%, словацкий - 0,0044%, чешский - 0,0033%, венгерский - 0,0031%. Более того, прибалтийские контингенты в процентном отношении превосходят или равны контингентам крупных европейских держав – Франции (0,0047%) и Германии (0,0056%). Более того, контингенты Латвии и Эстонии вплотную приближаются к контингентам лидеров афганской операции США (0,0104%) и Великобритании (0,0147%).

Не случайно в преддверии встречи министров иностранных дел стран НАТО в Таллине в апреле 2010 года Генсек НАТО Расмуссен похвалил прибалтийские государства за их роль в афганской миссии. Он поблагодарил Литву, Латвию и Эстонию за то, что, несмотря на вызванные финансовым кризисом последствия, они не сократили объем средств, выделяемых для участия в этой операции.[2]

Примечательно в этой связи, что в августе 2010 года на фоне вывода или ожидаемого вывода контингентов ряда западных стран из Афганистана (Нидерланды, Канада) в Риге прошла встреча глав МИД восьми прибалтийских государств. В совещании приняли участие министры иностранных дел Литвы, Латвии, Эстонии, Швеции, Финляндии, Дании, Норвегии и Исландии. Стороны пришли к соглашению, что говорить о датах ухода пока преждевременно, что надо насколько возможно, ускорить процессы, которые окончательно стабилизируют ситуацию и создадут условия для передачи власти местному руководству. Министр иностранных дел Литвы Ажубалис заявил в этой связи: «Когда говорят о датах, возникает определенная недоговоренность и опасность для общей цели». Он отметил, что представители всех восьми стран заверили, что они из Афганистана не уйдут, пока сами афганцы не смогут позаботиться о своей безопасности.[3]

Как же так получилось, что, обосновывая свой выход из СССР в том числе нежеланием участвовать в «советской оккупации» Афганистана, молодые прибалтийские демократии с таким упорством отстаивают свою вовлеченность в новую афганскую войну в составе «ограниченного контингента» войск НАТО? Здесь, видимо, стоит взглянуть на историю вопроса.

Литва

Литва присоединилась к военной операции в Афганистане в 2002 году, то есть тогда, когда на повестке дня стоял вопрос о вступлении этой бывшей советской республики в западные структуры – Евросоюз и НАТО. Литовский контингент, направленный в Афганистан, получил официальное название «Литовская специальная миссия в Исламской республике Афганистан». С июня 2005 года ему была поручена важная миссия – осуществлять самостоятельный контроль над афганской провинцией Гор. Как указывают официальные источники, он выполняет там «политические, экономические, гуманитарные и социальные функции». В настоящее время в провинции Гор дислоцируется 150 литовских военнослужащих и гражданских специалистов. Основой для их развертывания стал артиллерийский батальон. Под контролем литовцев в провинции также действует 70 военнослужащих и гражданских специалистов из Хорватии, Дании, Грузии, Исландии, Украины и США. Как отмечается в официальных источниках НАТО, главной задачей этого многонационального формирования, именуемого также «Региональной восстановительной командой», является помощь центральным афганским властям в осуществлении контроля над провинцией и стабилизации там обстановки, а также в обеспечении безопасности провинции и благоприятных условий для ее восстановления.

Литовский военный персонал в провинции Гор занимается подготовкой местных полицейских и обеспечением их необходимым оборудованием. Военные врачи оказывают помощь пациентам, находящимся в тяжелом состоянии, причем не только в областном центре Чагчаран, но и в отдаленных районах провинции.

Помимо контингента в провинции Гор, в южной части Афганистана в провинции Кандагар действует эскадрон литовского спецназа. Литовские военнослужащие также приквартированы к различным штабным структурам НАТО в Афганистане. Наконец, в самом Кабуле размещено подразделение поддержки и материально-технического содействия всего литовского контингента. За время проведения операции в Афганистане погиб один литовский военнослужащий и несколько человек получили ранения.

Содержание литовского контингента в Афганистане обходится в 15 млн. евро. Помимо этого Литва вынуждена выделять деньги на различные гражданские проекты, в частности, на поддержку деятельности местной афганской администрации, обустройство школ, тренировочных центров, электростанций и других коммунальных объектов. Например в 2008 году, Литва выделила на эти цели 2,3 млн. евро.

Несмотря на явные издержки военного присутствия в Афганистане, политическое руководство Литвы продолжает подчеркивать приоритетность этой задачи для литовского государства. Это, в частности, проявилось на встрече премьер-министра Литвы Андрюса Кубилюса с председателем Военного комитета НАТО адмиралом Джампаоло Ди Паола 30 апреля 2009 года. В ходе беседы Кубилюс заверил натовского чиновника, что Литва, несмотря на экономические трудности, будет продолжать выполнять все свои обязательства перед НАТО и участвовать в международных операциях.[4] А в ноябре 2009 года сейм Литвы, несмотря на сопротивление оппозиции, продлил участие в операции в Афганистане до 31 декабря 2013 года.

Между тем, недовольство афганской войной затронуло даже литовских военнослужащих, находящихся в Афганистане. В мае 2010 года в Литве был осужден бывший военнослужащий-контрактник Сваюнас Запарацкас. В 2008 году он и еще двое его сослуживцев-контрактников отказались продолжить службу в Афганистане. Такое решение они приняли после нападения на лагерь, в результате которого был убит литовский военнослужащий. Все трое объяснили отказ от исполнения своей обязанностей "семейными обстоятельствами". После этого они были уволены с военной службы. Запарацкас позднее пытался оспорить свое увольнение в суде, но не добился успеха. Теперь суд, рассмотрев его дело, счел, что, отказавшись исполнять свои обязанности в опасной ситуации, Запарацкас совершил преступление. [5]

Чтобы повлиять на настроения общественности страны и повысить моральный дух литовских военнослужащих в Афганистане, президент Литвы Даля Грибаускайте самолично совершила в июне 2010 г. визит в эту страну. Она побывла там в сопровождении командующего армией генерал-майора Арвидаса Поцюса. Грибаускайте посетила провинцию Гор, где встречалась с литовскими военнослужащими и местной общественностью. Она даже рискнула съездить в Кандагар на военную базу сил специального назначения Литвы, где ознакомилась с миссией этих военных, их вооружением и боеготовностью. Она высоко оценила то, что литовский взвод специальных операций ценится партнерами по НАТО, как один из самых профессиональных во всем Афганистане. Как заметила посол США в Литве Энн Дерси, посетившая Афганистан вместе с Далей Грибаускайте, «Литва - прекрасный партнер НАТО и один из лучших друзей Америки в Европе». В свою очередь Грибаускайте на встрече с литовскими военными подчеркивала, что благодаря их усилиям, Литва ценится как надежная страна в глазах партнеров. «Неважно, как далеко от Родины вы несете службу, своим повседневным трудом вы защищаете интересы Литвы, укрепляете государство. Приобретенный вами опыт был и будет очень нужным. Вы являетесь тем ядром, который поможет в дальнейшем проводить модернизацию вооруженных сил Литвы. Желаю успешной и безопасной службы здесь, а по возвращении после миссий - в Литве», - заявила она.[6]

Несмотря на столь пафосные заявления представителей литовского руководства, далеко не все политики Литвы разделяют их взгляды насчет присутствия в Афганистане. Еще в октябре 2009 года депутат Сейма Литвы от оппозиционной Рабочей партии Мечисловас Засчюринскас выступил за вывод литовских войск из Афганистана. Он зарегистрировал в парламенте поправки, в которых предлагается, обращая внимание на экономический кризис, не продлевать участие литовских военных в миссиях на Балканах, в Центральной и Южной Азии, на Южном Кавказе и в регионе Персидского залива. По мнению депутата, Литве не надо полностью отказываться от принципа евроатлантической солидарности, но «все же быть реалистами». «Литве не стоит представлять, что она может финансировать геополитику Америки», - подчеркнул он. «В последнее время в зарубежном информационном поле все больше говорят о вероятном фиаско миссии НАТО в Афганистане. Такое завершение этой миссии будет означать, что Литва на самом деле пустила по ветру сотни миллионов литов», - заявил Засчюринскас[7].

Дебаты в сейме по поводу продления миссии в Афганистане до конца 2013 года тоже оказались весьма показательными. Оппозиционные депутаты были категорически против такого решения. Они предлагали все средства, которые предусмотрены на международные операции, перенаправить в Фонд социального страхования и "лучше не урезать пенсии". Депутат от фракции "Порядок и справедливость" Юлюс Вясялка назвал НАТО "самой агрессивной военной структурой последних десятилетий, которая вместе со своими сателлитами участвует в оккупационных войнах". В итоге решение продолжать миссию было принято голосами правящей коалиции.[8]

Однако, несмотря на принятое сеймом решение, критика вовлеченности Литвы в афганскую войну со стороны депутатов не прекратилась. Тот же Засчюринскас в августе 2010 года выступил против планов правительства выделить дополнительные 130 млн. литов для участия в операции в Афганистане. По мнению депутата такие решения идут вразрез с политическими реалиями, складывающимися в мире. "Нидерланды уже вывели свои войска. Миссию собираются завершить Канада, Бельгия, войска собираются также вывести Дания, Польша. Литва действует противоположно - забирает доходы у пенсионеров, матерей, детей и безработных, но находит миллионы на военные операции", - отметил он. Такое поведение литовских властей депутат назвал "заискиванием перед США", которое для действующего правительства, по его мнению, важнее интересов бедствующего населения. Он призвал власти "повернуться лицом" к Литве и не "защищать интересы страны за много тысяч километров", которая "ведет войну ради нефти".[9]

В аналогичном ключе выступил бывший министр экономики Литвы, депутат сейма Юлиус Веселка. В одном из интервью он довольно эмоционально заметил: «Как только мы вырвались из советской оккупации… мы сами стали оккупантами. Убиваем чужих людей в Афганистане, Ираке, да еще платим за это деньгами всех литовцев. Говорится, что мы там мирно строим демократию. А почему же этот мирный эскадрон "Айтварас" прячет лица своих боевиков, почему эти убийственные операции засекречены».[10] К хору критиков присоединился и экс-президент Литвы, председатель партии "Порядок и справедливость", депутат Европарламента Роландас Паксас. После нашумевшего теракта в Стокгольма, совершенного исламским экстремистом в декабре 2010 года, Паксас выступил с заявлением, в котором призвал обеспечить безопасность внутри страны. Он обратил внимание на увеличившуюся угрозу терактов в странах, который участвуют в международных миссиях НАТО. По его мнению, Литва должна присоединиться к странам, которые уже вывели свои войска из Афганистана или собираются это сделать в ближайшее время. "Безопасность наших собственных граждан должна быть важнее интересов других стран", - подчеркнул он.[11]

Между тем, общественное мнение Литвы склоняется скорее в сторону критиков вовлеченности в военную операцию в Афганистане, чем ее сторонников. Согласно одному из последних опросов, только треть населения считает, что Литва должна покинуть Афганистан вместе со всем натовским формированием, 43,5 процента жителей поддерживают срочный вывод войск (32,1 процента — не имеют мнения на этот счет).[12]

В этой обстановке власти Литвы были обрадованы решением НАТО начать постепенный вывод войск из Афганистана. Это решение было принято 20 ноября 2010 г. в Лиссабоне, где был согласован график постепенной передачи ответственности за безопасность страны афганцам. Процесс вывода должен начаться в нынешнем году и завершиться в 2014 году, когда афганская армия возьмет ответственность за все 34 провинции страны. Не случайно, вскоре после этого последовало обрадованное заявление министра обороны Литвы Расы Юкнявичене о том, что литовских военных из провинции Гор могут вывести в конце 2012 года. Правда, вскоре выяснилось, что это заявление может быть чересчур оптимистичным. Согласно сообщению BNS, взявшей комментарий у Отдела общественной дипломатии НАТО, Литва вовсе не находится в числе тех, кому посчастливится вывести войска из Афганистана в первую очередь. В комментарии, в частности, говорилось, что «переходный процесс начнется в начале 2011 года и займет какое-то время в каждой провинции» и что «на этом этапе еще рано говорить о выводе военных». «Пока не должное время для спекуляций на тему, будет ли провинция Гор внесена в это решение первого перехода… Пока решение в связи с первыми регионами не принято… Конкретный вопрос Региональной восстановительной команды провинции Гор не будет обсуждаться", - отмечается в комментарии.[13] Поэтому вовсе не факт, что даже в 2012 вывод литовского контингента реально произойдет. Таким образом, участие в афганской войне в составе НАТО грозит оказаться для Литвы, гораздо более длительной и изнурительной эпопеей, чем в составе «ограниченного контингента» советских войск в Афганистане.

Латвия

Латвия участвует в военной операции в Афганистане с февраля 2003 года. Первоначально в Афганистане действовало латвийское военно-медицинское подразделение численностью 9 человек. В 2005 году Латвия разместила в Афганистане 30 военнослужащих. Это подразделение включало саперов, штабных работников, а также водителей для обслуживания аэропорта в Кабуле. В 2006 году было принято решение увеличить латвийский контингент до 38 человек. В июне-августе 2007 он был увеличен до 95 человек. В последующие годы контингент продолжал расти и к настоящему моменту составляет 175 военнослужащих. Они дислоцируются в различных провинциях Афганистана, включая Кабул, Кндагар, Мазари-Шариф. Однако основная часть латвийского контингента дислоцируется в Меймене, административном центре провинции Фарьяб, и служит в «Региональной восстановительной команде» под Норвежским руководством. Главной целью команды, как отмечается в документах минобороны Латвии, является «улучшение безопасности в афганской провинции, оказание помощи местному населению в восстановлении инфраструктуры и укрепление деятельности государственного аппарата». За время операции в Афганистане погибли четверо латвийских военнослужащих и еще несколько человек получили ранения.

Финансирование операции обходится латвийскому бюджету не дешево. Расходы на содержание контингента выросли с 0,39 млн латов (0,55 млн евро) в 2003 году до 12,05 млн латов (17 млн евро) в 2010 году. Итоговая сумма — 38,3 млн латов.[14] Однако, можно предположить, что эта сумма не отражает всех расходов, идущих на поддержание латвийской миссии в Афганистане. Часть расходов проходит по другим статьям. Например, к началу 2008 года, в дополнение к расходам на саму операцию, Латвия безвозмездно предоставила оружия и боеприпасов для нужд афганской армии на сумму 1,5 млн. латов. Причем было признано необходимым продолжать такую помощь, хотя конкретные данные о ее последующих объемах отсутствуют. А проведение восстановительных работ в провинции Фарьяб финансируется из бюджета МИД Латвии в рамках «политической программы по сотрудничеству в интересах развития». Только на разработку этой программы в 2007 г. ушло 25 тыс. латов. Ну, а расходы на содержание латвийских полицейских в Афганистане проходят, скорее всего, по статьям МВД Латвии.

Участие в операции НАТО в Афганистане рассматривается властями Латвии как безусловный приоритет. Это наглядно проявилось в ситуации мирового экономического кризиса, когда правительство Латвии встало перед урезанием бюджетных расходов, в том числе и на военные нужды. В мае 2009 года, когда министры должны были представить конкретные предложения по сокращению расходов на свои ведомства, канцелярия министерства обороны заявила, что, несмотря на бюджет экономии, расходы на военную миссию в Афганистане урезаться не будут. В то же время оппозиционные партии Центр Согласия к осени выдвинуло законопроект об уходе из Афганистана. Это создало определенное напряжение в правящей коалиции где, видимо, тоже не было единого мнения о целесообразности продолжения расходов на явно проваливающуюся миссию в Афганистане.

На этом фоне в октябре 2009 года министр обороны Латвии Имантс Лиегис посетил США. Основной целью его визита, было, видимо, обсуждение вопроса о том, в каких областях Латвия может позволить себе урезать военный бюджет. На встрече с министром обороны США Робертом Гэйтсом 2 октября 2009 года Лиегис заявил, что Латвия продолжит участие в операции в Афганистане в 2010 году и дал понять, что это – «один из приоритетов его работы». «Участие в операции – наш страховой полис, который гарантирует безопасность», - отметил он. Роберт Гэйтс со своей стороны выразил благодарность Латвии за ее вклад в операцию и подчеркнул, что «участие в операции, несмотря на экономические трудности, доказывает серьезное отношение к принципам коллективной безопасности и союзникам».

Вернувшись в Латвию Лиегис, совместно руководством вооруженных сил провел 19 октября 2009 г. встречу с президентом Валдисом Затлерсом. Обсуждалось сокращение военных расходов. На встреч была достигнута договоренность об урезании военного бюджет на 50% (до 130 млн. латов вместо 260 млн.). В целях экономии Латвия отказалась от участия в международных операциях. Была, в частности, свернута программа разминирования акватории Балтийского моря от оставшихся на дне боеприпасов времен Второй мировой войны. Латвия также закрыла две военные миссии - в Косово и Боснии и Герцеговине. Единственное, от чего страна не смогла отказаться – миссия в Афганистане. Вашингтон был категорически против.

Более того, Вашингтон не удовлетворился просто сохранением Латвией прежнего уровня присутствия в Афганистане, а стал требовать его увеличения. В апреле 2010 года состоялись переговоры министра обороны Лиегиса с послом США в Латвии Джудит Гарбер. Посол выразила заинтересованность в увеличении латвийского контингента на 20 военнослужащих. Аналогичные сигналы были получены со стороны НАТО. Причем, США предложили свою поддержку в виде снабжения и экипировки. То есть собственные расходы Латвии на такое увеличение были бы сведены к минимуму. И Лиегис почти согласился на это предложение. Он стал рассуждать о том, что такое решение если и будет принято, то не в июне, когда планируется ротация латвийского контингента в Афганистане. То есть не исключил такого решения в принципе, хотя и выразил сомнения в том, что в 2010 году министерство может позволить себе такое увеличение.[15]

И тут пришлось вмешаться военному руководству Латвии. Через несколько дней командующий национальных вооруженных сил генерал-майор Юрис Маклаков выступил с заявлением, в котором подчеркнул, что не рассматривает возможности послать в Афганистан хотя бы одного дополнительного военнослужащего из Латвии. Маклаков заявил также, что США желали бы увеличить численность латвийских военнослужащих вдвое, потому что необходим дополнительный контингент для обучения афганцев антитеррористическим операциям. Маклаков сказал, что он уже информировал министра о своей позиции и обосновал ее экономически. [16] После этого состоялось заседание Совета по национальной безопасности, на котором позиция Лиегиса не получила поддержки. Как сам он заметил после совещания денег на отправку дополнительных солдат в Афганистан в бюджете сейчас нет и в этом году вряд ли они будут, в связи с этим вопрос об увеличении латвийского контингента в этой стране отложен как минимум до будущего года. [17]

Но мы то уже знаем, что денег не оказалось и в следующем году. И вообще, привязка вопроса о присутствии в Афганистане к чисто денежному вопросу, представляется, несколько натянутой, особенно если учесть, что американцы прямо предлагали взять экипировку и снабжение дополнительного латвийского контингента на себя. То есть расходы Латвии на это увеличение возросли бы очень незначительно. Поэтому есть основание полагать, что, отказав американцам власти, Латвии исходили не столько из экономических соображений, сколько из политических.

Серия нападений в афганской провинции Кунар в сентябре 2009 года, где среди пострадавших оказались и два латвийских военнослужащих, вновь актуализировала вопрос об участии Латвии в военной операции в Афганистане. Некоторые партии с учетом приближающихся выборов даже обещали пересмотреть свою позицию по этому вопросу. Из шести основных политических блоков как минимум четыре выступили за изменения. Правда, обещание «как можно скорее вывести войска из Афганистана» рискнул вписать в свою программу только Союз зеленых и крестьян. Остальные предпочли использовать более осторожные формулировки, хотя в публичных дебатах сомнения относительно целесообразности дальнейшего пребывания в Афганистане постоянно звучали. «Свои обязательства надо выполнять, в этом у меня нет никаких сомнений. Но вот надо ли нам сейчас брать на себя новые обязательства, продлевать мандат? Соответствует ли это интересам Латвии?», — заявил кандидат от списка «Центра согласия» Борис Цилевич. Блок «За Лучшую Латвию!», чьи партии много лет послушно следовали пронатовским курсом, всерьез задумался над возможностью постепенной замены военного присутствия Латвии на участие в гражданских проектах. О готовности инициировать дебаты на эту тему в новом Сейме сообщил экс-министр иностранных дел Марис Риекстиньш. И только проамериканский блок «Единство» настаивал на необходимости оставаться в Афганистане. Его лидеры в течение сентября 2010 года посетили все экспертные форумы, где обсуждалась важность латвийской миссии. Одновременно была запущена и пиар-кампания об экономической выгоде операции. В качестве аргументов упоминается транзит невоенных грузов в Афганистан через латвийские порты и возможность экспорта местных товаров для нужд натовских солдат.[18]

Несмотря на рост политической и общественной оппозиции присутствию в Афганистане, свои обещания по сохранению численности воинского контингента руководство Латвии выполнило. На закрытой части заседания правительства 12 октября 2010 г. было принято решение о продлении на один год военной миссии в этой стране. А на заседании 15 октября 2010 сейм Латвии поддержал правительство по данному вопросу. Впрочем единодушия в парламенте явно не наблюдалось. За продление миссии в Афганистане проголосовали 64 депутата, 16 были против. В частности, против голосовали депутаты оппозиционной партии Центр согласия, которая добилась существенного увеличения своего представительства в сейме после парламентских выборов.

Однако уже в ходе парламентских дебатов по внешней политике 27 января сего года в докладе министра иностранных дел Латвии Кристовскиса прозвучали новые акценты по афганскому вопросу. В начале он вроде бы повторил традиционный тезис о необходимости «евроатлантической солидарности». «Роль НАТО останется центральной в обеспечении безопасности Латвии, - подчеркнул он, - и наша обязанность – активно участвовать в реализации концепции альянса, в том числе посылая в контингент НАТО часть своих вооруженных сил». Заявления о том, что латвийским военным нечего делать, например, в далеком Афганистане, министр объявил ошибочными, популистскими и политически близорукими. В то же время Кристовскис, высказал мнение, что возможно, акцент в афганской миссии следует сместить с военного присутствия на участие в реализации восстанавливающих экономику гражданских проектов.[19]

Неожиданно в ходе дебатов за свертывание военной миссии в Афганистане выступила вторая партия правительственной коалиции Союз зеленых и крестьян. Представитель этой партии депутат сейма Ивета Григуле заявила, что «хотя Латвия и должна оставаться в Афганистане столько, сколько будет необходимо, военных нужно выводить оттуда как можно скорее». «Необходима широкая дискуссия в обществе - нам надо жить с открытыми глазами! Я скажу словами министра иностранных дел Эстонии Урмаса Паэта - Латвии надо оставаться в Афганистане столько, сколько нужно, но вооруженные силы надо отвести домой как можно скорее», - заявила депутат с трибуны Сейма.[20] Депутат от оппозиционной партии Центр Согласия Сергей Мирский поддержал эту позицию.[21]

Такой ход дебатов, видимо, обеспокоил США и их ставленников в Латвии. Не случайно, через некоторое время последовало «разъяснение» со стороны министра обороны Артиса Пабрикса. По его словам, вывод латвийских военных из Афганистана с точки зрения безопасности был бы “самоубийственным”. “Страны НАТО помогают нам в охране воздушного пространства, а мы поддерживаем военную миссию в Афганистане. Прекращение миссии не даст бюджетной экономии, так как сейчас на оборону выделяется около 1% ВВП, а после прекращения миссии нужно будет выделять обязательные для стран НАТО 2%”, пояснил министр. «В будущем что-то придется делать, но не ранее 2014 года», сказал министр. Латвия могла бы укрепить гражданскую миссию в Афганистане, чтобы к 2014 году военная миссия составила 70%, а гражданская — 30%, заявил министр обороны.[22] Таким образом, Пабрикс подправил Кристовскиса, пояснив, что усиление гражданской миссии, вовсе не должен означать прекращение военного присутствия в Афганистане. Тем не менее, очевидно что сейчас баланс сил в сейме Латвии складывается в пользу вывода войск из Афганистана. За это выступают крупные фракции - Союз зеленых и крестьян и Центр Согласия, имеющие в сейме более 50% голосов. Однозначно поддерживает продолжение военной миссии лишь проамериканская партия «Единство». И только нежелание разваливать правительственную коалицию удерживает Союз зеленых и крестьян от поддержки решения в пользу вывода войск из Афганистана.

И дело здесь не только и не столько в экономических соображениях. Напомним, что во времена СССР экономические соображения вообще не влияли на позицию латвийской общественности по Афганистану, так как Латвийская ССР на эти цели из своего бюджета ничего не тратила. Во главу угла ставились морально-этические и политические соображения. Схожие процессы наблюдаются и сейчас. Усталость от войны просто витает в воздухе и не может не отражаться на настроениях в парламенте.

Эстония

Эстония принимает участие в военных действиях в Афганистане с 2002 года – сначала в рамках американской операции «Несокрушимая свобода», а с 2003 года в составе «Международных сил НАТО по содействию безопасности в Афганистане» (ISAF). Согласно официальным источникам миссия в Афганистане имеет для Эстонии «высший приоритет». Это также наиболее крупная по численности эстонская военная миссия за рубежом. Ее численность колеблется в пределах 150-165 человек. Как отмечается в официальных документах, основная задача миссии состоит в том, чтобы «совместно с международными организациями внести вклад в восстановление Афганистана, чтобы он снова не представлял угрозу безопасности, как это было до сентября 2001 года».

В настоящее время эстонский контингент в Афганистане составляет приблизительно 155 человек. Большая часть из них дислоцируется в афганской провинции Гильменд, расположенной на юге Афганистана (одна из наиболее неспокойных провинций). С 2006 года эстонский контингент подчиняется Британскому оперативному командованию в данном районе и участвует в боевых операциях против Талибана совместно с британцами, датчанами и американцами. За это время эстонские потери составили 8 человек убитыми и 63 ранеными. Таким образом, Эстония занимает второе место по числу убитых солдат душу населения (больше только у Дании).

Задачей эстонского контингента, согласно официальным источникам, является «помощь правительству Афганистана в создании безопасной обстановки в провинции Гильменд, а также в усилиях по восстановлению и созданию необходимых условий для улучшения повседневной жизни местного населения». Дополнительной целью является содействие центральному правительству Афганистана в борьбе с наркоторговлей на юге страны.

Помимо этого, эстонские военнослужащие находятся в Кабуле, Кандагаре и при штабе ISAF. С июля по декабрь 2009 года, Эстония размещала в Афганистане дополнительный контингент численностью 140 человек для содействия безопасности в ходе проведения президентских и региональных выборов.

С 2006 года Афганистан стал для Эстонии приоритетной страной с точки зрения оказания экономической помощи. В 2006-2008 годах официальный Таллин выделил Афганистану 1 млн. евро. На 2009-2011 год запланирована сумма помощи в размере 1,3 млн. евро. В 2007 году Эстония также оказала поддержку Афганистану в виде военной помощи. В 2007 году афганским властям было выделено 4 тыс. автоматов Калашникова и 5 млн. патронов.

Эстония также участвует в полицейской миссии Евросоюза в Афганистане (EUPOL). Туда направлены 4 эстонских полицейских и один советник. Миссия была учреждена в июне 2007 года. Ее целью является «обеспечение соответствующего взаимодействия с афганской правоохранительной системой». EUPOL оказывает поддержку афганским властям в таких областях как укрепление системы расследования уголовных преступлений, разведка в криминальной среде, антикоррупционная стратегия и улучшение полицейской практики в обеспечении безопасности ключевых городов, таких как Кабул и Герат. Всего в EUPOL участвует 262 человека из 21 государств Евросоюза и 4 других государств.

Правительство Эстонии рассматривает участие в военной миссии в Афганистане как явный приоритет. В 2008 году эстонский воинский контингент покинул Ирак. В феврале 2009 года завершилась военная миссия Эстонии в составе международных сил в Косовo. И сейчас Афганистан остается единственной операцией НАТО, где участвуют эстонские военнослужащие. При этом представители руководства Эстонии продолжают постоянно подчеркивать жизненно важную роль афганской миссии. Так на встрече с генеральным секретарем НАТО Расмуссеном 22 апреля 2010 г. премьер-министр Эстонии Ансип заверил, что Эстония продолжит свой военный вклад в миссию в Афганистане на нынешнем уровне и без ограничений до тех пор, пока это необходимо. На встрече была также выражена надежда, что внедрение новой стратегии НАТО по Афганистану принесет успех. А 8 мая 2010 г. Ансип совершил неожиданный визит в Афганистан, где встретился с военнослужащими эстонского контингента. Встреча проходила на базе Кэмп Бэстион (Camp Bastion) в провинции Гельменд. Выступая перед военными, Ансип назвал их патротами Эстонии и поблгодарил за службу. «Помогая другим, вы помогаете защищать Эстонскую Республику», –подчеркнул он.[23] Ансип также встретился с представителями афганских властей и командованием коалиционных сил. На этих встречах он подчеркивал намерение Эстонии продолжить поддержку операции НАТО в Афганистане.

Еще до этого блиц-визита Ансипа в Афганистане побывала делегация комиссии по государственной обороне эстонского парламента. В делегацию вошли четыре депутата: председатель комиссии, член Реформистской партии Мати Райдма, заместитель председателя комиссии, член Центристской партии Тойво Тоотсен и члены комисии Тармо Кыутс и Тыну Юуль. Целью визита было ознакомление с условиями службы эстонских военнослужащих, входящих в международные силы НАТО. В ходе визита делегация побывала в провинции Гельменд, где проходят службу эстонские военные, встретилась с руководителем военных сил НАТО в Афганистане – американским генералом Ником Картером, руководителем военных сил в Гельменде - бригадным генералом Джеймсом Коуэном и начальником штаба - бригадным генералом Дэвидом Дэвисом.

Комментируя итоги поездки, руководитель делегации Мати Райдма отметил, что несмотря на потери и гибель военных, уход военных сил НАТО из Афганистана не является выходом из создавшейся ситуации, так как деятельность международных военных в этой стране "делает жизнь ее граждан безопаснее". По мнению Райдма, участие Эстонии в военной операции НАТО в Афганистане повышает безопасность самой Эстонии.[24] По его словам, вывод эстонских солдат из Афганистана - не выход, потому что мы не хотим, чтобы имеющиеся тут проблемы добрались до Европы. Как отметил чиновник, нам, конечно, приходится постоянно нести человеческие потери, но безопасность афганского народа влияет на безопасность и нашей страны. К тому же солдаты набираются опыта, а значит, смогут, если что, защитить и Эстонию.[25] Таким образом, в правительстве Эстонии не видно даже попыток критически оценить свое участие в военной операции НАТО в Афганистане.

Однако надо отметить, что и эстонская оппозиция, в отличие от латвийской и литовской, заняла в этом вопросе примиренческую позицию. И это несмотря на то, что рядовые граждане Эстонии не испытывают энтузиазма по поводу участия своей страны в военных операциях за рубежом. Об этом, например, свидетельствует реакция школьников Кохтла-Ярве на просьбу министра иностранных дел Урмаса Паэта оценить участие Эстонии в военных акциях НАТО. В октябре 2010 г. Паэт посетил Кохтла-Ярвскую гимназию, где выступил с лекцией, а затем решил провести обсуждение основных тезисов своего выступления. Он предложил школьникам разделиться на тех, кто считает действия Эстонии верными, и на тех, кто с этим не согласен. В результате выяснилось, что ни один школьник не был согласен с утверждением Паэта о том, что граждане Эстонии должны служить в Афганистане и других горячих точках, и что вступление Эстонии в НАТО было верным шагом.[26]

Выводы

Участие трех Прибалтийских государств в военной операцию НАТО в Афганистане имеет множество схожих черт. Первоначальная вовлеченность в эту операцию объяснялась, прежде всего, желанием элит этих стран получить входной билет в НАТО и Евросоюз. Все три страны присоединились к операции еще не будучи членами этих организаций. Однако именно это обстоятельство весьма ограничило для них свободу маневра в плане принятия решений о формах и сроках присутствия в Афганистане. Если другие страны западного альянса под давлением общественного мнения могут принимать любые решения – и о сокращении своего контингента и о выводе войск, как это, например, сделала Канада, – то страны Прибалтики вынуждены отрабатывать вступительный взнос. Между тем, общественное мнение во всех трех государствах явно не в восторге от продолжения затянувшейся военной операции, которая обходится все дороже и экономически и с моральной точки зрения и в виде прямых боевых потерь.

К настоящему моменту контингенты прибалтийских государств находятся в Афганистане примерно столько же, сколько длилась советская миссия в этой стране. Надо сказать, что признаки усталости в обществе трех государств от афганской войны проявляются даже более ярко, чем в советский период. Тем не менее, прозападные элиты этих стран твердо следуют генеральной линии Вашингтона. Для них операция в Афганистане – национальный приоритет. А руководители военных ведомств Литвы, Латвии и Эстонии и другие официальные лица с завидным упорством продолжают обосновывать необходимость участия в этой, по сути, провалившейся авантюре западного альянса. При этом они демонстрируют рвение намного превосходящее усилия большинства других членов НАТО, в том числе соседних государств и даже некоторых европейских держав. Такого подобострастия не позволяли себе даже коммунистические вожди республик Прибалтики во время советского военного присутствия в Афганистане.

Идеологические конструкции, выстраиваемые прибалтийскими руководителями для обоснования присутствия в Афганистане просто умиляют. Своеобразным образчиком такой пропаганды может служить следующий пассаж с официального эстонского интернет-сайта. «Сегодня снова эстонский солдат присутствует в Афганистане. История повторяется? Совершенно нет. Вместо того, чтобы быть оккупантами, представители местного населения оказывают содействие местному населению в районах проведения операции. Количество жизней, которые удалось спасти, благодаря участию наших солдат в поддержании безопасности и стабильности в различных районах операций, никогда не будет известно. Все операции в которых участвует Эстония, характеризуются мандатом ООН и осуществляются по просьбе местного правительства».[27]

Очевидные передержки данного комментария не могут не бросаться в глаза. Советские войска в Афганистане просто объявляются «оккупантами», а вот силы НАТО – нет. С какой стати? Советские войска вошли в Афганистан по просьбе законного правительства, осуществлявшего тогда власть на всей территории Афганистана и в дальнейшем действовали по договоренности с этим правительством. Войска же НАТО, войдя в Афганистан, свергли имевшееся там правительство, установили свой собственный марионеточный режим и теперь с ним сотрудничают. И при этом русские «оккупанты», а НАТО, якобы, нет. Все как раз, наоборот.

Что касается мандата ООН, то он был получен НАТО только благодаря России. Если бы Россия не пожелала, то и не было бы этого мандата. Между тем, ожидать, что США поддержали бы мандат для СССР в период «холодной войны» – совершенно не реально и сравнивать нынешнюю международную обстановку с той, абсолютно нелогично. Одним словом, натовский контингент в Афганистане имеет сейчас даже меньшую легитимность, чем советский контингент в 1979-1989 годах. Не случайно, война против натовских войск нарастает с каждым годом, и это при том, что никакой внешней поддержки повстанцы не имеют в отличие от ситуации 1979-1989 годов. Да, и в самом Афганистане присутствие советского контингента уже подверглось серьезной переоценке. Большинство афганцев изменило свое отношение к советскому присутствию в лучшую сторону.

Ну а заявление о том, что действия войск НАТО позволили спасти жизни мирных афганцев выглядит абсолютным лицемерием. В докладе Генерального секретаря ООН о положении в Афганистане приводятся на этот счет следующие данные. В 2010 году ООН зафиксировала 7120 гражданских жертв, вызванных конфликтом (2777 погибших и 4343 раненых), что было на 19% больше, чем в 2009 году. В 5446 из этих случаев (76%) установлена причастность к ним антиправительственных сил, а 840 случаев (12%) произошли в результате военных операций проправительственных сил. Виновники жертв в остающихся 12% случаев не установлены.[28] В 2008 году погибло 2118 человек, что было на 40% больше соответствующих показателей 2007 года. Приблизительно 55% из них погибли в результате действий повстанцев, а 39% — международных и национальных афганских сил. Виновники остальных 6% жертв не установлены.[29]

Таким образом, войска НАТО несут не только косвенную ответственность за жертвы среди мирного населения как участники боевых действий, но и прямо виновны в гибели значительного числа афганских граждан вследствие неизбирательного, непродуманного, а иногда злонамеренного использования силы. При этом с 2008 года отмечается четкая тенденция увеличения жертв среди мирного населения и это встречает все большее неприятие афганского общества. Дело дошло до того, что в марте текущего года президент Афганистана Хамид Карзай отказался принимать извинения от США после гибели детей из-за ошибочной атаки коалиционных сил. Жители деревни в отдаленной области Афганистана погибли в результате ночного обстрела с вертолета коалиции. Среди 65 погибших было 20 женщин и 29 детей. Кроме того, 1 марта в результате обстрела войсками НАТО погибли еще девять детей в долине Пех, которых союзники также приняли за боевиков. Президент Карзай заявил в этой связи, что только соболезнований недостаточно, а также отметил, что жертвы среди мирного населения, появляющиеся как результат военных операций коалиции, стали главной причиной напряжения в отношениях между Афганистаном и США. «Это больше неприемлемо для афганского народа ни в какой мере. Соболезнования и порицания инцидента не могут излечить раны людей»,- подчеркнул Карзай.[30]

Таким образом, раздражение афганского общества военным присутствием НАТО на своей территории вырвалось наружу на самом высоком официальном уровне. Между тем, советская миссия даже в самые последние годы пользовалась поддержкой хотя бы части афганского общества. У НАТО, похоже, нет даже такой степени поддержки. И общее настроение у простых афганцев сейчас такое, что при «шурави» было лучше. Получилось, что в составе НАТО и Евросоюза страны Прибалтики оказались втянуты в еще более бессмысленную затею, чем было при СССР. Но если в советское время вся операция в Афганистане финансировалась из союзного бюджета, то сейчас они должны тратить на нее свои собственные деньги. А это особенно чувствительно в период мирового экономического кризиса, когда каждый евро на счету.

Таким образом, прочертив замысловатый круг, история вернула прибалтийские государства в исходную точку отсчета, в ту самую точку, откуда они начали свой, как им тогда казалось, победный марш в сторону национальной независимости, демократии и экономического процветания. Пошли навстречу высоким ценностям, а вернулись в Афганистан. Только вернулись, как оказывается, еще в худшем варианте. Ведь в советский период можно было всегда сослаться на то, что решения принимались в Москве, без учета мнения народов Прибалтики. Сейчас же это – независимые государства, которые сознательно послали свои войска в Афганистан, а следовательно являются соучастниками всех тех безобразий и преступлений, которые там происходят. Вот такая ирония судьбы.



[1] International Security Assistance Force: Troop Contributing Nations // NATO, 14 December 2010

[2] Генсек НАТО: Прибалтийские страны могут спать спокойно // Регнум, 13.04.2010

[3] Страны Балтии будут в Афганистане сколько понадобится // Ves.lv, 27.08.2010

[4] Премьер-министр Литвы: Несмотря на кризис, Литва будет продолжать участие в операциях НАТО // Регнум, 30.04.2009

[5] Литовского военнослужащего посадили за отказ служить в Афганистане // Лента.ru, 24.05.2010

[6] Президент Литвы тайно слетала в Афганистан // Регнум, 12.06.2010

[7] Литовский политик: Литве не стоит представлять, что она может финансировать геополитику США // Регнум, 19.10.2009

[8] Сейм Литвы согласился на "оккупацию Афганистана" до 2013 года // Регнум, 10.11.2009

[9] Литовский политик: Заискивание перед США для властей важнее нищенствующего населения // Регнум, 25.08.2010

[10] Литва - Польша: уже пахнет Косово: Литва за неделю // Регнум, 05.11.2010

[11] В Литве призывают вывести солдат из Афганистана // Регнум, 13.12.2010

[12] Латвия выведет войска из Афганистана? // Ves.lv, 21.09.2010

[13] НАТО: об уходе литовцев из Афганистана говорить еще рано // Регнум, 14 февраля 2011

[14] Война в Афганистане обошлась Латвии в 38 миллионов // Ves.lv, 18.09.2010

[15] Лиегис не исключает вероятности увеличения латвийского контингента в Афганистане // Ves.lv, 28.04.2010

[16] Маклаков: посылать латвийских военных в Афганистан не на что // Ves.lv, 03.05.2010

[17] Лиегис: Латвийский контингент в Афганистане пока увеличен не будет // Ves.lv, 05.05.2010

[18] Латвия выведет войска из Афганистана? // Ves.lv, 21.09.2010

[19] Кристовскис в своей речи наметил четыре направления работы МИД // Ves.lv, 27.01.2011

[20] Союз зеленых и крестьян: Латвия должна заменить военную миссию в Афганистане гражданской // Регнум, 27.01.2011

[21] Григуле: акценты в афганской миссии нужно менять уже с завтрашнего дня // Ves.lv, 27.01.2011

[22] Пабрикс: не будем сокращать миссию в Афганистане, даже в целях экономии // Ves.lv, 13.02.2011

[23] Ансип-солдатам: Вы все – патриоты Эстонии // Новости Эстонии, 08.05.2010

[24] Комиссия парламента Эстонии по гособороне пребывает в Афганистане // Регнум, 03.02.2010

[25] Delfi, 05.02.2010

[26] Оппозиция: Школьники Кохтла-Ярве "посадили в лужу" главу МИД Эстонии // Регнум, 27.10.2010

[27] http://operatsioonid.kmin.ee/index.php?page=156&

[28] Положение в Афганистане и его последствия для международного мира и безопасности. Доклад Генерального секретаря // Документ ООН A/65/783–S/2011/120, 9 марта 2011, с. 9.

[29] Положение в Афганистане и его последствия для международного мира и безопасности. Доклад Генерального секретаря // Документ ООН A/63/751–S/2009/135, 10 марта 2009, с. 16.

[30] Афганистан отказался принять извинения США за убитых по ошибке детей, констатирует «напряжение» в отношениях с Вашингтоном // «Газета.Ru», 06.03.2011

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Зачем Китаю Центральная Азия?

Мир переживают очередную геополитическую встряску с пока неясными итогами, считает российский политолог Андрей Грозин. Конфликт между Россией и Западом нарастает, далеки от безоблачных отношения Китая с США, плюс центробежные явления внутри Европы. При этом у многих стран есть свои интересы в Центральной Азии. 

Владимир Жарихин: меня удивляет конфликт "на мокром месте" в Центральной Азии

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин рассказал о том, почему руководители стран Центральной Азии начали экономическое и политическое сближение и что от этого ждать России 

Центральноазиатский союз 2.0: перспективы по-прежнему туманные

Вопросы безопасности в 2018 году продолжат оставаться ключевыми для стран Средней Азии 

Эмомали Рахмон обещает не создавать проблем соседям

Таджикистан и Узбекистан договорились о границе и визах 

Таджикистан и Узбекистан готовы отказаться от виз

Местные СМИ сообщили о скором потеплении в отношениях 

Узбекистан готов к сложной игре с высокими ставками

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, кандидат исторических наук Андрей Грозин прокомментировал состоявшийся визит узбекской делегации в Душанбе 

Страны Центральной Азии ищут возможность сближения

Казахстан созывает президентов региона на встречу 

Европарламент: Россия вытесняет США из Центральной Азии

Почему в регионе падает американское военно-политическое влияние? 

Негласное влияние России и Китая в Центральной Азии стало главной причиной упреков Европы в адрес США

Российское присутствие и военно-политическое влияние России в Центральной Азии в последние годы увеличилось, плюс оно дополняется экономическим влиянием и доминированием Китая. Западу в этой схеме просто нет места, отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. 

В отношениях с Астаной киргизы допустили много серьезных ошибок

Новый президент республики Сооронбай Жээнбеков будет вынужден налаживать испорченные отношения с Казахстаном и сохранять хорошие отношения с Россией … 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.