Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
16.10.2017
13:41:24
Константин Затулин в Сочи: Валдайский клуб и Фестиваль молодежи далее »
12:37:11
Центристская партия Эстонии одержала победу на муниципальных выборах далее »
12:30:47
Украина пока не договорилась с МВФ по траншу далее »
12:28:56
В Казахстане стартовали учения ОДКБ далее »
11:59:50
На президентских выборах в Киргизии побеждает Сооронбай Жээнбеков далее »
13.10.2017
18:04:14
Депутат ГосДумы Константин Затулин провёл приём граждан далее »
17:53:37
Вид на жительство для носителей русского языка из Украины далее »
15:16:54
Песков: ни о каком "выкупе" Украине за Крым не может быть и речи далее »
12:38:08
Армения против присоединения Азербайджана к ЕАЭС далее »
12:35:41
Назарбаев пообещал, что Казахстан будет самым надежным партнером России далее »

Украинство было утверждено путем насилия и геноцида - Кирилл Фролов далее »

Ответ России. Время покажет. Выпуск от 12.10.2017 далее »

Украина: борьба с прошлым. Время покажет. Выпуск от 10.10.2017 далее »

Большой Сочи. Саммит СНГ (комментирует Иван Скориков) далее »

Россия на Востоке. Время покажет. Выпуск от 09.10.2017 далее »

60 минут. Трамп на пороге Третьей мировой. От 09.10.17 далее »

Грозин: Ташкент не делает ставку на конкретные персоналии в Бишкеке далее »

Рубрика / Политика

Юрий Ганин : Приднестровью нужно переходить от политики выживания к стратегии развития


01.09.2010 13:29:09

Осенью в Приднестровье состоится событие, призванное дать новый импульс развитию его экономики. 16-17 сентября в Тирасполе пройдет Второй Приднестровский инвестиционный форум. Около сотни заявок от бизнесменов стран СНГ и Европы на участие в мероприятии, уже поступившие в адрес оргкомитета, свидетельствуют о том, что республика интересна для зарубежных инвесторов – несмотря на ее неопределенный международно-правовой статус.

В Торгово-Промышленной палате ПМР, которая выступила организатором инвестиционного форума, полагают, что он станет важным шагом к системной модернизации приднестровской экономики. Сегодня она, по мнению ряда экспертов, остро нуждается в серьезных структурных преобразованиях. Юрий Ганин, вице-президент Торгово-Промышленной палаты, полагает, что для своего успешного развития Приднестровье должно во многом пересмотреть государственную политику в экономической сфере, адаптировав ее к условиям 21-го века.

О том, в какой ситуации находится сегодня приднестровская экономика, ее проблемах, а также инвестиционных перспективах Юрий Ганин рассказал в эксклюзивном интервью нашему изданию.

– Юрий Григорьевич, Как Вы оцениваете инвестиционную привлекательность Приднестровья? Насколько сказывается на ней политическое положение государства?

– Инвестиционная привлекательность любой страны состоит из двух компонентов: инвестиционного потенциала и инвестиционных рисков. С первым у Приднестровья достаточно неплохая ситуация. У нас много производственных мощностей, очень высокая энергообеспеченность – можно сказать, даже избыток электроэнергии, стопроцентная газификация территории, дороги с твердым покрытием. Одним словом, сравнительно развитая инфраструктура. Плюс – хороший потенциал трудовых ресурсов, множество специализированных учебных заведений, способных подготовить нужные рабочие квалификации. Кроме того, у нас выгодное географическое положение и плодородные почвы – если восстановить систему мелиорации, можно в разы увеличить объемы сельскохозяйственного производства. Можно строить перерабатывающие заводы прямо возле полей и быстро зарабатывать неплохие деньги.

Если же говорить о рисках, то здесь надо начать с того, что у нас достаточно льготное законодательство для инвесторов. У нас есть гарантии государства, что не будет реприватизации, что интересы инвестора будут защищены и он может спокойно вывезти свои дивиденды. Все это сглаживает определенную часть рисков. При этом политические риски, конечно же, остаются. Однако неопределенность международно-правового статуса ПМР не играет в них определяющей роли. По разным подсчетам, это где-то 15-20 процентов от удельного веса всех рисков. Более значительную роль играет эффективность управления внутри государства и внутриполитическая стабильность.

– Со вторым в Приднестровье сейчас вроде бы все в порядке, спор между ветвями власти удалось погасить...

– Да, и установившаяся политическая стабильность очень много значит для бизнеса. Но остается еще вопрос с государственным управлением. Здесь не все так оптимально. Многие зарубежные инвесторы, приходящие в Приднестровье, говорят о том, что им было бы намного удобнее работать с коллегиальным органом исполнительной власти – правительством во главе с премьер-министром. Существующая сегодня система Кабинета министров не всегда позволяет решать вопросы в комплексе, поскольку у конкретного министра строго ограниченная компетенция, а все время выходить на Президента тоже не вариант. Нам бы не помешал эдакий государственный менеджер, обладающий соответствующими полномочиями для оперативного решения экономических вопросов – и во всем мире эту роль выполняет премьер-министр.

Кроме того, у нас, к сожалению, пока отсутствует системная, комплексная работа по привлечению инвестиций. В Приднестровье нет ни одного инвестиционного агентства. Такие структуры, создаваемые государством, есть в России, Украине, многих других странах мира. Эти агентства ищут за рубежом деньги под инвестиционные проекты, разрабатываемые государством и бизнесом, проводят переговоры с международными структурами.

Еще одна проблема – отсутствие развитого фондового рынка. Простой пример: инвестор купил акции приднестровского предприятия и решил их затем продать. Где он может это сделать? Есть ведь такое понятие как кредитный рейтинг, который определяется тем, может ли владелец продать или купить акции. Движение ценных бумаг – это важнейший сегмент инвестиционной деятельности. У нас, к сожалению, его фактически не существует.

Или возьмем другой важный момент. Инвестиции всегда любят систему. Приднестровью остро не хватает хорошо просчитанного, генерального плана развития территорий – городов и районов. То есть инвестор должен знать, что вот здесь, к примеру, будет строиться Дворец культуры, там – перерабатывающее предприятие. У нас же сейчас все это в хаосе. Кто-то пробил строительство магазина, и занимается этим. А городу, может быть, вполне достаточно магазинов, ему не хватает парков, или школ, или каких-то еще объектов. Нет долгосрочного, основанного на нуждах населения, проекта – сколько и чего будет построено в таком-то году. Пока такой системы не будет, существующая неопределенность будет сдерживать привлечение инвестиций.

Одним из самых серьезных вызовов для Приднестровья последних лет стал мировой финансовый кризис, который заметно ударил по экономике государства. Как Вы оцениваете эффективность антикризисных мер, осуществленных в республике?

– Из 67-ми мероприятий, реализованных государством в рамках антикризисной программы, я бы выделил пять наиболее важных, которые дали заметный положительный результат. В их числе – замороженные тарифы на услуги естественных монополий, а также льготные бюджетные кредиты бизнесу на общую сумму в 40 миллионов долларов, которые позволили предприятиям выстоять в условиях резкого падения спроса на их продукцию на внешних рынках. Кроме того, эффективной мерой стали средства, выделенные министерству промышленности на развитие инфраструктуры – ремонт дорог, прокладку водопроводов, завершение газификации регионов. Это дало возможность поддержать многие наши организации, находящиеся на бюджетном финансировании – дорожные и тепловые службы, коммунальные хозяйства. Положительный результат дали также субсидии сельскохозяйственным предприятиям. Заметную роль сыграла и отмена 5% уровня рентабельности при определении налогооблагаемой базы по налогу на доходы организаций – то есть предприятия не стали штрафовать, если они сработали себе в убыток.

В результате антикризисных мер в Приднестровье удалось сохранить главное – социальную стабильность, государство не допустило каких-то существенных экономических потрясений для населения. Была обеспечена относительная устойчивость рубля ПМР, валютного курса – население могло купить и продать иностранную валюту. Выстояла и промышленность – по итогам первого полугодия 2010 года рост промышленного производства в республике составил 34 процента (по отношению к аналогичному периоду кризисного прошлого года – ред.).

– Вот Вы сказали о том, что существенной мерой поддержки приднестровским предприятиям в период кризиса стали кредиты, выделенные государством. Однако, несмотря на подошедшие сроки, предприятия не торопятся их возвращать и просят о новой поддержке. Это поставило под угрозу обеспечение социально защищенных статей бюджета страны. Такая ситуация вновь актуализирует вопрос о социальной ответственности бизнеса. Как, на Ваш взгляд, можно разрешить этот конфликт?

– Ситуация действительно острая – в Приднестровье уже заговорили о том, что если кредиты вовремя не возвратят, придется секвестировать бюджет, и без того достаточно урезанный. В связи с этим хочу напомнить, что у нас есть трехстороннее соглашение между властью, профсоюзами и представителями работодателей в лице Союза промышленников, аграриев и предпринимателей. В случае возникновения споров должна быть собрана согласительная комиссия, которая эти вопросы будет решать путем переговоров. К сожалению, ни одна из сторон не использует сегодня этот механизм. Государство демонстрирует готовность к жестким мерам – таким, как закрытие счетов предприятий-должников. Но в таком случае они не смогут работать и вряд ли сумеют вернуть кредит. Конечно, есть надежда на то, что денег дадут инвесторы – состоятельные зарубежные владельцы некоторых предприятий. Но не у всех должников есть такие богатые собственники.

На мой взгляд, оптимальным выходом могли бы стать именно переговоры и поиск компромиссных вариантов. Например, такой: предприятия берут кредиты в коммерческих банках и тут же возвращают эти деньги в бюджет. Подобные предложения уже выдвигались. Но здесь нужно содействие государства – договориться о том, чтобы коммерческие проценты не оказались заоблачными. Думаю, что наши банки могли более активно участвовать в антикризисных мероприятиях – в последние два года они почему-то больше предпочитали держаться в тени.

– В период кризиса много говорилось о необходимости всемерной поддержки малого бизнеса. Насколько это было реализовано, и что нужно сделать для того, чтобы малое предпринимательство, которое в развитых государствах дает существенную долю ВВП, в Приднестровье получило реальный импульс для роста?

– К сожалению, в целом декларации о поддержке малого бизнеса не были воплощены на практике. Льготами воспользовались около полусотни малых предприятий – при том, что в республике их работает около пяти тысяч. Во многом такая ситуация связана с тем, что у нас единый подход со стороны государства к бизнесу в целом. А его необходимо разделять, создавая для каждой категории свои условия.

Серьезная проблема – это морально устаревшее законодательство. В законе, который регулирует в Приднестровье деятельность малого бизнеса, нет льгот, которые побуждали бы его к развитию. Его необходимо перерабатывать, и Торгово-Промышленная палата уже готовит для этого свои предложения. Во всем мире малый бизнес разбит на категории. Первая – это микропредприятия, на которых работает от 1 до 10 человек. Для них предусмотрено множество льгот, позволяющих побудить патентщиков к созданию юридического лица. Далее идет малое предприятие – до 50-ти человек, затем среднее – до 100 человек (в России – до 200). У нас же в малом бизнесе всего одна категория – предприятие от 1 до 100 человек. Сравните: один человек и сто, а требования одинаковые.

Еще одна проблема заключается в том, что у малого бизнеса в Приднестровье нет льготного доступа к финансам. Он в таких же условиях, что и крупные предприятия – чтобы получить кредит на развитие своего дела, нужны особые гарантии. В развитом мире эту проблему государство решает через создание гарантийного фонда. То есть гарантирует банкам возврат существенной части кредита, взятого предпринимателем. Кроме того, весь мир сегодня идет по пути создания микрокредитных организаций на местах, когда для того, чтобы получить сумму до пяти тысяч долларов, достаточно оставить паспорт. Местные власти знают, кому выдают кредит, знают его родственников – это определенная гарантия того, что человек не исчезнет с деньгами. Вместе с тем, упрощенные условия для получения кредита дают мощный импульс для развития малого предпринимательства.

Не менее важный момент – это соответствующее обучение. Человеку можно дать деньги, но если он не умеет планировать бизнес, не знает, как правильно действовать, у него мало что получится. Сегодня у нас учатся малому бизнесу на базаре или в киоске, у друзей и соседей, но это не лучший путь. Мы в рамках ТПП и запустили поэтому проект бесплатного обучения для начинающих предпринимателей, финансируемый при поддержке международных организаций.

К сожалению, у нас большое количество предприятий, занимающихся куплей-продажей, и нет акцента на развитие производственного малого бизнеса. У нас было объявлено о необходимости развивать производство и сферу услуг в законе о мерах по поддержке отдельных категорий бизнеса, но он фактически не работает. Та же ситуация и с законом об упрощенной системе налогообложения. За семь лет, с 2003 года, на эту систему не перешло ни одно предприятие. Почему так получилось? Дело в том, что в законе предусмотрено обременение: если ты переходишь на упрощенную схему, за тобой усиливается контроль и количество проверок. Какой предприниматель на это согласится? Таким образом, закон фактически убили. А между тем, во всем мире упрощенная система налогообложения – это фундамент для развития малого бизнеса.

Существует ли в Приднестровье долгосрочная стратегия развития экономики, и какие шаги, по-Вашему, государство должно сделать в первую очередь для того, чтобы обеспечить поступательное экономическое развитие?

– Реализация антикризисной программы показала, что основные усилия у нас сейчас сосредоточены на выживании экономики. В этом один из ее существенных минусов. На мой взгляд, гораздо полезнее было бы определить наиболее приоритетные направления, перспективные отрасли, которым нужна поддержка, и распределять средства более адресно, с перспективой структурной перестройки. Ведь деньги из бюджета были выделены немалые.

Один из первоочередных шагов, которые необходимы Приднестровью, – это уход от моноструктурности экономики, ее диверсификация. У нас же сейчас 60 процентов всего производства держит Молдавский металлургический завод. Перекос существенный, делающий нашу экономику чрезвычайно уязвимой. О необходимости диверсификации у нас говорится на самом высоком уровне, но практически для этого пока мало что сделано. Так, значительная поддержка в рамках антикризисных мер была оказана ММЗ, в то время как в сельское хозяйство, потенциал производства которого составляет около миллиарда долларов, были направлены значительно меньшие суммы. То есть структурных изменений не произошло.

Еще один важный момент – это огромный дисбаланс между экспортом и импортом. В лучшее время, в 2008 году на миллиард долларов мы продали, а на два с половиной миллиарда купили. Здесь нужна практическая реализация программы по импортозамещению: максимальное развитие собственных производств и закрытие внутреннего рынка для тех импортных товаров, которые могут составить конкуренцию приднестровским. Сейчас же у нас происходит обратное. В рамках антикризисных мер Приднестровье отменило сертификацию всего, что мы сюда завозим. То есть мы убрали важнейший рычаг в руках государства для защиты отечественного производителя. Посмотрите, как эффективно работает в России Онищенко. То мясо, то яйца, то молоко, то еще что-то импортное не пускает, давая тем самым возможность развернуться внутреннему производителю. Мы же от этого инструмента фактически отказались – ликвидировав, по сути, систему сертификации.

Мы говорим о том, что у нас социально ориентированная экономика. Что это означает? Что мы по максимуму поддерживаем образование, медицину, пенсионную сферу. У нас все целевые государственные программы – потребительские. Но в такой концепции нет идеи развития. Получается, что мы сегодня бюджетные деньги вкладываем только в затратные статьи, не уделяя достаточного внимания тем проектам, которые обеспечат развитие государства через десять, двадцать и более лет, давая новые поступления в бюджет.

Но ведь на таких подходах экономика не может держаться все время. Поэтому, на мой взгляд, главная задача для Приднестровья сейчас – это осуществить переход от политики выживания к стратегии развития.

– Способно ли Приднестровье предложить для этого соответствующие проекты, которые заинтересовали бы зарубежных инвесторов?

– Безусловно. Собственно, с этой целью мы и проводим инвестиционный форум. Свою заинтересованность в нем проявили, в частности, крупные инвестиционные агентства из России, Германии, других государств. Одна из перспективных сфер – сельское хозяйство, строительство новых перерабатывающих заводов. Во всем мире мы видим устойчивую тенденцию роста цен на продовольственные товары, увеличение спроса на них. И Приднестровье с его благоприятными сельскохозяйственными условиями привлекает внимание многих инвесторов. Сейчас агропромышленный сектор у нас дает от силы 4 процента ВВП, но опыт советского времени показывает, что у республики огромный потенциал в этой сфере, и здесь есть куда развиваться. Среди других проектов, в которых готов принять участие зарубежный бизнес – реконструкция Дубоссарской ГЭС с ее богатым энергетическим потенциалом. Другими словами, у нас есть, что предложить инвесторам, и это как раз те проекты, которые призваны обеспечить поступательное развитие экономики ПМР.

Беседу вел Артем Кабаев

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Красносельский: Аргументов в пользу объединения с Молдавией нет

Итоги встречи в формате «1+1»: Молдова демонстрирует переговорную пассивность

Итоги встречи в формате «1+1»: Молдова демонстрирует переговорную пассивность

Вывод миротворцев из Приднестровья будет означать возможность возврата к горячей стадии конфликта

Директор НИИ миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов отмечает, что за заявлениями о выводе российских войск из Приднестровья стоит желание дестабилизировать ситуацию в регионе. 

На примере Приднестровья прослеживается стратегия по разжиганию конфликта

На примере Приднестровья прослеживается стратегия по разжиганию конфликта 

В Молдавии приняли декларацию о выводе войск России из Приднестровья

Парламент Молдавии проголосовал за принятие декларации о выводе российских войск из Приднестровья. Их присутствие на «территории республики», как уточняется в документе, представляет собой угрозу для суверенитета страны 

Молдавия начала силовую реинтеграцию Приднестровья

Кишинев открывает себе дорогу в НАТО, взяв под контроль границу непризнанной республики 

«Проект Украина» срывается: Россию втягивают в новую войну — в ПМР

«Проект Украина» срывается: Россию втягивают в новую войну — в ПМР 

Константин Затулин: Поддержка Додоном Молдо-украинских постов как-то не согласуется с разговорами о необходимости диалога и шагов навстречу друг к другу

Депутат Госдумы выразил сожаление о том, что президент РМ поддержал идею создания совместных постов Молдовы и Украины на границе с Приднестровьем 

Ситуация вокруг Приднестровья. Большие дебаты в Москве

Ситуация вокруг Приднестровья. Большие дебаты в Москве 

Влияние Украины на развитие ситуации вокруг Приднестровья

Выступление Константина Затулина на"круглом столе" Комитета Государственной Думы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками на тему: "Влияние Украины на развитие ситуации вокруг Приднестровья" 8 июня 2017 года 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.