Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Президентская кампания в Белоруссии

Президентская кампания в Белоруссии  далее »
10.07.2020
13:40:43
Постпред РФ при ОБСЕ заявил о подготовке Украиной военного сценария по Донбассу далее »
13:32:48
КГБ Белоруссии заявил о доказательствах причастности соперника Лукашенко к преступлениям далее »
12:49:28
Госдума РФ поддержала проект о новом механизме распределения квот для мигрантов далее »
12:43:20
Президент Белоруссии выразил готовность перераспределить полномочия в новой Конституции далее »
12:41:31
Президент Абхазии Аслан Бжания хочет наладить отношения с Грузией далее »
09.07.2020
16:31:21
Константин Затулин поздравил коллектив "Юг-Спорт" с юбилеем победы СССР на чемпионате Европы по футболу далее »
16:24:12
Песков рассказал об отношении Кремля к Януковичу далее »
16:23:19
Медведев: Мы с белорусами один народ далее »
14:28:08
В Казахстане 13 июля станет днем траура по умершим от коронавируса далее »
13:58:51
Аркадия Бабченко включили в перечень террористов и экстремистов далее »

России пора обратно собирать свои территории? далее »

Евсеев: когда может быть достигнут компромисс по Ливии далее »

Зеленский признался в своей политической потенции. 60 минут от 8.07.2020 далее »

Двойные стандарты США, политическое противоборство в Америке. Вчере с Владимиром Соловьевым 7.07.2020 далее »

Переговоры по Донбассу: «красные линии» для России далее »

Ливия: развитие ситуации и итоги визита в Россию парламентской делегации далее »

Переговоры Путина и Лукашенко далее »

Детали

И не друг, и не враг, а батька...


05.06.2020 Источник: Общественное телевидение России

Владимир Леонидович Жарихин

Заместитель руководителя Института стран СНГ. 

Член Совета по национальной стратегии.


перейти на страницу автора

 «И не друг, и не враг, а батька». Александр Лукашенко потребовал от нового белорусского правительства снизить зависимость от России.

Александр Лукашенко, президент Белоруссии: «Мы – открытая экономика. Наш внутренний рынок невелик, но и отдавать его ни в коем случае никому нельзя. Причем проблему зависимости от рынка одной страны следует решить окончательно. Мы не можем даже от братской России зависеть на 50–55%. Мы должны диверсифицировать рынки».

Анастасия Сорокина: Правда, непонятно – считать ли это отказом от прежних требований скинуть цены на нефть и газ. Почему даже в Белоруссии предвыборная кампания сопряжена с обвинениями в наш адрес? Вот об этом и поговорим в ближайшие полчаса.

Александр Денисов: Поговорим вместе с вами. Подключайтесь к разговору, звоните и пишите, что вы думаете по поводу этого высказывания Александра Григорьевича.

На связи у нас Андрей Суздальцев, политолог. Андрей Иванович, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Александр Денисов: Андрей Иванович, вы знаете, я просмотрел за сегодняшний день все новости, которые валятся к нам из Белоруссии. Вы знаете, очень интересно! Можно целый учебник хитрости составить, даже хитрости какой-то откровенной. Значит, от России отойти, Европу похваливать. Потом пообещать: «Мы подумаем, что делать с российскими военными, с российскими базами у себя. Решаем вопрос». При этом похваливать НАТО. Ну, дальше я молчу – насчет внутреннего рынка, внешнего. Еще об этом поговорим.

Как вам эта политика? Как ее можно вообще охарактеризовать? И как понимать ее?

Андрей Суздальцев: Это стандартная политика белорусского руководства. То есть – пытаются балансировать между Востоком и Западом, ищут такие варианты, чтобы и нашим, и вашим.

Я напоминаю, что в январе месяце Владимир Путин ответил на вопрос о политике Лукашенко в отношении Крыма, потому что вы помните, что у нас одна часть Союзного государства не признает включение Крыма в состав России, возвращения в состав России. И Путин сказал: «Будешь пытаться сидеть на двух стульях, как всегда, но при этом получать, что называется, поддержку только с одной стороны – российской».

Александр Денисов: Любопытно наблюдать за белорусскими каналами. Я включил телевизор. По-моему, «БелРос», такой канал есть, ток-шоу там шло. Они обсуждали, тема такая у них: «Существует ли Союзное государство?» Мне кажется, даже всем белорусским ежикам в лесах ясно, что его нет. Ну и у нас тоже. Ну очевидно.

И какой же следующий тезис у них был в анонсе? Про нефть и газ. Вот что волнует прежде всего политический истеблишмент в Белоруссии? Это цена на нефть и газ. И как это увязывать с этими заявлениями? «Отойти, чтобы побольше было суверенитета, но цена на нефть и газ нас по-прежнему интересует». Это как?

Андрей Суздальцев: Вы знаете, очень странная сложилась система. Ну, тут немножко мы ведь тоже виноваты.

Александр Денисов: Виноваты?

Андрей Суздальцев: Да. Когда мы создавали Союзное государство, был очень своеобразный баланс наших интересов и интересов белорусских. Это конец 90-х годов. И наши интересы – это, конечно, вопросы безопасности. Мы пытались понять, как нам может помочь Белоруссия на Западе. И это была серьезная тема, согласитесь. Там появились два объекта, мы за них заплатили до следующего года, до 2021 года. И Лукашенко обманывает, когда говорит, что мы не платили ни копейки. Платили. Там два объекта, и на них работают и служат в основном граждане Белоруссии. Это с одной стороны.

С другой стороны, для белорусской стороны… Конечно, да, для нас еще важен был транзит и чтобы как-то не терзали там наших сограждан, этнических русских, которых довольно много было. Ну, сейчас все меньше и меньше.

А белорусский вопрос – это, конечно, нефть и газ, потому что газ – это издержки экономические, а нефть – это валюта. Валюту Белоруссия зарабатывает именно на нашей нефти: она ее продает, перерабатывает и снова продает. И продает везде, зачастую даже конкурируя с нашими нефтепродуктами. Это старая история. И это, в принципе, треть доходов.

Периодически доходы от поддержки России составляли до половины бюджета Белоруссии, а общая сумма дотаций, преференций, субсидий и так далее, которые получила Белоруссия за последние 20 лет, на 1 января этого года составила 133 миллиарда долларов. Нормально так, да? Вложили неплохо. И все эти деньги безвозвратные.

Ну и как нам дальше быть? Вот этот баланс стал смещаться, потому что здесь нет никакой интеграции, вообще никакой интеграции нет. И оказалось так, обнаружилось, что нет ни одной совместной корпорации, нет каких-то подвижек в торговле. Постоянно идет грызня какая-то.

То есть, в принципе, наша интеграция в рамках Союзного государства – это только уступки белорусской стороны в отношении белорусских гастарбайтеров. У нас их много, около 700 тысяч. Вот сейчас уже появились семьи, заводят семьи. Ну, около миллиона уже будет. Учитывая, что вообще в Белоруссии примерно 4 миллиона 250 тысяч трудоспособного населения. И как здесь быть?

Когда нам говорят: «Вот вы союзники, дайте нам газ, нефть и так далее – в общем, как положено», – у нас возникает вопрос: а какие вы союзники? Вот были голосования на Генассамблее ООН в нашу пользу, согласованные МИДом. И все. То есть ни Абхазия, ни Южная Осетия, ни Крым. Наоборот, нас постоянно за это ругают, нас обвиняют, какие мы авантюристы и так далее. Не согласовано почему-то с Лукашенко это все. В общем-то, поддержка Киева, «надо уничтожить боевиков на Донбассе». Это слова Лукашенко. То есть политика абсолютно антироссийская.

Но когда нам говорят: «Мы же вроде бы защищаем вас с запада», – возникает вопрос: а что делает тогда Калининград? Калининград гораздо западнее, чем Белоруссия. Это он защищает Белоруссию с запада. А что мы здесь получаем?

Мы попросили базу в 2015, базу ВКС. Нам объяснили очень популярно, что нам не нужна база. Вы знаете, Лукашенко знает, что нам нужно. Он сказал: «А не нужна русским база, это мы лучше понимаем». А база нам очень нужна, потому что напротив буквально, на польской территории строится база американского ПРО. И нам очень неплохо было бы до нее дотянуться в итоге, но Лукашенко запретил это дело, отказал нам. Два года переговоров, и мы практически это время потеряли. За что очень благодарно НАТО.

Вот такие вопросы возникают. Когда наш Владимир Владимирович наконец-то это все как-то стал складывать в какую-то мозаику… Потому что я лично пишу об этом 22 года каждую неделю – то, что я вам сейчас рассказываю. Наконец-то где-то кто-то что-то прочитал – ну, может, не меня, ради бога. Но как-то поняли, что как-то не складывается баланс. Получаем вторую Украину.

В 2018 году стоял вопрос о том, что делать. «Давайте как-то не будем касаться внешней политики». Ну, мы такие-сякие, конечно. Как называет нас Лукашенко? «Пьяное быдло», «без знака качества», «варвары без мозгов и денег» и все остальное. И это глава государства. Вот Путин бы сказал такое в отношении белорусов – это нормально?

Александр Денисов: Вообще совершенно… Трудно себе представить, что политик такого уровня такое произносит, такие речи ведет. Просто невероятно!

Андрей Суздальцев: А вот как нам? Понимаете, мы же международники. Нам говорят: «Как это? Трамп, Меркель чуть ли не с поклонами», – и тому подобное. Это единственный президент мира, который может грязью обливать наше правительство, наше государство, наш народ, понимаете, беззастенчиво.

Вы понимаете, это, конечно, сказывается, потому что страна, в принципе, близка к украинскому стандарту, она антироссийская. И 20 с лишним лет я регулярно смотрю все новости, даже записывал одно время их. Нет ни одного сюжета белорусского телевидения, где было бы что-то доброе о России. Ничего! Катастрофы какие-то, грязь какая-то.

В 2010 году была очередная «война». Помню, как-то мне запомнилась съемка – какая-то толпа народу ночью около магазина. И объясняют: «Это Москва, голодные москвичи вышли ночью к магазину. Ждут, когда приедут магазины грузовые из Белоруссии и привезут еду».

Александр Денисов: Это какой год?

Анастасия Сорокина: Когда?

Андрей Суздальцев: 2010 год.

Александр Денисов: 2010 год?

Андрей Суздальцев: И постоянно такие вещи. И что мы хотим от этого? И мы решили: «Так, хорошо, ладно, пускай. Суверенная независимая политика, Лукашенко на этом настаивает. Мы это прекрасно понимаем». Но как-то странно, что она сразу оказывается антироссийской. «Там братья-украинцы. Ну понятно, ладно. Мы согласны, все, не трогаем их». Тогда давайте как-то с экономикой разбираться. А вот тут ваш вопрос. Наконец-то я до него добрался, вы уж простите.

Белорусы построили очень своеобразную национальную экономическую модель, которая, в принципе, помогала им выживать почти четверть века. Там немного пунктов.

Первый пункт – максимально свободный доступ к дешевому российскому газу и нефти. Это основа. Второе – максимально свободный доступ к российскому рынку. Третий момент – закрытый белорусский рынок. Но, когда возникают вопросы, нам говорят: «Вам жалко, что? Маленький рынок и так далее и тому подобное». Поэтому когда говорят: «Мы хотим равенства», – то это равенство только на российском рынке, а у себя – нет. И, конечно, госсектор. Ну понятно, это авторитарный режим, и ему необходима, конечно, какая-то основа.

И все разговоры об экономике с Россией – это только «дайте газ и нефть». В общем, больше того, это олигархи, которые не дают белорусскому народу газ и нефть.

Там есть такой товарищ, и он поразил… В ноябре прошлого года мы встречались в Москве, была конференция. И он говорил: «Как вы смеете поднимать цену на газ и так далее? Вот вы подняли в 2007 году – и нам даже пришлось сократить поддержку экономическую нашего белорусского населения». Я говорю: «А рязанцы наши пускай подыхают?»

Они не понимают. Понимаете, они не понимают. То есть это объяснять бесполезно. Понимаете, это какой-то этнический национализм, то есть «мы обязаны». Это украинский формат. Вот что страшно. Когда это в Москве объясняешь (а я в Москве живу 15 лет, когда депортация состоялась у меня), люди не видят. «Как же так? Этого же не может быть!»

Александр Денисов: Андрей Иванович, а этот национализм укоренен и среди населения там, не только среди элиты?

Андрей Суздальцев: Там несколько разновидностей. Понимаете, до Лукашенко был очень распространен бытовой национализм, он советский, ну, когда «кормили Москву и Ленинград» и так далее. Ну, когда бензин был дешевле минералки. Об этом не помнили. Понимаете? В общем-то, когда объясняешь, что наше село был просто истреблено до Второй мировой войны – этого не понимают. Ну, «кормили». И там такое было.

Хотя народ, конечно, к нам очень хорошо расположен, надо отдать должное. Народ и сейчас неплохо расположен, даже на сегодняшний день. Они как-то ориентируются на Россию, посматривают. «Но надо, чтобы как-то отличались», – это было привито уже при Лукашенко. Понимаете? «У нас продукты лучше, чем у вас». И это все постоянно накачивалось, накачивалось, накачивалось.

И конечно, есть этнические националисты. Такие есть везде – и на Украине есть, и у нас встречаются.

Александр Денисов: Андрей Иванович, вопрос, чтобы подвести итог: что нам сделать в этой ситуации? Отойти с пониманием? Или как? Что тут вообще можно?

Андрей Суздальцев: Надо было эти вопросы поднимать даже в 90-е годы, когда мы действительно собирались интегрироваться. Лукашенко нам очень помог, когда объявил, что он будет идти на интеграцию с нами. Не забывайте, что годы были тяжелые, это были годы чеченских войн. В общем-то, мы создали Союзное государство в 99-м, а впереди была еще Вторая чеченская война. Но за это мы здорово, конечно, и отплатили. Мы действительно очень много помогли Белоруссии и помогаем.

Поэтому что сейчас делать? Понятно, что с Лукашенко у нас никакой перспективы нет. Лукашенко играет с огнем, он дружит с Украиной и так далее, он ищет себя на Западе. В общем, он очень беспокоится о том, как пролонгировать власть. Осенью будет референдум конституционный, по-видимому. И там будет элемент механической передачи власти по наследству, то есть старшему сыну, а потом младшему. То есть это на столетия.

Ясно, что интеграции никакой не будет, в общем-то. И как-то нам надо понять, что эта страна нам близкая, народ нам тоже близкий, и мы заинтересованы в государстве между нами и Польшей, наша славянская страна. В общем-то, вмешиваться, допустим, в выборы сегодняшнего дня… Выборы там будут очень тяжелые для Лукашенко. Он очень боится. Там протестное голосование формируется. Там, кстати, перестали ругаться, кто литвины, а кто белорусы. Они даже как-то стали группироваться против Лукашенко. И он это чувствует. Отношения разорваны и с Москвой, и с Западом. Он один остался, босой и голодный, как говорится, ему тяжело.

В общем-то, они пытаются нас как-то втянуть, чтобы мы как-то подействовали. Но мы тут рискуем получить такой удар с Запада: «Опять Крым-2, вмешательство и так далее?» Это очень тонкая работа, очень тонкая настройка. Но мы должны понимать, что современной экономики Белоруссии без России нет, ее просто нет. Кто бы там ни избрался, первый визит будет в Москву.

Александр Денисов: Должен будет договариваться.

Андрей Суздальцев: И нужно очень осторожно и внимательно этим делом заниматься.

Александр Денисов: Спасибо большое, Андрей Иванович.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Андрей Суздальцев, политолог.

Александр Денисов: У нас на связи Владимир Жарихин, заместитель руководителя Института стран СНГ. Владимир Леонидович, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Владимир Жарихин: Добрый вечер.

Александр Денисов: Слышали наш разговор? Согласны ли, что мы упустили в прошлом отношения с Белоруссией, запустили их, ошибки сделали? И вот сейчас мы заложники тех прежних ошибок. Как выбираться – не совсем очевидно.

Владимир Жарихин: Вы знаете, я Андрея с удовольствием послушал. По сути, я с ним по многим вещам согласен, но я бы так радикально не выступал. Все-таки в нем до сих пор немного говорит личная обида.

Если обижаться на Лукашенко (а там есть на что обижаться, будем говорить прямо, и здесь Андрей прав), то действительно можно упустить самое главное – в общем-то, связи с белорусским народом, который до сих пор относится к нам, пожалуй, лучше всех из стран мира, будем говорить прямо. И это упускать нельзя. Может быть, вот эти всякие обидные лукашенковские штучки и его дешевый шантаж, с помощью которого он из нас выбивает всякие преференции, надо так же пропускать мимо ушей, как это делает наш президент, а говорить о главном и стремится к главному. А это – расширение нашего сотрудничества. Я бы сказал так.

Анастасия Сорокина: А как вы отнеслись к этому заявлению, которое было перед новым правительством, относительно экономических опор, об изменении экспорта, что надо менять шаги, уходить от этой зависимости?

Владимир Жарихин: Разговоры разговорами. Они, собственно говоря, и сделаны для того, чтобы провести избирательную кампанию. У него она в этот раз получится, видимо, непростая.

Обратите внимание, что назначен премьером господин Головченко. Вроде бы, несмотря на то, что сохранен, например, такой прозападный человек, как Макей, Владимир Макей, министр иностранных дел, он вроде бы как представитель силовиков, имел дело с вооружениями, был послом в Арабских Эмиратах, тоже по этой теме много работал. Это значит, что вроде бы тогда получается нахождение друзей там, так сказать, в районе Ближнего Востока.

Первый вице-премьер – Николай Снопков. Только что, буквально несколько месяцев назад получил агреман посла в Китае. Отозван – и первый вице-премьер. Лукашенко сказал: «Китайские товарищи, надеюсь, меня поймут и не осудят». Но я думаю, что китайские товарищи крепко запомнят, потому что так раскидываться агреманами для послов китайцам – это как-то довольно обидно. И вот здесь та самая неуклюжесть, которая часто подводит Лукашенко, получилась, я так считаю.

Действительно, так как население в подавляющем большинстве считает (и не без оснований), что белорусская экономика, белорусское государство без российского рынка, без дружбы с Россией испытает судьбу юго-западного соседа (я имею в виду Украину), и в части разрушения промышленности, и в части снижения жизненного уровня, то ему надо как-то людей успокоить. Поэтому: «Вот смотрите – у меня Головенко будет заниматься тем, чтобы сделать экономику независимой ни от кого. Снопков в Китае побыл пару месяцев, он там контакты наладил с китайцами – и потекут китайские инвестиции».

Ему сейчас главное – дать какие-то альтернативы тем людям, которые напуганы всеми этими его, ну скажем прямо, очень неприличными и очень постыдными действиями.

Александр Денисов: Словами.

Владимир Жарихин: Да, словами.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, можем послушать зрителя – и вернемся к нашему разговору. На связи у нас Михаил из Белгорода. Михаил, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я вот что хочу вам сказать. Лукашенко давно уже напоминает Путина номер два. Вот он пришел к власти в 94-м году не только на постсоветской, но и на пророссийской волне. А если бы не пророссийская волна, то он бы так и был директором совхоза. И он постоянно занимается шантажом России, шантажирует и шантажирует: «Смотрите – мы уйдем от вас в Америку. Смотрите – мы уйдем от вас на Запад». Ну, этим шантажом занимаются все постсоветские республики.

В этой связи вопрос: зачем нам вообще этот СНГ, если мы никакой выгоды от него не имеем? Только денежки вкладываем, а в ответ только плевки получаем и оскорбления.

Александр Денисов: Спасибо, Михаил.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, вот у нас мнение зрителя такое.

Владимир Жарихин: Ну, есть основания для того, чтобы так думать. В конце концов, действительно, Александр Григорьевич, что называется, достал. Я поражаюсь выдержке нашего президента. Он достал и нашего зрителя из Белгорода.

Хотя какое-то время очень много у него было симпатизантов, когда нам рассказывали, что Белоруссия – это некий осколок Советского Союза, что там осталась советская экономика и так далее и тому подобное. Очень поддерживали наши коммунисты из КПРФ эти все надежды. Но на самом деле у Лукашенко ведь никакая не социалистическая экономика.

Александр Денисов: Семейный капитализм – так называют в газетах.

Владимир Жарихин: Ну, семейный капитализм или страна-корпорация, которая может существовать, когда рядом есть огромный рынок, как российский, и не может существовать сама по себе. И сколько бы он ни создавал эти фантомы с помощью Романа Головенко, с помощью Николая Снопкова, мол: «Вот они придут сейчас и сделают независимую экономику», – независимой экономики в такой модели, которая принята у Лукашенко, уже не получится.

Александр Денисов: Спасибо большое, Владимир Леонидович.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо.

Александр Денисов: Главное, чтобы мы не ушли. Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Владимир Жарихин, заместитель руководителя Института стран СНГ.

Александр Денисов: А мы и не уйдем, вернемся после новостей.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.