Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Украина: досрочные выборы в Раду

Украина: досрочные выборы в Раду  далее »
26.10.2018
16:56:30
Лукашенко о конфликте на Донбассе: проблему должны решить три славянских народа далее »
15:54:52
Депутат Затулин обратится к федеральным властям в связи с чрезвычайной ситуацией в Краснодарском крае далее »
12:50:19
Вице-премьер Украины на форуме Белоруссии попросил не говорить по-русски далее »
12:37:08
Хуг: ОБСЕ так и не увидела российского военного вмешательства на Донбассе далее »
11:17:16
Юбилейные торжества прошли в Уфе далее »
25.10.2018
14:32:58
Затулин проголосовал против договора РФ с Эстонией из-за дискриминации русских далее »
13:55:11
Госдума дала старт упрощению получения гражданства России далее »
13:13:47
Лукашенко запланировал тет-а-тет переговоры с Порошенко далее »
12:52:25
Госдума России рассмотрит проект об упрощенном получении гражданства РФ далее »
12:48:58
Венгрия предложила Украине решить проблему национальных меньшинств далее »

Эксперт прокомментировал заявление МИД России о разном отношении к войне у России и США далее »

Заменитель Трампа: в чем смысл визита Болтона далее »

«Черный список» Украины. Время покажет. Выпуск от 24.10.2018 далее »

Об ответных экономических мерах на санкции Украины далее »

Сирийское мирное урегулирование. Взгляд из Москвы и Берлина далее »

Эксперты рассказали, кто станет следующим президентом Грузии далее »

Церковный раскол на Украине. Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым от 21.10.2018 далее »

Рубрика / Общество

Между Киевом и Россией: Почему крымчане вынуждены жить и работать «в тени»


13.04.2018 12:31:34

Аресты граждан России из Крыма на украинской границе и захваты киевскими властями российских судов в Черном и Азовском море породили массу пересудов в соцсетях. Моряков обвиняют в том, что они «подставляются», а задержанных украинскими пограничниками и эсбеушниками крымчан в непатриотичном оформлении документов «Незалежной». Но подобное видение крымских проблем является, как минимум, неоправданно упрощенным. О «серых» юридических практиках в жизни российского Крыма — в материале обозревателя EADaily из Севастополя Святослава Князева.

«Самооборонец» из Партии Регионов

Депутата городского совета Евпатории Сергея Осьминина сотрудники службы безопасности Украины задержали на украинской границе, в пункте пропуска «Чаплинка». Формально ему инкриминировали то, что он якобы принимал участие в деятельности крымской самообороны и «захватывал» в 2014 году административные здания. Однако даже авторы явно не испытывающего симпатии к российским властям издания «Крым Реалии» («дочка» Радио «Свобода», статус иностранного агента) признали, что никакой информации об участии Осьминина в каких-либо «захватах» в СМИ и соцсетях нет. А значит, вряд ли ею могут располагать и украинские спецслужбы. Осьминин — «классический» местный депутат еще украинской формации. Бизнесмен, родом из Запорожья, бывший член «Партии регионов», в 2010-м избрался от нее в городской совет. В 2014-м — пошел на второй срок, уже от «Единой России». Он также является владельцем компании-монополиста, контролирующей в Евпатории пассажирские перевозки на маршрутных такси. В депутатской декларации Осьминина — дом площадью 650 кв.м., эллинг, квартира, Range Rover и BMW X6. В общем, прагматик, совсем не похожий на реинкарнацию Че Гевары. На Украине он навещал родственников, на обратном пути был схвачен СБУ и теперь предварительно арестован на 2 месяца для проведения следственных действий.

На Украину — к бабушке

Разговоры о переоформлении Осьмининым украинских документов себя не оправдали. Если бы нечто подобное имело место, киевская сторона не преминула бы об этом саркастично заявить на весь мир. Однако на Украину он, понадеявшись на извечное русское «авось», ездил, и, судя по информации некоторых СМИ, далеко не в первый раз. Его, конечно, можно за это осудить, однако он не одинок. Согласно результатам проведенного в 2017 году немецким социологическим центром ZOiS опроса, с момента воссоединения Крыма с Россией Украину посещали 12% жителей полуострова. В относительных величинах, казалось бы, немного. В материковой России, для сравнения, успели побывать в два раза больше людей. Однако в абсолютном измерении речь идет более чем о 200 тыс. крымчан. При этом большинство из них прелестями украинского евробезвиза и киевскими документами в принципе не интересуются. По данным украинских СМИ на 2017 год, украинские загранпаспорта всех типов оформили всего лишь около 61 тыс. жителей Крыма (порядка 3% населения).

Что же тогда тянет крымчан на Украину? Согласно отзывам из соцсетей и с местных интернет-форумов — родственники. Начиная с момента передачи Крыма в состав УССР, на полуостров выехало немало украинцев. Определенное количество жителей полуострова также покинули родные места, оставив в Симферополе, Севастополе и Ялте братьев, сестер, родителей. Получавшие образование в вузах Киева, Харькова и Одессы крымчане привозили с собой кареглазых жен-украинок, у которых на «Незалежной» оставались родители. Точное число крымчан, имеющих на Украине близких родственников, никто не знает, но их счет идет, как минимум, на сотни тысяч людей. Как им можно запретить навещать, например, пожилых родителей? Предложить им вывезти родных и близких в Крым? А где их всех поселить, с учетом того, что цены на украинскую недвижимость сегодня в несколько раз ниже, чем на крымскую? И какой им предоставить статус, если оформление российского гражданства даже у людей, живущих в браке с гражданами РФ, в Крыму сегодня затягивается на годы? Фактически, с потоками «гостей» с Украины в Крым и из Крыма на Украину сегодня остается только смириться.

Сталкеры причерноморских сетей

Нужно отметить, что поездки через российско-украинскую границу в Крыму стараниями официального Киева уже давно «не сахар». Украина разорвала с российским полуостровом авиационное, железнодорожное, автобусное и морское сообщение. Не работает между Крымом и Украиной почтовая связь (правда, письма при посредничестве «Почты России» еще недавно время от времени доходили). Формально границу можно пересечь либо на собственном автомобиле, либо пешком. Причем крымчане фактически не могут сделать это даже на машине — использование номеров украинского образца в Республике Крым и Севастополе официально запрещено, а автомобили с российскими номерами не пустят на подконтрольную им территорию украинские пограничники. Ситуация на первый взгляд — патовая. Но она с 2015 года успешно решается при помощи частных перевозчиков.

Речь идет о сети «международных» маршрутных такси, следующих из всех крупнейших украинских (в том числе западноукраинских) городов в Симферополь и Севастополь. Занимаются этим бизнесом преимущественно выходцы с Донбасса, использующие микроавтобусы с автомобильными номерами украинского образца Донецкой и Луганской областей. В России подобные перевозки являются правовой лакуной, на Украине они прямо запрещены, тем не менее, каждый день границу пересекают десятки микроавтобусов, следующих из Киева, Херсона и Одессы в РК. Перевозчики делятся на две большие группы. Представители одной доставляют пассажиров только до границы, отправляют их самостоятельно проходить паспортный контроль и сообщают координаты водителя, который ждет их на другой стороне. Представители второй группы перевозят своих клиентов прямо через границу. Как это им удается, сказать сложно. Кстати, эти же перевозчики в случае необходимости обеспечивают доставку через границу посылок, правда — достаточно недешево.

Гипотетически данная транспортная схема является уязвимым местом Крыма. Выполнив свои же законы, Киев может «наступить на горло» паре сотен тысяч жителей полуострова и лишить их возможности совершать трансграничные переезды. В этом случае крымчанам придется добираться на местном транспорте до границы, а затем наугад переходить ее и искать перевозчиков на другой стороне, что еще уменьшит поток желающих посещать «Незалежную». О каких-либо посылках в этом случае придется забыть в принципе. Но пока что Украина сама не заинтересована в подобном развитии событий, так как активно использует поездки жителей Крыма к родственникам в пропагандистских целях. О самой схеме на полуострове и в Херсонской области знают, наверное, все. Ее смело можно назвать «серой». Но альтернативы у нее нет, и поэтому, если в ближайшее время между Украиной и Россией не произойдет резкого обострения отношений, работать она будет…

Автомобильный капкан

Кстати, если уж речь зашла о транспорте, то нужно сказать о крымских автомобилях, «нелегально» оставшихся на украинских номерах — местных, серий «СН» и «АК», а также — киевских, херсонских и других, которые использовать на постоянной основе граждане России, живущие в Крыму, не имеют права уже около двух лет и, тем не менее, используют. Формально схема с переоформлением машин после перехода Крыма в состав России выглядела безукоризненно просто. Если ваш автомобиль был зарегистрирован на вас в местной госавтоинспекции — вы получаете в органах МВД РФ новые российские номера и ездите уже с ними. Однако жизнь внесла в этот стройный процесс свои коррективы. Дело в том, что на Украине долгие годы на практике практически никто не покупал автомобили «с рук» с их полным переоформлением. Вместо договора купли-продажи на машину оформляли генеральную доверенность. Сегодня с высоты российских правовых реалий можно рассуждать о том, что это нехорошо и неправильно, но в украинские времена это было общепринятой практикой, от которой некуда было деться. Более того, уже незадолго до Майдана была введена норма, позволявшая управлять автомобилем вообще без переоформления, просто передав другому человеку технической паспорт.

В итоге, масса крымских водителей оказались в 2014 — 2015 годах в ситуации фактического владения юридически чужими машинами. Хорошо, если формальный собственник был крымчанином и остался жить на полуострове. А что было делать тем, кто купил автомобиль в каком-нибудь Ровно или у земляка, покинувшего Крым после его воссоединения с Россией? Кто мог — вывез, и еще в 2014 году продал транспорт на Украине. Однако госслужащие и активисты российских общественных организаций такой возможности были лишены. Кроме того, выезжая на Украину на юридически чужой машине, крымчане рисковали нарваться на мошенничество со стороны тех, у кого они их покупали. Действительно, почему бы не «наказать зрадныков»? Поэтому многие фактические владельцы подобного транспорта вынуждены были с потерями продавать его на разборку. А через интернет шла бойкая торговля документами на такие автомобили. Судя по отзывам в сети, на них через Одесскую и Львовскую области просто завозились похожие машины неизвестного происхождения. Те же, кто не пожелал прибегать к подобным ухищрениям, оказались в буквальном смысле слова под дамокловым мечом, в любой момент их теперь могут оштрафовать, а транспорт отправить на штрафплощадки. Никакой автомобильной амнистии в Крыму пока не предвидится. При всем уважении к закону, в данном случае его буква вступает в прямые противоречия с интересами простых людей, которые всего лишь следовали обычной практике страны своего проживания.

По «серым» схемам приходится в Крыму также приобретать автомобили и вообще пользоваться услугами большинства международных торговых сетей. Если гиганты типа «Метро» и «Ашана» могут отмахнуться от Киева тем, что торгуют «социально значимыми» продуктами, то у продавцов немецких автомобилей или французских духов такой номер не пройдет. Поэтому в Симферополе или Севастополе регистрируются местные ООО, которые продают формально «перекупленную» в материковых сетях продукцию, предоставляя на нее даже официальные гарантии. Киев кипятится, но поделать ничего с этим не может. Единственный риск данной схемы заключается в том, что «под нее» время от времени начинают работать мошенники или просто недобросовестные бизнесмены, не имеющие реальных договоренностей с российскими представительствами международных компаний, но избежать этого, увы, пока никак нельзя.

Под панамским флагом

Не всегда просто обстоят дела и с переоформлением украинских документов. Люди, делающие бизнес на «жирных» российских тендерах или богатых московских туристах, а затем — отправляющиеся прожигать заработанное по украинским документам в Барселону, действительно мало у кого вызывают симпатию. Но такие — далеко не все. В Крыму еще живут тысячи моряков торгового флота, ходящие в плавания под флагом Сьерра-Леоне или Панамы. А их работодатели из-за позиции Запада не признают крымские документы. Внутрироссийский рынок труда всех моряков одномоментно проглотить не сможет. Некоторые переезжают в материковую часть России и с нуля делают себе документы в Мурманске или Санкт-Петербурге, чтобы и дальше ходить за границу, но не у всех это получается по семейным обстоятельствам. И у значительной части моряков нет другого выхода, как «выправлять» себе украинские бумаги. Сами того не желая, они льют воду на мельницу украинской пропаганды, но записывать их все-таки в однозначные «враги народа», наверное, нельзя. По хорошему счету, чтобы граждане России с морским образованием не служили порошенковским пропагандистам, нужно принимать какое-то решение на государственном уровне.

Впрочем, как показала ситуация с рыболовецким судном «Норд», захваченным украинскими силовиками в Азовском море, даже решение крымских моряков работать дома не решает всех их проблем. До определенного момента Киев имитировал «понимание» того, что крымчане работают теперь по российским документам. Однако недавно, очевидно, было принято решение отказаться от конструктивного диалога по данному вопросу. Крымские суда под российским флагом пообещали захватывать постоянно. Теперь они смогут работать только под прикрытием кораблей Черноморского флота. И продолжаться это будет, судя по всему, достаточно долго.

Крымские «беспаспортанцы»

Неожиданно много скандалов оказалось связано с вопросом «паспортизации» крымчан. Мы уже разбирали на страницах EADaily эту проблему, но она по сей день так до конца и не решилась. Многие жители Крыма не смогли в 2014 году получить российские паспорта, а некоторые, получив, вскоре их лишились. Беда снова, как и с автомобилями, оказалась в пресловутой украинской практике. Дело в том, что миграционное законодательство в «Незалежной» в 2000-е годы было достаточно мягким и за его исполнением следили не особо строго. Более 15 млн граждан Украины (ориентировочно — каждый третий, а если считать только взрослое население — то даже каждый второй) не проживали по месту прописки. И Крым здесь не был исключением. Люди съезжали на съемные квартиры, к супругам или переезжали по работе, оставаясь прописанными у своих родителей или где-нибудь в семейном общежитии. Получить прописку в арендованном жилье было практически невозможно. Зачастую отказывались регистрировать проживающих у них людей даже ведомственные общежития государственных структур — соответствующие министерства и департаменты опасались того, что это может быть использовано для «выбивания» у них жилья. В результате, на момент проведения референдума 2014 года в Крыму оказалось огромное количество людей, десятилетиями формально прописанных где-нибудь в Донецке, Херсоне или Одессе. Некоторые успели прописаться в марте 2014-го, но не все. В первые недели после официального прихода российских властей, им выдавали паспорта на основании документов, свидетельствующих о фактическом проживании на территории полуострова (справок от врача, из учебных заведений и т. п.), а потом перестали. Около года паспорта крыманам без регистрации выдавали по решению местной Фемиды, но затем сложности стали возникать даже при наличии документов судов первой инстанции. Для того чтобы получить заветные документы, приходилось подавать иски в апелляционный суд, который, правда, как правило, становился на сторону истцов, после чего миграционные органы выдавали паспорта достаточно быстро.

Впрочем, как показал опыт, это все равно не решило все проблемы. Под ударом оказались госслужащие и силовики родом из Крыма, которые по состоянию на март 2014 года находились за пределами полуострова, а также местные студенты. Несмотря на наличие у них в Крыму семей и жилья, миграционные органы считали их не подпадающими под действие законов, дающих право на российское гражданство. В подобной ситуации оказался, в частности, сотрудник крымского УБЭПа Виктор Долженко, об истории которого писали не только местные, но и федеральные СМИ. Сотрудника крымской милиции в 2003 году перевели в центральный аппарат украинского МВД, в Киев. В 2014 году он подал документы на увольнение из украинской милиции и вернулся в Крым, но увольняли его несколько месяцев. В виду того, что на момент проведения референдума он формально служил в Киеве, у него отобрали выданный в 2014 году паспорт и уволили из российской полиции, в которой он служил вплоть до 2017 года. Чтобы подобных эксцессов больше не возникало, группа депутатов Госдумы подготовила законопроект, позволяющий людям, связанным с Крымом, получать российское гражданство по упрощенной процедуре, даже если они не проживали на полуострове в марте 2014-го. Однако пока они также находятся в «серой зоне».

Впрочем, у тех, кто благополучно получил российское гражданство, время от времени тоже возникают паспортные проблемы. Своей историей поделился с EADaily один из активистов крымской самообороны. Незадолго до событий 2014 года он получил наследство и приобрел себе земельный участок. Однако через некоторое время после воссоединения у властей появились вопросы к документам на землю. Ее вроде бы и не забрали, но она попала в списки спорных участков в интернете. Поэтому ее будущее туманно, и дом пока что на ней строить опасно. Пока же незадачливый землевладелец живет в апартаментах, которые ему арендует завод, на котором он работает. Все бы ничего, но в апартаментах по закону нельзя регистрироваться. А прибегать к услугам жуликов, предлагающих фиктивные прописки, наш герой не желает. Теперь при первом же контакте с миграционными органами его ждет штраф. По его словам, многие его знакомые сталкиваются с похожими проблемами. В апартаментах и на мансардах прописаться нельзя по закону, а владельцы большинства сдаваемых в аренду квартир и домов не желают регистрировать своих жильцов, опасаясь попыток тех бесплатно задержаться в жилье, и не желая общаться с налоговой. Без регистрации же, хотя бы временной, люди не могут нормально пользоваться услугами банков, поликлиник, образовательных и социальных учреждений.

Кредит портит отношения

Даже имея штамп в паспорте или форму о временной регистрации, крымчанин все равно сталкивается с определенными ограничениями, связанными с получением финансовых услуг. Ведущие российские финансовые учреждения вроде «Сбербанка» на полуостров боятся заходить из-за санкций. Небольшие материковые банки, открывающие в Крыму филиалы (например, «Рускобанк» или «ВВБ»), в последнее время регулярно лишаются лицензий. Ведущими финансовыми структурами полуострова на практике являются два крупнейших банка: РНКБ и Генбанк. Вопреки мифам, распространяемым в том числе при участии украинских пропагандистов, в крымских терминалах и банкоматах можно пользоваться картами Visa и MasterCard, но только при условии, что они выпущены российскими финансовыми учреждениями. Крымские операции обрабатываются в российском процессинговом центре и заблокировать их физически невозможно. А вот иностранные карты на территории Крыма, к сожалению, не работают, как и западные системы международных переводов. Поэтому в последнее время у работающих за границей моряков, существуют также сложности с пересылкой своим семьям денег. Кроме того, финансовые услуги в Крыму предоставляются на гораздо менее выгодных условиях, чем в материковой части России. Ставки по кредитам выше, требования к заемщикам тоже, а такой банальной услуги, как начисление процентов на остаток средств на карте — днем с огнем не сыскать. В последнее время крымчане все чаще прибегают к финансовому туризму — открывая счета и оформляя кредиты в Краснодарском крае, где отношение к ним лояльней, чем дома.

Проблемная недвижимость

По-прежнему нерешенным остается севастопольский земельный вопрос. Городские власти продолжают отбирать через суд у собственников земельные участки, документы на которые были оформлены с нарушениями в начале 2010-х, даже если их с того времени успели несколько раз перепродать. Люди поставлены в отчаянное положение. Землю отбирают без каких-либо компенсаций, ссылаясь на то, что семь лет назад, выделяя ее, местная украинская администрация превысила свои полномочия. Люди, купившие участки в полном соответствии с российским законодательством, оказываются у разбитого корыта. Продавцы зачастую либо уже находятся заграницей, либо с них формально нечего взять. Проблема требует оперативного вмешательства государства.

В похожей ситуации оказались собственники небольших магазинов и всевозможных пристроек к жилым домам. В украинские времена оформить на них все необходимые разрешения было тяжело, но местные власти де-факто разрешали строительство небольших объектов при наличии даже части необходимого пакета документов. Теперь же тысячи магазинов, киосков, флигелей и гаражей идут под снос. Причем, страдают от этого, как правило, не олигархи, а представители местного среднего класса или вообще самые обычные люди, устроившие себе, например, подвал под балконом первого этажа в «хрущевке».

Стратегически у жителей Крыма сегодня две основные беды. Первая — это отчаянные попытки официального Киева, рассказывающего сказки о своей любви к крымчанам, испортить им жизнь всем, чем только можно. Вторая — это разительные отличия российской и украинской правовой практики. Законодатель несколько формально подошел к вопросу адаптации Крыма к российским правовым реалиям. Не была сделана скидка на то, что в «Незалежной», помимо писаных законов, существовало множество общепринятых неписанных практик, которыми руководствовалась большая часть ее населения. Сохранять эту «махновщину» после 2014 года, естественно, никто не просит. А вот сделать скидку на реалии, существовавшие в украинский период жизни Крыма и Севастополя, все-таки стоило бы, хотя бы из гуманных соображений.

Ведь за каждым решением о сносе, запрете или изъятии стоят судьбы конкретных людей, которые еще несколько лет тому назад даже не подозревали, что они скоро будут жить совсем по другим правилам. Не лучше ли было провести амнистию и дать им шанс получить российские номера на автомобили взамен украинских, вступить в заветное гражданство или переоформить заново земельный участок, а потом уже подвести черту и заставить всех жить строго по букве российского закона? А заодно, с учетом того, что официальный Киев пока даже не собирается настраиваться на конструктивный лад, продумать схему, которая бы позволила крымчанами удаленно пользоваться услугами материковых финансовых учреждений и оформлять загранпаспорта без местной привязки? По крайней мере, это позволит им ощутить себя полноправными гражданами великой страны.

Святослав Князев, Севастополь

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.