Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
75 лет Победы в Великой Отечественной войне

75 лет Победы в Великой Отечественной войне  далее »
25.06.2020
17:37:18
Как проголосовать на референдуме недавно получившим паспорт гражданина России далее »
16:26:52
Токаев уверен, что в Казахстане нельзя ущемлять русский язык далее »
16:00:28
Лукашенко намерен обсудить с Путиным ситуацию с выборами в Белоруссии далее »
10:18:57
Украина направила ноту протеста России из-за парадов в Крыму и на Донбассе далее »
09:48:53
Кремль опроверг информацию об отъезде Лукашенко сразу после парада далее »
08:07:38
Назначен новый представитель РФ в переговорном процессе между Приднестровьем и Молдавией далее »
23.06.2020
12:59:23
Атамбаева приговорили к 11 годам и двум месяцам лишения свободы далее »
11:32:19
Парламент Армении утвердил проект поправок о смещении главы КС далее »
11:15:46
Совет Государственной Думы обсудил состояние дел в курортной отрасли далее »
08:31:45
Россия больше не будет использовать РЛС Балхаш в Казахстане далее »

«Мнил себя Петром Первым, а оказался куклой Петрушкой» — Владимир Жарихин о Порошенко далее »

Электронное голосование: как это будет далее »

От начала Великой Отечественной до Парада Победы: как сохранить правду о войне далее »

Соперник Лукашенко объяснил почему в Белоруссии жестко разгоняют протесты далее »

Соотечественники – мягкая сила России далее »

Развлекаться с Украиной в планы России не входит далее »

Кирилл Фролов о связи Байдена, Порошенко и ПЦУ далее »

Рубрика / Политика

Фейки и антифундаментализм


09.04.2020 12:02:39

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

Как республики Средней Азии встретили испытание в виде пандемии коронавируса? Использует ли Китай сложившуюся ситуацию, чтобы усилить свое присутствие в регионе? На эти вопросы в интервью изданию Украина.ру ответил руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин

- Андрей Валентинович, политические системы каких стран Центральной Азии оказались наиболее жизнестойкими во время эпидемии?

— Пока еще рано делать настолько обобщающие выводы, потому что мало информации, которую можно воспринимать как основу для анализа. Но есть официальные оценки Астаны, Бишкека и Ташкента. В этих государствах признано (Казахстан, Киргизия, Узбекистан — ред.) наличие коронавируса, количество погибших и введены жесткие меры карантина.

Причем в Киргизии, Узбекистане и Казахстане эти меры жестче, чем те, которые можно наблюдать, например, в Москве или уж тем более в Минске. В той же Киргизии штрафуют не просто за хождение по улице без уважительных причин, а за нахождение без маски, то есть меры более жесткие, чем в европейских республиках бывшего СССР.

В то же время Таджикистан и Туркменистан не признают на своей территории наличия признаков эпидемии и не вводят особые режимы.

При этом предпринимаются судорожные попытки хоть как-то защитить свое население, вводятся нормированные поставки продовольствия. Но карантина ни в Туркмении, ни в Таджикистане нет. Это достаточно странно, потому что в той же Киргизии власти официально признали, что коронавирус приехал не из Европы, как в Россию или Украину, а с Ближнего Востока. Люди, которые совершали малый хадж, привезли его из Саудовской Аравии и ОАЭ.

В Казахстане картина такая же, как в Москве. То есть туда коронавирус завезли люди, болтавшиеся по Европам, люди, представляющие верхнюю часть среднего класса.

- Довольно курьезная ситуация в Туркменистане. Власти страны запретили использовать слово "коронавирус"…

— В Душанбе и Ашхабаде, повторюсь, якобы ничего официально нет. Хотя в Иране по соседству с Таджикистаном ситуация с коронавирусом всем известна какая. В Турции ситуация получше, но тоже оставляет желать лучшего. При этом Турция остается единственной для Туркмении страной с безвизовым сообщением. При этом и Ашхабад, и Душанбе закрыли свои границы, туркмены не забирают своих из Турции, таджики не забирают своих из России. Очевидно, что таджикские и туркменские власти скрывают наличие эпидемии на своей территории.

По тем, кто дает официальную информацию, — это казахи, киргизы и узбеки. Видно, что ситуация достаточно сложная, особенно в Казахстане.

- Как работает медицина в среднеазиатских республиках?

— Явны проблемы с плохо работающими медицинскими системами во всех пяти государствах Средней Азии. И там, где объявили карантин, и там, где его пытаются ввести, везде медицина демонстрирует свою, мягко говоря, низкую подготовку. Громче всего критикуют ситуацию со здравоохранением в Киргизии.

Там власти упрекают в том, что за годы независимости здравоохранение доведено до ручки. Это примерно то же самое, что можно наблюдать в одной отдельно взятой стране, которая идет в Европу и никак дойти не может (имеется в виду Украина — Ред.). При этом проводит кардинальные медицинские реформы.

Киргизы тоже проводили масштабные медицинские реформы после переворотов 2005 и 2010 годов. Тоже пытались идти на поводу у западных кураторов и делали то же самое, что и госпожа Супрун, пока была исполняющей обязанности главного украинского медика.

Там тоже сокращали тубдиспансеры, психбольницы, и вот сейчас Киргизия не справляется с ситуацией. Ей оказывают помощь международные структуры, ВОЗ, Россия. Всемирный банк, китайцы что-то прислали. Вытягивает ситуацию в Киргизии то, что размах эпидемии невелик.

Власть за это ругают, потому что в Киргизии свободная пресса по сравнению с другими центральноазиатскими республиками, там в определенных рамках власть можно критиковать. Больше всего достается премьер-министру (Мухамметкалыю. — Ред.) Абулгазиеву и чиновникам, отвечающим за медицинскую систему. Их там уже поменяли на фоне коронавируса, но я не уверен, что у новых дела пойдут лучше, чем у прежних. От перестановки персоналий вряд ли прибавится количество медицинских коек.

В Узбекистане ситуация лучше, потому что там власть жестко ввела сразу массу ограничений. Там отправили в отпуск без содержания всех госслужащих, в отличие от России. Все закрыто, работают только продовольственные магазины. То есть там карантин соблюдается гораздо жестче, чем в Казахстане или Киргизии.

- Если оценить религиозную ситуацию на фоне пандемии, не раздаются ли голоса исламских радикалов о том, что "Аллах опустил карающий меч на головы неверных в Европе в виде коронавируса"?

— На самом деле ситуация очень разнонаправленно развивается. Исламисты, наоборот, в той же Киргизии пока затаились, и только в соцсетях у каких-то маргиналов можно что-то подобное прочитать.

Напомню, эпидемия разворачивается в основном в столице, в Бишкеке, крупнейшем мегаполисе, где треть всего населения сосредоточена. И там горожане считают, что коронавирус притащили необразованные исламисты из хаджа, и, наоборот, в соцсетях можно увидеть определенный всплеск антиисламистских настроений. Точнее даже антифундаменталистских, антитрадиционалистских. Но это вообще характерно для городской среды, там более светское население, критически настроенное к сельскому исламу. Там это скорее не спор между атеистами и верующими, а спор между "городскими" и "сельскими".

То есть тема «понаехавших», которые привезли в Бишкек коронавирус из хаджа, будет, очевидно, в перспективе разворачиваться.

В Узбекистане ничего подобного нет. Потому что подобные резкие замечания в сети не приветствуются и сдерживаются спецслужбами. Сейчас не так активно, как при (первом президенте Узбекистана Исламе. — Ред.) Каримове, но люди помнят, что много болтать не стоит.

В Казахстане другая ситуация. Там плодят самые разнообразные фейки. Вплоть до того, что китайцы массово принимают ислам, потому что вирус якобы не берет мусульман. Или во время недавнего погрома дунган в Джамбульской области казахи таким образом боролись с предтечей коронавируса. То есть такие совершенно нелепые мысли появляются.

Но там тоже создана специальная структура в рамках Комитета нацбезопасности, которая быстро вычисляет фейкометчиков. Причем там стараются не рублем бить, как в России, а на два-три года отправляют на стройки народного хозяйства.

- Очевидно, что страны Средней Азии окажутся в экономическом кризисе, потому что трудовая миграция практически сошла на нет. Возрастет ли в связи с этим экономическая роль Китая в регионе?

— Да, наверно. Потому что, по логике вещей, и Россия и Запад будут больше концентрироваться на своих экономических и социальных проблемах. Понятно, что у Китая и до эпидемии, и сейчас самые большие свободные золотовалютные ресурсы, которые он может инвестировать.

Другое дело, что последние пять лет, если посмотреть на инвестиционную активность Китая, видно невооруженным глазом спад инвестиций.

То есть, очевидно, китайцы добились реализации своего экономического влияния, и наступил период паузы. То есть китайские бизнесмены переваривают то, что они получили в Центральной Азии в предыдущих своих проектах. Сейчас нет крупных проектов, которые они предлагают в регионе. Я имею в виду, транспортных, трубопроводных, перерабатывающих.

Во всем регионе, особенно в Казахстане и Киргизии, уже несколько лет по нарастающей идет рост ксенофобии, причем массовой. Это отдельная тема, о которой можно отдельно говорить, внутренняя она или привнесенная извне, но боязнь китайцев растет.

Китайский бизнес, конечно, не будет брать за основу эти настроения киргизов и казахов. В конце концов, есть Туркмения, есть Узбекистан, где все гораздо спокойнее и перспективы для китайского бизнеса благоприятные. И Таджикистан, который в экономическом смысле превратился в вассала Китая и должен ему столько, что наверно, уже никогда не отдаст. То есть в экономическом смысле страны региона и так зависимы от Китая.

Но китайцы не торопятся и понимают, что их излишняя активность будет раздражать всех: и американцев, и европейцев, а особенно русских. А во-вторых, они не будут форсировать свое экономическое присутствие, оно у них и так уже есть. Следующая стадия будет, очевидно, связана с противоборством американцев с китайским присутствием в Центральной Азии и в других регионах мира.

Центральная Азия на глазах превращается в площадку, где американцы будут пытаться создать китайцам проблемы. В рамках этой борьбы вполне возможно, что Китай будет реализовывать какую-то инвестиционную активность.

Дело в том, что кроме как на Китай, странам региона в планах инвестиций больше не на кого рассчитывать. Это было и до вируса, это будет и после вируса. Но у Китая есть свои проблемы. Он перестраивает экономику, это болезненный процесс.

Снижение экономической активности в КНР объясняется в том числе и внутрикитайскими причинами. И как будет идти перестройка экономики, как Китай сумеет выйти из вируса, будет ли вторая волна, а может, после нее будет еще что-то…

То есть, как Китай будет вписываться в экономическую систему послевирусную, никто не знает. И от того, как Китай преодолеет кризисную полосу, будет зависеть, станет ли он активничать в Центральной Азии или предпочтет подождать.

Денис Рудометов

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.