Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Армения присоединилась к ЕАЭС

Армения присоединилась к ЕАЭС  далее »
23.03.2018
15:41:31
«Газпром» подал в суд на арбитраж далее »
13:30:58
Президенты Беларуси и Грузии подписали договор о сотрудничестве между странами далее »
13:03:14
Молдавский посол вернулся в Москву далее »
12:58:22
В МВД Украины хотят проверить причастность Медведчука к делу Савченко далее »
12:56:29
В Латвии оппозиция попросит президента не подписывать закон об образовании далее »
22.03.2018
18:02:32
Южная Осетия примет участие во 2-ом Сочинском форуме евразийской интеграции далее »
16:32:22
Савченко задержали в Верховной раде далее »
14:28:53
Правительство Армении направило соглашение с ЕС на ратификацию в парламент далее »
14:25:43
Власти Литвы под видом борьбы с вандалами отрабатывают механизм по сносу советских памятников далее »
13:26:42
Президент Эстонии выступит с речью на русском языке далее »

Выступление К. Затулина по ратификации Соглашения о согласовании странами ЕАЭС и ЕЭК субсидий далее »

Что хочет Савченко? Время покажет. Выпуск от 23.03.2018 далее »

Саммит в Брюсселе. Время покажет. Выпуск от 23.03.2018 далее »

Сословная Россия. Точка зрения от 23.03.2018 далее »

Украина хочет прекратить экономическое сотрудничество с Россией далее »

Эксперименты в британской лаборатории: есть ли доказательства вины России? 60 минут от 21.03.2018 далее »

Эксклюзив NEWS FRONT. Интервью. Антироссийская истерия - как ей противостоять? далее »

Детали

Необходима продуманная и целенаправленная информационная и культурная политика, заточенная под интересы углеводородной промышленности


08.02.2018 14:12:24

Стенограмма выступления и.о. директора Российского государственного научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева Евгения Бахревского на круглом столе по теме «Религиозные и социально-культурные факторы расширения Россией международного сотрудничества в нефтегазовой сфере»1 февраля 2018 года, г. Москва

Уважаемые коллеги!

Я вообще всегда в своей политологической деятельности говорил, что очень не люблю говорить о нефти, газе, трубопроводах и так далее. Потому что обычно говорят только об этом, а все остальное считается достаточно второстепенным. По крайней мере, в нашей практике именно так в Росси и происходит.

Чуть что, сразу – «А куда пойдет трубопровод?» Я всегда считал, что есть люди, которые связаны с трубопроводами, и они пусть ими занимаются. А политологи, может, все-таки о чем-нибудь другом бы поговорили.

Последний раз в Анкаре, это было в ноябре прошлого года, меня попросили выступить по вопросу «Турецкого потока». Было очень специфическое собрание, там были люди от Азербайджана до Албании, Украина и так далее. И все поголовно говорили, насколько угрожающе страшная Россия, что она все-таки захватывает рынки энергетики. И поголовно все говорили о том, как бы этого все-таки избежать. Потому что Россия, понятно, что она продает по лучшей цене и на лучших условиях. Это я говорил, они так не говорили. Они говорили, что Россия – это страшная угроза, которую все-таки как-либо надо избегать и надо все делать для этого.

Проблема, на мой взгляд, в том, что в Турции очень сложно с восприятием России. Потому что там очень плохие специалисты по России, аналитиков серьезных практически нет, которые бы действительно были грамотные и хорошо разбирались в России. Эту роль играют преимущественно азербайджанцы, которые хоть что-то понимают в российских делах. И самим туркам это обстоятельство очень не нравится, они все говорят: «Почему у нас Россию знают только азербайджанцы?» Но сами своих не готовят.

Понятно, что мы никуда не уйдем от того, что углеводороды – это ключевой элемент нашей внешней политики. Поэтому, я думаю, что углеводородной нашей экономике нужно, конечно, заниматься такими вопросами, как позиционирование России вообще, помимо экономической, во всех других областях.

Так как речь идет о социально-культурных и религиозных факторах, то, я думаю, что есть смысл вкладываться интеллектуально и финансово в продвижение образа России в этих странах, в культурную и информационную политику.

У нас она ведется достаточно интенсивно, но общий европоцентристский подход никуда не делся. И я достаточно много последнее время занимаюсь этим вопросом, именно культурной политикой за рубежом.

До сих пор в головах у всех, кто говорит об этой теме, обычно Париж, Лондон. В Париже чего-нибудь сделать, какой-нибудь проект церковный или по поводу белой эмиграции, это – пожалуйста, и деньги находят.

И всем понятно, что наша государственная культурная политика за рубежом – это в Париже какой-нибудь проект сделать. А надо говорить людям, что потратить сто рублей в Париже – это абсолютно бесполезное дело. Если ты эти сто рублей потратишь в Пакистане, например, или в Индонезии, это точно принесет большую пользу России. Но так как в Пакистане работать у нас никто не умеет, не хочет, и вообще страшное слово «Пакистан», поэтому мы будем, как я понимаю, и дальше работать в Париже, если усилиями той же нефтегазовой отрасли не будет преодолена эта тенденция на государственном уровне.

Что касается Турции. Наш Институт провел небольшое исследование по образу России и русских в Турции. Оно в целом неудовлетворительное, потому что существует большая традиция негативного образа России. Несмотря на то, что последние десятилетия достаточно интенсивное взаимодействие, и реально миллионы людей узнали друг друга непосредственно, многие тысячи турок в России работали и на личном опыте знают Россию, естественно, огромное количество совместных семей есть.

Но, что люди там читали в своих учебниках по истории о России?

Последний пример. Я сейчас изучаю вопрос – отражение образа России и русских в турецких учебниках по истории. В учебнике, например, написано, в главе о колониализме специальная отсылка: «Самые жесткие формы колониализма демонстрировала Россия». Никаких объяснений, почему. Чем русский колониализм хуже, чем, например, британский или французский? Но все школьники читали эту фразу, и они ее запомнили, естественно. По крайней мере, это предполагается.

При этом в Турции, если малейшее усилие предпринимаешь для того, чтобы как-то позиционировать Россию по-другому, все идет достаточно не сложно, с людьми одно удовольствие работать, все готовы по-другому воспринимать Россию. И образ России в целом имеет все возможности быть очень положительным, по крайней мере, сделать большой прогресс.

Мы проводили опрос того же образа России. Я специально задавал вопрос – что знают турки об исламе и роли мусульман в российском обществе? Вывод такой, что не знают практически ничего, максимум слышали о Чечне. Чечню знают, слышали о Рамзане Кадырове, были информационные сообщения о мечетях, например, в Грозном и об открытии мечети в Москве, на котором присутствовал президент Турции. Но в целом информации нет практически никакой. Я думаю, это тоже один из аспектов информационной политики – это информирование мусульманских обществ за границей о роли ислама в России, о положении мусульман, об их общественной роли в нашей стране. Я думаю, что это будет плодотворный вид деятельности.

Общий вывод – я думаю, что продуманная и целенаправленная информационная и культурная политика, если она будет четко заточена под наши интересы углеводородной промышленности. Это может быть очень эффективно, и надо просто этим заниматься. 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.