MATERIK.RU (полная версия)
Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Лукашенко стал противоречить не только себе, но и идее Союзного государства


11.01.2019 13:09:53

Юрий Владимирович Баранчик

Старший научный сотрудник отдела Белоруссии Института стран СНГ

Еще совсем недавно, например, как в сентябре 2016 года на встрече с государственным секретарем Союзного государства Григорием Рапотой, президент Белоруссии Александр Лукашенко неоднократно призывал Россию определиться с будущим совместных интеграционных проектов и даже настаивал на этом: «Мы должны четко определиться: или мы идем на углубленную интеграцию государств, или нет».

А его слова о том, что «Белоруссия готова идти по пути взаимной интеграции так далеко, как только готова идти Россия» — давно стали интернет-мемом. И вдруг такой поворот: сегодня на совещании с вертикалью Александр Лукашенко заявил, что «Если выберет руководство России такой путь движения (то есть движение на углубление интеграции — прим. ИА REGNUM ) и потерю единственного союзника на западном направлении, это их выбор. Мы же их заставить не можем».

Нельзя одновременно настаивать на экономических льготах со стороны России Белоруссии как союзному государству — такие же цены, как в России, на нефть и на газ, и быть при этом отдельной страной, проводящей непонятно какой внешнеполитический, да и внутриполитический курс.

Если Белоруссия хочет получить российские цены на энергоресурсы, то должны быть предприняты серьезные усилия по кардинальному реформированию как внешней, так и внутренней политики. И белорусская сторона прекрасно знает, что надо делать. Необходимо понимать, что второго взрыва кровавой необандеровщины у себя под боком, разрывающей вековое братство единого народа, Москва допустить не может и не будет.

Какие сегодня аргументы мы услышали на совещании «по социально-экономическим вопросам» со стороны белорусского руководства, кроме уже упомянутого выше серьезного противоречия?

Во-первых, руководитель республики признал, что переговоры в Москве в конце 2018 года для официального Минска закончились неудачно. Что это означает? Это означает, что Москва перестала воспринимать аргументы белорусского руководителя о том, что и как следует делать в союзном строительстве. И что Минску дальше не получится эксплуатировать союзную тематику в прежнем режиме, понимаемую только как получение односторонних политических и экономических преференций. Эту страницу можно считать перевернутой.

Почти двадцать лет Москва старалась договориться с Минском, опираясь на ту модель отношений, которую предлагал Александр Лукашенко. Но вот прошло почти двадцать лет ‑ и что имеют народы наших стран в плане построения Союзного государства? Полный провал. Мы, как и в 1997 году, в этом плане сегодня находимся у разбитого корыта. За исключением многих важных для граждан наших стран вопросов (работы, передвижения, обучения и так далее), ключевые вопросы государственного уровня, а именно наполнения реальным содержанием основ и принципов Союзного государства — законодательного устройства, валюты, исполнительных органов власти и так далее, так и остались нерешенными. Полностью.

Лукашенко показал себя как хороший тактик Союзного строительства, строительства на уровне бытовых условий работы граждан, но стратегия создания Союзного государства оказалась полностью проваленной.

Соответственно, теперь с полным на то основанием Москва и говорит о том, что намерена взять стратегию развития Союзного государства в свои руки и завершить этот процесс в достаточно сжатые сроки. На этом фоне слышать огульные обвинения в каком-то «давлении» — достаточно странно. У официального Минска было почти двадцать лет для того, чтобы реализовать свою модель интеграции. Не получилось. Значит, надо дать возможность другим решить данный вопрос. И то, что он будет решен, не вызывает никаких сомнений.

Во-вторых, руководитель республики снова пытается наступить на старые грабли, заявляя о неких новых вариантах экспорта нефти в республику. Сейчас якобы через Прибалтику, чтобы обратно продавать нефтепродукты. Ну, с этой темой вообще всё понятно, это мы уже сто раз проходили. Конечно, можно везти нефть в республику хоть из Африки. Вопрос только один — сколько это будет стоить и какая будет прибыль? И из опыта уже понятно, что стоить это будет очень дорого, в результате чего с тем уровнем нефтепереработки, который есть сегодня у республики, прибыль будет мизерной (если еще будет). И платить за эту нефть белорусские физические и юридические лица будут из собственного кармана.

Но при такой постановке вопроса как-то забывается, что в России на такой политический жест нынешнего белорусского руководства могут посмотреть гораздо жестче, чем в 2009—2010 годах, когда на белорусские НПЗ пришло 2−3 танкера из Венесуэлы. И из 24 млн тонн нефти может остаться только 12 млн тонн, а, может, и вообще 6−8 млн тонн, чисто для внутренних потребностей республики. Да и ее цена может оказаться предметом переговоров…

Поэтому этот вопрос белорусской стороне лучше даже не будировать.

В-третьих, не совсем понятно, что стоит за фразой белорусского лидера о том, что «Все потери от налогового маневра должны быть компенсированы по тем или иным направлениям сотрудничества с Российской Федерацией». Тут, видимо, потребуется разъяснение МИД республики или президентской пресс-службы, так как такая формулировка попахивает чем-то весьма рейдерским и неприглядным, и вот хотелось бы от белорусской стороны получить разъяснения, как это планируется делать.

Общее впечатление от сегодняшнего совещания довольно артикулированно выразил белорусский политолог Валерий Карбалевич:

«В ситуации острого конфликта с Россией Лукашенко обычно переносит спор в публичную плоскость, начинает скандалить, стучать кулаком по столу, апеллировать к «братскому российскому народу». Но пока белорусский лидер странно молчит, будто ничего не происходит.

Это выявилось и в малосодержательном новогоднем обращении к народу. Создается впечатление, что он находится в состоянии определенного шока, ступора. А вместе с ним какой-то политический паралич охватил все государственные институты, официальные СМИ».

Исходя из вышеизложенного, возникает целый ряд закономерных вопросов и предположений. Складывается ощущение, что в Минске действительно находятся в ступоре и не знают, что делать дальше в вопросе строительства Союзного государства. Шантаж нефтью, разворотом на Запад, еще чем-то там аналогичным — больше не работает. Разговоры о каком-то там давлении — тем более: документ-то о создании Союзного государства подписан, его выполнять надо.

Времени для затягивания и «замыливания» вопросов Союзного строительства под видом создания «рабочих групп» у Лукашенко тоже нет — на носу выборы президента Белоруссии. И очевидно, что обозначенные Москвой на переговорах в конце года вопросы должны быть решены до этого времени. Причем не только на уровне подписания, но и ратификации подписанного парламентами двух стран. Даже в том случае, если вдруг по каким-то форс-мажорным причинам президентские выборы в республике будут перенесены на весну 2019 года.

А любые разговоры о том, что в Белоруссии кто-то против интеграции, решаются двумя простыми аргументами:

а) без реальной интеграции экономика республики в очень сжатые сроки просто ляжет, и население окажется на паперти, как на Украине;

б) население республики очень спокойно и даже с радостью обменяет свою нынешнюю нищету и беспросветность на повышение своих доходов до российских в случае углубления союзной интеграции.

Соответственно официальному Минску надо собраться, даже несмотря на то, что у людей не было таких прекрасных и длительных новогодних каникул, как в России, сбросить с себя накопившуюся, видимо, усталость, и, засучив рукава, взяться за работу — времени осталось в обрез.

Источник




Поиск

Авторские права | Контакты