Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
30.03.2017
16:50:54
Депутат Затулин отчитался в Сочи о проделанной работе и призвал чиновников к дисциплине далее »
13:46:49
Мария Захарова обвинила Украину в «языковом геноциде» далее »
13:30:05
Минфин сообщил о победе России в споре с Украиной на $3 млрд далее »
11:03:48
Додон обнародовал проект меморандума с Евразийским Союзом далее »
10:58:39
Блокада Приднестровья обретает реальные черты далее »
29.03.2017
11:52:30
ВСУ ночью обстреляли Киевский район Донецка, есть погибшие далее »
11:39:17
В Бишкеке сторонники лидера оппозиции вышли на митинг далее »
11:34:04
На Украине обстреляли консульство Польши далее »
11:05:01
Игорь Додон объявил о всенародном референдуме далее »
10:51:26
Латвийский депутат назло России перестал пользоваться лифтом далее »

Югославия: гуманитарные бомбардировки далее »

Украина. Сезон убийств. Право голоса далее »

Владимир Жарихин, заместитель руководителя Института стран СНГ, в программе Постскриптум на ТВЦ далее »

25 лет постсоветского пространства: между отчаянием и надеждой далее »

Все о терроризме. Время покажет. далее »

Россия во всем виновата? Время покажет. далее »

Константин Затулин: Сейчас упрощенные процедуры получения гражданства РФ растягиваются на годы далее »

Телепередачи / Русский вопрос

«РУССКИЙ ВОПРОС» ПЕРЕДАЧА 131, 8 ИЮНЯ 2016 Г.

08.06.2016

Скачать медиафайл

В сто тридцать первой передаче цикла «Русский вопрос»:

  • «Дороги, которые мы выбираем» (Президент России провел заседание своего Экономического Совета);
  • «Наш ответ Чемберлену» (На что способна и способна ли российская «мягкая сила»).

В передаче принимают участие:

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации; Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор; Сергей Марков, член Общественной палаты РФ, директор Института политических исследований; Леонид Ивашов, президент Академии геополитических наук, генерал-полковник; Владимир Корнилов, директор Центра евразийских исследований; Игорь Панарин, координатор Аналитической ассоциации ОДКБ, доктор политических наук.


ООО «Русский вопрос» благодарит Фонд поддержки социальных инициатив ПАО «Газпром», АО «Объединенная двигателестроительная корпорация», ПАО «Уфимское моторостроительное производственное объединение» и АО «НПЦ газотурбостроения «Салют» за помощь и поддержку при подготовке программы.

Ваши отзывы и пожелания просим направлять по адресу rusvopros@materik.ru для программы «Русский вопрос» 



Стенограмма


К.Затулин: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий. В нашем выпуске:

«Дороги, которые мы выбираем» (Президент России провел заседание своего Экономического Совета);

– «Наш ответ Чемберлену» (На что способна и способна ли российская «мягкая сила»).


«Дороги, которые мы выбираем»

К.Затулин: Сценарий дальнейшего развития экономики откладывать больше нельзя — пора переходить к конкретным шагам. Об этом говорит сам факт проведения 25 мая заседания Экономического совета при Президенте России, где были представлены основные имеющиеся концепции экономического развития страны.

Сюжет: Экономический совет был собран после долгого перерыва.. Можно предположить, что именно сейчас высшие руководители страны решили, что настал момент для выбора экономической модели развития страны. Но что это будет за модель? По сути, на данный момент выбирать придется из двух направлений, которую условно называют «либеральная» и «государственническая». Или по именам тех, кто активно ратует за внедрение своих программ в жизнь – Алексея Кудрина и Сергея Глазьева. Существует и третья программа – правительственная «Стратегия 2020». Но о ней вспоминают все реже и реже.

К.Затулин: До последнего времени при нынешних экономических условиях: санкциях, падении мировых цен на нефть, обменного курса рубля и экономического спада никаких изменений ни политического, ни социально-экономического курса как бы не происходило. Экономическая жизнь страны продолжалась по прежним «ультралиберальным» лекалам. Но чем бы ни объяснялось такое поведение правительства, сегодня уже очевидно, что продолжение в том же духе попросту невозможно. И это признают в Кремле.

Сюжет: Правительственная программа выхода из сложившейся и крайне нерадостной экономической ситуации была проста и у всех на виду. Урезание расходов, решению сиюминутных задач, вечная борьба с инфляцией и …. Постоянное залезание в карман населению посредством увеличения налогов на имущество, рост тарифов ЖКХ, коммерциализации медицины и образования и, конечно, пенсионной реформы. То есть в последние полтора года действия правительства – это постоянные поиски денег, которых нет, как честно признался премьер Медведев, отвечая на вопрос крымских пенсионеров. Правительство категорически не желает менять экономический курс. Это проблема.

Сюжет (Владимир Путин, выступление на заседании Экономического совета при Президенте РФ, 25 мая 2016 года): «Если мы не найдем новых источников роста, то динамика ВВП будет находиться где-то около нулевой отметки. Тогда наши возможности и в социальной сфере, и в области национальной обороны и безопасности, в решении других задач будут существенно ниже того, что нам с вами нужно для полноценного развития страны, для движения вперед».

Сюжет: На совещании Экономического совета в Кремле Алексей Кудрин, который ныне является Председателем Центра стратегических разработок и пишет программу будущего экономического развития страны, в который раз предложил главе государства «снизить геополитическую напряженность». По мнению Кудрина, это необходимо сделать, чтобы Россия смогла уйти от технологической отсталости. Иначе, по Кудрину, невозможно выполнить ключевое условие для стимулирования экономики РФ – привлечение иностранных инвестиций.

По сути, Кудрин поставил Президента перед выбором: либо политические амбиции и стагнация, либо политическая скромность и умеренный экономический рост.

Президент ответил своему экс-министру в заключительной речи: он отметил, что не Россия первой начала конфликт с Западом. И пусть экономика наша в чем-то отстала, у России тысячелетняя история, и страна не станет торговать суверенитетом.

К.Затулин: Кудрин импонирует Путину тем, что требует экономии и бережет резервы. Но принять позицию либерал-экономистов в целом Путин, очевидно, отказывается. И это радует, поскольку все большему числу людей, начиная с рядового россиянина и заканчивая экономистами и высокими чиновниками, становится очевидно: одними мантрами о необходимости реформ с мертвой точки хозяйство страны не сдвинуть. Нужны конкретные шаги, за результаты которых будут отвечать конкретные исполнители.

Сюжет: Другая парадигма развития экономики – государственническая. Ее выражает другое крыло российских экономистов во главе с Сергеем Глазьевым. Госрегулирование экономики, запрет на свободное хождение доллара. Госинвестиции в конкретные отрасли и даже предприятия, способствующие росту промышленности и производства, которое повлечет рост внутреннего спроса. А, значит, и оживит экономику. Это все – страшный сон либералов. Само обсуждение идеи Глазьева на равных с идеями Кудрина – это сигнал Западу, что такой «экономический разворот» России вполне возможен.

Сюжет (Владимир Путин, выступление на встрече с представителями французского бизнеса, 25 мая 2016 года): «Наша цель не в том, чтобы набивать государственную кубышку, а в том, чтобы создать, повторяю еще раз, благоприятные условия для работы на российском рынке».

Сюжет: И если считать Президента и его близкое окружение сторонниками «золотой середины», в том числе в экономике, то не исключено, что уже в ближайшее время должна быть принята та экономическая программа, в которой контуры ближайшего будущего будут сформулированы более ясно и прозрачно. Однако пока такой документ не создали ни правительство, ни эксперты.


Студия

К.Затулин: Существует ли на данный момент осмысленная дискуссия о путях развития страны, экономического развития, конечно.

Михаил Делягин (директор Института проблем глобализации): Ну, дискуссия есть, но она не очень осмысленная, на мой взгляд. Потому что, скажем, многие предложения откровенно цинично перевираются, как предложение того же Глазьева. Из которых старательно выхолащиваются те идеи ограничения финансовых спекуляций, без которых действительно эти предложения не работают. И эта дискуссия ведется по очень узкому кругу вопросов. То есть, например, вопрос налогообложения. Серьезный вопрос. Практически не обсуждается. Вопросы ограничения произвола монополий вообще не обсуждаются никак.

К.Затулин: Можно сказать, что обсуждаются по крупному только две на данный момент стратегии. Одна, вот, Кудринская, либеральная, другая патриотическая Глазьевская.

М.Делягин: Еще есть Улюкаевская.

Никита Кричевский (доктор экономических наук, профессор): Я бы не стал говорить о том, что есть эпитет либеральная, патриотическая концепция. Потому что и та, и другая - это концепция монетарная. Монетарная, то есть, программа стратегии, зависящей от денег. Прежде нужно говорить о том, как стимулировать, как мотивировать человека к работе. И вот об этом ни слова. Причем я не могу сказать, что это обсуждение. Это представление. Это представление, которое…

К.Затулин: А почему вы не можете сказать, что это обсуждение?

Н.Кричевский: Потому что обе стороны…

К.Затулин: Неравноценно?

Н.Кричевский: Обе стороны представили свои программы. Они были выслушаны, всех поблагодарили.

К.Затулин: Вы имеете в виду Президиум государственный в экономическом секторе?

Н.Кричевский: Да. Всех поблагодарили за участие. И каждый пошел своей дорогой.

К.Затулин: Это как-то похоже на истории времен Горбачева, когда говорили «давайте продолжайте спорить, может быть, до чего-то договоритесь». Мы ждем, что Кудрин с Глазьевым договорятся или что мы ждем?

Н.Кричевский: Мне кажется, что общее ожидание заключается в восстановлении прежних темпов экономического развития. Самое главное - в росте уровня жизни людей. Но об этом трагически никто не говорит. Все говорят об инвестициях, все говорят о деньгах, все говорят о тех или иных мерах бюджетного стимулирования и прочее.

К.Затулин: То есть, вы согласны?

Н.Кричевский: А об уровне, тем более уж о качестве жизни, тишина.

М.Делягин: Я полностью согласен. Более того, я бы не стал говорить, что противостоят две стратегии. Вот Никита Александрович очень точно уточнил, что концепции. Потому что мы знаем доклад Столыпинского клуба. Мы его читали. Кому-то нравится, кому-то нет. Но он есть, и есть, о чем говорить. А доклад Кудрина, насколько я понимаю, засекречен, на него гриф повесили.

К.Затулин: Вы разве не догадываетесь, на самом деле, что предлагает Кудрин?

М.Делягин: При этом, зная Алексея Леонидовича, многими уважаемого, я категорически не могу себе даже вообразить, что он способен представить концепт. Я категорически не могу говорить, что он способен представить стратегию. Может, концепцию, взгляд и нечто, да, пожалуйста. Господин Улюкаев, который действует полностью в духе концепции Кудрина. У него очень простой прогноз, который тоже вполне стратегически концептуальный. Вот, у людей реальные доходы упадут, а у корпораций при этом одновременно прибыль вырастет. Такое бывает в одном случае, если монополия грабит людей. И они эти свои прибыли, обязательно инвестируют в российскую экономику. Ну, куда их можно инвестировать, кроме как в ограбленных. Мы же за железным занавесом живем от всего мира, деньги-то вывести не можем. Поэтому вот людей грабим и тут же будем в них инвестировать.

К.Затулин: Это какой-то частный вид Кудринской концепции?

М.Делягин: Это частный вид Кудринской концепции, потому что в основе лежит подход, что нужно денежный голод сделать еще жестче, и тогда будет счастье.

К.Затулин: Ну, хорошо, согласны вы или нет…

Н.Кричевский: Извините, маленькая ремарка. Это не Кудринская и Улюкаевскся, это Гайдаровско-Ясинская, это та же история.

М.Делягин: Начало 90-х годов.

Н.Кричевский: Конечно. Это чикагские мальчики в розовых штанишках.

К.Затулин: Никита Александрович, а вот Вам какой вариант больше нравится?

Н.Кричевский: Никакой.

К.Затулин: То есть Вы хотите свою «Кричевскую» теорию предложить в качестве третьей?

Н.Кричевский: По моему мнению, мы должны прежде определиться с основной идеей экономических изменений. Мне представляется, что эта идея - восстановление справедливости в обществе. В этом залог, основа общественной мотивации для стимулирующего созидательного труда. О чем я говорю? Я говорю прежде всего о введении прогрессивного подоходного налога, я говорю о восстановление налога на наследование и дарение. Ну и, наконец, я полагаю, что еще одним вариантом может быть деприватизация, или фактическая национализация.

К.Затулин: А что, эта справедливость побудит людей работать лучше?

Н.Кричевский: Мы говорим о восстановлении мотивации. Люди должны понять, что они с государством вместе, они - сила, и они работают на общее благо, работают на благо человека, конкретного человека.

К.Затулин: Допустим всё, что вы предлагаете - осуществится, это что, основную массу населения, которое за всем этим будет наблюдать, как-то подтолкнет к тому, чтобы она больше трудилась или увеличит ее доходы?

Н.Кричевский:По поводу действенности этих мер: Великая депрессия американская - Рузвельт пошел приблизительно по тем же шагам, о которых я говорю, там естественно приватизации перед этим не было. Он увеличил, кратно увеличил, прогрессивное налогообложение, он увеличил ставки по налогу, максимальную, конечно, ставку по налогу на наследование и дарение, наконец, он увеличил корпоративные налоги.

К.Затулин: Вот он создал массу новых рабочих мест, иногда даже не столь необходимых.

Н.Кричевский: На эти деньги он создал новые рабочие места. В том числе, конечно.

К.Затулин: Вы согласны, Михаил Геннадьевич, вот с тем, что сама по себе деприватизация, прогрессивное налогообложение, ну, является в этой ситуации выходом?

М.Делягин: Прогрессивное налогообложение, наследование - безусловно, восстановление справедливости восстанавливает смысл жизни. По крайней мере у нас так, даже в Америке это так. Потому что Рузвельт - там была чудовищная ситуация, там умерло от голода минимум полтора миллиона человек безо всякой коллективизации. Дефарминг - это уничтожение ферм, уничтожение сельского хозяйства, вот это Рузвельт остановил этот процесс, пусть и не сразу.

К.Затулин: Ясно - у этого процесса есть оборотная сторона. То есть, попытка бегства капиталов и владельцев за границу. Желание перебраться в чужое гражданство, чтобы уйти, как это делает Депардье, в случае с Францией, переезжая в Россию.

М.Делягин: Но я напомню, что российские капиталы вывозятся из России в том числе в страны с более высоким уровнем налогообложения, чем у нас сейчас. Скажем, во Францию. Да, из Франции приехал Депардье, а у нас огромное количество людей уехало во Францию.

К.Затулин: Это тезис, я так понимаю, Кудрина, о том, что мы должны на иностранном капитале, инвестициях, вернуться в экономический рост.

Н.Кричевский: В 2005 вышла статься 3-х индийских экономистов, один из которых, Рагхурам Раджан 3 года был главным экономистом Международного валютного фонда. Статья называлась «Парадокс капитала». Они проанализировали данные по всем развивающимся странам в период с 70-х по 2004 год. Выяснили, что ни в одной стране, из всех, которые они обследовали, не было устойчивого экономического роста с опорой на иностранные инвестиции.

К.Затулин: Вот ваше какое впечатление: президент доволен экономической политикой правительства, или он поступает по принципу «коней на переправе не меняют»?

М.Делягин: Сам факт того, что такое совещание вообще собрано, сам факт того, что идея его помощника Глазьева, пусть и адаптированная Сталыпинским клубом, вообще озвучена на президиуме экономического совета - это уже признак того, что он недоволен политикой правительства. И, прежде чем снижать геополитическую напряженность, надо начать снижать внутреннюю напряженность в обществе, которая растет угрожающе: из-за падения уровня жизни, из-за уничтожения либералами нашей экономики.

К.Затулин: Возможен ли, хотя бы частичный возврат к плановой экономике, что прослеживается в отдельных заявлениях Сергея Глазьева, или это уже невозможно?

Н.Кричевский: К индикативной экономике, плановой экономике, безусловно. К централизованному планированию, конечно же, нет. Потому что централизованное планирование – это часть социалистической системы хозяйства.

М.Делягин: Распределять 60 тысяч видов товарной номенклатуры, как во времена Госснаба или Госплана, тогда-то было на самом деле невозможно, а сейчас – тем более. Так что, из плановой экономики возьмут её разумную, рациональную часть, которая используется всеми развитыми странами. Они потому и развитые, что они эту часть используют. И нужно сделать ещё две вещи, у нас ведь почему дороже наша продукция импортной – два фундаментальных факта. У нас произвол монополий, и второе, уж извините за навязшее в зубах слово, у нас коррупция. У нас налоги-то низкие, у нас взятки высокие. И вот эти два фактора, если их хотя бы ограничить, то будет дешевле.

Н.Кричевский: Для наших зрителей, Константин Федорович. Польский фермер при экспорте яблок имеет право на возврат до 64% от цены обратно. Американский фермер, который экспортирует куриные окорочка, до 90% от цены ему возвращает бюджет. Стоит ли игра свеч? Безусловно. Во всём мире это происходит, во всем мире это обычная практика, только в России на это пока смотрят, как на некую диковинку. Ну ничего, придет время, будем поступать также.

К.Затулин: Ну, не только, как на диковинку, как на отвратительный, нерыночный, экономически недопустимый метод.

М.Делягин: Что положено Юпитеру, то не позволено Кудрину.

Н.Кричевский: Экспортируйте газ с нефтью, а все остальное мы вам привезем.

К.Затулин: Необходимы нам радикальные шаги в сфере экономического управления страной на этом этапе?

М.Делягин: Если мы не нормализуем социально-экономическую политику, причем, чем быстрее, тем лучше. То 17-ый год мы переживем, потому что никто не хочет революцию. Но после президентских выборов 18-го года будет смута, революционная ситуация без субъективных факторов, это смута. Ни как в 91-ом году, когда были гуманные советские люди. А так, как было в других случаях, и мало не покажется никому. Нормализация социально-экономической политики, переход от разграбления страны к её созиданию – это вопрос выживания.

Резюме К.Затулин: «Русский вопрос» не претендует на то, чтобы быть арбитром в многолетнем споре экономистов между собой. Наше внимание, безусловно, привлекло предложение Алексея Кудрина «снизить геополитическую напряженность» для привлечения иностранных инвестиций в Россию. Но вот проблема – как это сделать? Мы, очевидно, не можем заставить США и страны Запада отказаться от проведения того курса на международной арене, который эту напряженность стимулирует. Именно в эти июньские дни они в очередной раз продлевают санкции против России. Значит, речь о другом – российские либералы в такой донельзя изысканной форме предлагают нам отказаться от своего собственного, самостоятельного курса в международных делах. От чего именно? От желания на достойных условиях, на основе достигнутого выполнения Минских соглашений содействовать возвращению Донецка и Луганска в состав такой Украины, в которой они не будут репрессированы? От Крыма с Севастополем, которые 25 лет стремились в Россию? От миротворческой миссии на Ближнем Востоке, провал которой приведет к триумфу варварства и расползанию терроризма?

Под видом «снижения геополитической напряженности» нам предлагают капитуляцию перед Украиной Савченко и Порошенко, отказ от осмысленной роли в ближнем зарубежье и во всем мире, то есть того, ради чего и только ради чего народ в подавляющем большинстве своем готов терпеть трудности. Это не экономика, это политика, в которой, как мы знаем по 90-м годам, наши либералы никогда не были сильны.

Не предвосхищая итогов столкновения экономических теорий и теоретиков, я убежден лишь в том, что новым условиям существования России в мире должна соответствовать новая экономическая политика. Как всегда в таких случаях, Россия должна сосредоточиться. То есть мобилизоваться, – нравится кому-то этот термин или нет.


Наш ответ Чемберлену

К.Затулин: На прошлой неделе – 3 июня Институт стран СНГ, основателем и директором которого я имею честь быть, отметил свое 20-летие. Казалось бы, сугубо внутрикорпоративное событие. Если не считать того, что Институт был первой российской неправительственной организацией, поставившей перед собой задачу отстаивать интересы России на постсоветском пространстве, защищать права миллионов русских в новых независимых государствах.

Это была первая попытка применить на благо России инструмент, который Запад активно использовал и продолжает использовать для установления своего контроля над Евразией. Инструмент, который они обычно именуют «мягкой силой». И до сих пор Институт является единственным российским научным учреждением, в комплексе исследующим происходящее на всем бывшем советском пространстве, включая жизнь и проблемы миллионов наших соотечественников в ближнем зарубежье. Единственным, имеющим сеть филиалов и представительств во многих бывших союзных республиках и зонах конфликтов.

Сюжет: Термин «мягкая сила» впервые ввел в оборот профессор Гарвардского университета Джозеф Най в 1990 году.

"Жесткая сила" - официальная государственная воля, дипломатия, система военно-политических союзов, танки, пушки, самолеты, солдаты и боеголовки. Банки и валютно-кредитные системы, высасывающие соки из всего мира. "Мягкая сила" - демократический образ Запада, его версия человеческого прогресса, прошлого, настоящего и будущего. Идеология и пропаганда, насаждающая западную культуру и целеполагание через Голливуд, СМИ, всемирную паутину Интернета и многотысячную сеть разнообразных некоммерческих организаций, фондов, грантовых программ.

Хотя приемы достижения целей невоенным путем, через идеологическое воздействие на противника, переформатирование его сознания и манипулирование общественным мнением были известны с древнейших времен.

Цитата (Лао-Цзы, древнекитайский философ, VII век до н.э.):«В мире нет предмета, который был бы слабее и нежнее воды, но она может разрушить самый твердый предмет».

Сюжет: После краха СССР «мягкая сила» активно использовалась Западом для разрушения неугодных ему режимов и государств. Хотя, для ускоренного достижения нужного результата Запад никогда не останавливался и перед применением «жесткой силы». Если был уверен в собственной безнаказанности, как в Югославии или Ираке.

Одним из главных инструментов реализации «мягкой силы» Запада на территории других государств стали финансируемые из-за рубежа некоммерческие организации (НКО) и системы грантов для политических активистов и лидеров общественного мнения. В 90-е и нулевые годы подобные НКО росли по всему постсоветскому пространству, включая Россию, как грибы после дождя. При этом формально они, конечно же, работали во имя поддержки социально значимых проектов, прав человека, развитие образования и науки.

Сюжет (Сергей Марков, член Общественной палаты РФ, директор Института политических исследований): Вот сейчас в XXI веке, неправительственные организации играют ту роль, которую в XX веке играли политические партии, а в XIX веке играли армии. Тот, кто хотел получить власть в XIX веке, тот работал с армией, с офицерами, в XX веке – создавал политические партии, в XXI веке создает сети неправительственных организаций, которые включают в себя активистов, экспертов средств массовой информации. Поэтому НПО - это главная, главный инструмент захвата политической власти. Поскольку финансирование политических партий сейчас запрещено, а финансирование неправительственных организаций – разрешено. Поэтому это западное финансирование неправительственных организаций и означает попытку Запада напрямую управлять Россией через своих советников, которые как правило и являются работниками такого рода неправительственных организаций. Запад создал армию XXI века, то есть это система центров, фондов, грантов, институтов у себя, и эта система, она контролирует большую систему в других странах.

Сюжет: В нашем распоряжении доклад о методах и технологии деятельности зарубежных и российских исследовательских структур и ВУЗов, получающих финансирование из-за рубежа. Он подготовлен в Российском институте стратегических исследований. В докладе анализируется работа таких организаций как Московский Центр Карнеги, Центр политических исследований России, Левада-Центр, Российская экономическая школа, Фонд "Новая Евразия" и ряда других. Как учрежденные из-за рубежа, так и имеющие российское происхождение, все эти структуры полностью или частично финансируются из западных правительственных и неправительственных источников и оказывают серьезное влияние на формирование общественного мнения и принятие решений в России.

Цитата (из доклада «Методы и технологии деятельности зарубежных и российских исследовательских центров, получающих финансирование из зарубежных источников», РИСИ, февраль 2014 года): «Деятельность подобных структур не воспринимается как иностранная пропаганда, по факту такой являясь. Более того, данные структуры воспринимаются как "носители тренда", и у российских экспертов вырабатывается стремление "оставаться в тренде"... для поддержания популярности и собственной востребованности в масс-медиа... Одни и те же люди работают и являются членами попечительских, экспертных советов, участвуют в проведении мероприятий, в выпуске и рецензировании литературы, в организации исследований и аналитики. Таким образом, в экспертной среде формируется узкий круг "своих", которые определяют повестку дискуссий для значимой части российского экспертного поля, его персональный состав и степень допуска отдельных экспертов в СМИ».

Сюжет: Показательный пример – Московский Центр Карнеги, филиал вашингтонского Фонда Карнеги за международный мир. Основан Московский центр был в 1994 году усилиями Майкла Макфола, признанного специалиста по «цветным революциям», который возглавлял американское посольство в России в 2012-2014 годах. Организация является центром разработки, координации, сбора и анализа информации о внутреннем состоянии России, ее внешней и оборонной политики. Сотрудники Московского Центра Карнеги участвуют в процессе разработки политики России путем производства материалов и докладов, направляемых в министерства и ведомства РФ; участия в экспертных заседаниях, конференциях, круглых столах; активных публичных выступлений в СМИ; членства ученых в научных и консультативных советах при органах исполнительной и законодательной власти.

Московский Центр Карнеги располагается в центре Москвы на Тверской и напрямую финансируется из Вашингтона: его бюджет 2012 году, к примеру, составил более 5 с половиной миллионов долларов.

Ключевые сотрудники Центра: Дмитрий Тренин, Алексей Арбатов, Лилия Шевцова, Владимир Дворкин и другие. Членами наблюдательного совета, в частности, являются: Евгений Ясин, Владимир Рыжков, Владимир Познер, Сергей Караганов.

Цитата (из доклада «Методы и технологии деятельности зарубежных и российских исследовательских центров, получающих финансирование из зарубежных источников», РИСИ, февраль 2014 года): «Московскому центру Карнеги удалось обрести легитимность в России. Широкая российская аудитория, а также часть государственного аппарата воспринимает МЦК именно как российскую организацию».

Сюжет: Угроза установления практически полного контроля над общественно-политической сферой страны, через финансируемые из-за рубежа НКО стала настолько серьезной, что в 2012 году в России был принят закон, обязывающих такие организации регистрироваться в качестве «иностранных агентов», и официально указывать это во всех своих материалах.

Цитата (Владимир Путин, из интервью немецкой телекомпании ARD): «Никто не запрещает деятельность этих организаций. Мы просто просим, чтобы они сказали: «Да, мы занимаемся политической деятельностью, но финансируемся из-за рубежа». Общество имеет на это право».

Сюжет (Леонид Ивашов, президент Академии геополитических наук, генерал-полковник): Мы их несколько потеснили, западные некоммерческие организации, потеснили прежде всего спецслужбы, потому что выявили, что далеко они занимаются не тем, что декларируют. И причем использовался здесь украинский опыт, да собственно говоря, повсеместно. Работали прежде всего со знанием населения, со знанием молодежи, ну с тем, чтобы посеять сомнения в правильности исторического пути России, правильности нынешнего курса.

Сначала вроде видишь, что никакой политики нет, да, они обучают там менеджменту, обучают там работе с компьютером и так далее. Но вот навязывание западных стандартов, западных ценностей, приоритета в технологиях, в образовании, вот это везде присутствует.

К.Затулин: Трагедия Украины наглядно показывает, к чему может привести выдача общественно-политической и информационной сферы на откуп финансируемым из-за рубежа НКО.

Сюжет: Сразу же после распада СССР Украину буквально наводнили американские некоммерческие организации. И это вовсе не было стихийным процессом, а изначально носило характер государственной политики США. Правовым основанием действий по переформатированию сознания как элит, так и населения с помощью НКО стало подписание Соглашения между Правительством Украины и Правительством США от 7 мая 1992 года, действующего и поныне. Согласно этому документу на всех американских граждан, участвующих в деятельности НКО и грантовых программах, распространяется дипломатический иммунитет.

Забота об экстерриториальности была совершенно не случайна. Обычно руководителем создаваемых НКО назначался гражданин США из числа украинской диаспоры в Америке или Канаде – почти всегда потомок бежавших за океан бандеровцев.

Цитата (Алексей Филатов, вице-президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа"): «Вспоминаю Украину ещё до «оранжевой революции». Тогда сильное впечатление на меня произвело обилие зарубежных (западных) некоммерческих организаций, зарегистрированных и активно работающих в разных городах. Их насчитывалось более полутора тысяч. Российских же некоммерческих организаций культурной направленности официально на территории Украины было зарегистрировано всего 6. Реально же работала всего одна».

Сюжет: После майдана Виктория Нуланд в одном из своих интервью откровенно признала, что США вложили в украинские НКО 5 миллиардов долларов, естественно, на благо украинского народа.

Цитата (Виктория Нуланд, помощник госсекретаря США): «Эти деньги были потрачены на поддержание стремления народа Украины к более сильному и демократическому правительству».

Сюжет: И эта работа не прошла даром.

Цитата (Всеволод Непогодин, писатель (г. Одесса): «24 года украинской независимости западные некоммерческие организации вели слаженную планомерную работу с молодежью — создавали фонды поддержки перспективных журналистов и политиков, отправляли на стажировку и обучение за рубеж самых талантливых общественных деятелей, координировали и сплачивали на тренингах лидеров мнений».

Цитата (Павел Неверов, политолог): «Американцам удалось создать самоподдерживающуюся систему лояльности журналистов к Америке и неприятия всего, исходящего от России. Не все же журналисты сидят на американских грантах, не все ездят в Америку на семинары и симпозиумы, но быть не лояльным к Америке и Европе в среде журналистов – это заведомо маргинализовать себя, написать положительную статью о России – означает стать изгоем в своей профессиональной среде».

К.Затулин: В последние годы много и часто критикуют Россию за то, что она проигрывает на поле «мягкой силы», не может прозападным НКО на постсоветском пространстве противопоставить пророссийские. Это и так и не так. В 1996 году по опыту работы председателем Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками в Первой Государственной Думе я убедил руководителей города Москвы, некоторых федеральных органов и академических институтов выступить учредителям принципиально новой структуры – некоммерческой, а теперь уже и неправительственной организации «Институт стран СНГ».

В те годы, когда Россия отступала по всему постсоветскому пространству, Институт мне представлялся той французской батареей, которая на фоне бегущих при Ватерлоо не отступила и одним своим видом, даже без снарядов, пыталась сдержать натиск и дать возможность Наполеону вновь собрать армию. Когда американцы наводнили Украину своими советниками, грантами, фондами Институт стран СНГ оказался единственной российской организацией, имевшей свой филиалы в Киеве, Крыму и Севастополе.

Всем вздыхающим о нашей «мягкой силе» я советую по-настоящему изучить опыт победной «Крымской весны» 2014 года. В конце концов, именно эта сила привела тогда в Крыму в движение тысячи людей, заткнула ружья 193 расквартированным на полуострове украинским частям и перехватила горло у их командиров.

Сюжет (Владимир Корнилов, директор Центра евразийских исследований): До 2005 года на Украине не было практически, да собственно вообще не было ни одной неправительственной организации России - политической, политологической структуры. Украинский филиал Института стран СНГ был первым и какое-то время единственном, поскольку вы же понимаете, никто не снабжал деньгами особенно это направление, за украинские дела можно было получить по шапке. Рисковали только такие, как мы, как Константин Затулин, как Институт стран СНГ, как я, первый директор Украинского филиала Института стран СНГ. То есть вот понимаете, мы пришли и сразу попали под пресс, активный пресс СБУ и силовых структур Украины всевозможных, налоговых структур Украины, суды пошли, нас пытались закрыть всякими возможными и не возможными методами. Но тем не менее, мы свое дело делали.

Сюжет: ВРоссии продолжается работа по созданию сети государственных, государственно-общественных и неправительственных организаций, изучающих процессы на постсоветском пространстве, отстаивающих интересы России в ближнем Зарубежье и права наших соотечественников. Серьезное значение получила деятельность учрежденного администрацией Президента Российского института стратегических исследований (директор Леонид Решетников), общественно-государственного Фонда "Русский мир" (председатель Вячеслав Никонов) и недавно созданные Фонд поддержки публичной дипломатии имени Александра Михайловича Горчакова (руководитель Леонид Драчевский), Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом (руководитель Игорь Панёвкин). Активизируются попытки создания научных центров и некоммерческих организаций, специализирующихся на публичной дипломатии и правозащитной деятельности.

Сюжет (Игорь Панарин, координатор Аналитической ассоциации ОДКБ, доктор политических наук): Мы в течение последнего полугодия провели четыре школы ДКБ, первая прошла в Белграде 20 октября 2015 года. День был неслучаен, потому что это был день освобождения Белграда от немецко-фашистских захватчиков. Вторая школа прошла в Ереване, там кстати достаточно мощно действуют как западные неправительственные организации, но и есть силы, заинтересованные в интеграционных процессах, которые блокируют, доводят точку зрения, которая содействует интеграционным процессам. Третья школа прошла 22 марта в городе Бишкек, Киргизская Республика, и четвертая – 18 мая в Санкт-Петербургском Государственном университете... И вот на данной школе мы в принципе вышли на необходимость преобразования формата этих школ и выхода на международные молодежные школы, где были бы участники не только одного государства, а были бы делегации из всех государств-членов ОДКБ, возможно из других стран.

К.Затулин: Своеобразным признанием нашей работы в странах, интригующих против России и нарушающих права русских и русскоязычных, стали запреты на въезд для наших сотрудников в отдельно взятые этнократические государства. Стало уже правилом – если кого-нибудь из российских экспертов и журналистов не пускают в какую-нибудь страну СНГ, Грузию или Прибалтику, значит, разговоры о правах и свободах всех граждан этой страны – фикция.

Сюжет: Сейчас у всех на слуху «черные списки» российских политиков, ученых, журналистов, деятелей культуры и искусства, которым Украина и страны Запада запретили въезд на территорию. Пальма первенства на изобретение этой практики принадлежит Украине, которая стала применять ее еще с середины 90-х годов. Между прочим, одним из первых, если не первый, кому в начале 1996 года Украина запретила въезд в Крым сроком на 5 лет, был ведущий программы "Русский вопрос" Константин Затулин. Дубиной запрета активно пользуются государства Прибалтики, Молдова, Грузия, Азербайджан.

В 2014 году Эстония запретила въезд всемирно известному ученому Валерию Тишкову, директору Института этнологии и антропологии имени Николая Николаевича Миклухо-Маклая РАН. Академик, приглашенный выступить в Международном медиа клубе Таллина, был задержан в аэропорту и депортирован в Россию.

В том же 2014 году Литва закрыла въезд не только в свою страну, но и во всю шенгенскую зону одному из ведущих российских политологов Сергею Михееву. Среди запрещенных или депортированных руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин, президент Издательского дома РЕГНУМ Модест Колеров и целый ряд других.

К.Затулин: По прошествии двадцати лет мы, безусловно, рады тому, что авторитет Института стран СНГ во властных структурах заметно вырос. Нас уже давно не пробуют закрыть по настоянию кого-нибудь из президентов стран СНГ, как это не раз случалось в годы Ельцина, когда в Министерстве иностранных дел России существовала группа по борьбе с докладами и рекомендациями Института стран СНГ.

Российский МИД теперь другой. И мы рады, что он воспринимает Институт как партнера, как представителя гражданского общества в своей работе на постсоветском пространстве.

Сюжет (церемония награждения сотрудников Института стран СНГ в связи с 20-летним юбилеем, 1 июня 2016 года, дом приёмов МИД РФ)

Резюме К.Затулин: С юношеских лет мое поколение знает, что счастье – это когда тебя понимают. Но не меньшее удовлетворение и практическую выгоду ученому, эксперту, политику приносит понимание проблем, стоящих перед отдельным человеком, обществом и государством в целом. Ради этого трудимся сегодня мы и наши коллеги в институтах Академии наук, на кафедрах ВУЗов или в организациях третьего, некоммерческого сектора.

Ошибка ученого, политолога, историка или экономиста может дорого стоить стране, если превратится в ошибку ее политического руководства. Далеко не все, к сожалению, понимают эту взаимосвязь. Хроническое недофинансирование, экономия на спичках и булавках уже не раз приводили к досадным сбоям в осуществлении, казалось бы, правильной стратегии России на Украине или на Кавказе, в Средней Азии или Прибалтике.

Перед формирующимся сообществом страноведов и правозащитников – проводников российской «мягкой силы» на нашем историческом пространстве стоят масштабные задачи.

С Вами был Константин Затулин и программа «Русский вопрос». До встречи через неделю в это же время на канале ТВ-Центр.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.