Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Судьба Большого Договора России и Украины

Судьба Большого Договора России и Украины  далее »
20.09.2018
12:05:23
НАТО призывает активизировать урегулирование карабахского конфликта далее »
12:04:16
Украина пригрозила Венгрии из-за тайной выдачи паспортов в Закарпатье далее »
11:54:16
Порошенко: Мы ликвидируем российский Черноморский флот в Крыму далее »
11:42:57
МИД ПМР: Народ Приднестровья уже определил судьбу своей страны далее »
11:38:08
Игорь Додон: Способ реинтеграции Приднестровья будет решаться через референдум далее »
19.09.2018
18:25:44
Гражданам РФ в Эстонии не вписывают отчество в паспорта: Константин Затулин обратился в МИД далее »
16:05:36
Отдел по взаимодействию с РПЦ Института стран СНГ проведет архиважные Круглые столы далее »
14:04:56
Иностранцу будет сложнее заключить фиктивный брак с гражданином РФ далее »
12:50:42
Додон отправил в отставку двух молдавских министров далее »
12:45:23
Во Львовской области официально запретили русский язык далее »

Россия и Турция: восприятие друг друга и пути преодоления стереотипов далее »

Мигранян оценила перспективы выхода Беларуси на рынок Центральной Азии далее »

К. Затулин: «А то мы продолжаем ужесточать нормы пребывания иностранцев. А они ведь делятся на две категории...» далее »

Выборы губернатора в Приморье. Время покажет. Выпуск от 19.09.2018 далее »

«Форт Трамп» в Польше. Время покажет. Выпуск от 19.09.2018 далее »

Мир постполитики. Право голоса от 19.09.2018 далее »

Эксперт о запрете русского языка на Украине: Они останавливаются, только когда встречают отпор далее »

Круглые столы

Проблемы текущего состояния и развития ШОС

19.02.2018

15 февраля 2018 г. в Институте стран СНГ был проведен семинар на тему «Проблемы текущего состояния и развития Шанхайской организации сотрудничества». В нем приняло участие свыше тридцати экспертов из Института востоковедения РАН, Института Дальнего Востока РАН, Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, Российского института стратегических исследований, Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Московского государственного института международных отношений МИД РФ, Национального исследовательского университета «МЭИ» (Московский энергетический институт), Российского университета дружбы народов им. П. Лумумбы, Российского государственного гуманитарного университета и ряда общественных организаций. Всего в рамках проведения этого мероприятия было подготовлено одиннадцать докладов.

Актуальность проведения указанного семинара была обусловлена тем обстоятельством, что в июне 2017 г. в ходе Астанинского саммита ШОС был завершен процесс присоединения к этой организации Индии и Пакистана. Это ознаменовало собой качественное изменение ШОС. На фоне глобальной нестабильности, повышения террористической активности и обострения социально-экономических проблем на территории «шосовской семьи» существует реальная возможность ослабления ШОС. Это требует не только своего изучения, но и обмена мнениями на экспертном уровне в рамках «шосовской семьи».

В ноябре 2017 года Институт стран СНГ получил финансовую поддержку от Фонда президентских грантов с целью проведения в Сочи 17-18 апреля 2018 г. Второго Сочинского форума евразийской интеграции «Перспективы развития и укрепления Шанхайской организации сотрудничества». В рамках подготовки указанного форума был проведен опрос иностранных экспертов из 14 стран «шосовской семьи» по наиболее актуальным вызовам и угрозам, стоящим перед Шанхайской организацией сотрудничества. В ходе семинара российские эксперты обсудили полученную информацию.

Для обсуждения в рамках семинара были предложены следующие вопросы:

- вызовы и угрозы, стоящие перед Шанхайской организацией сотрудничества;

- российско-китайское взаимодействие на пространстве Евразии;

- первые итоги деятельности Индии и Пакистана в рамках ШОС;

- иранский фактор в развитии ШОС;

-пути реализации потенциала ШОС для урегулирования афганского кризиса;

- перспективы создания «Большой Евразии».

Семинар открыл заместитель директора Института стран СНГ, заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Евсеев Владимир Валерьевич. В своем выступлении он отметил организационные моменты предстоящего Второго Сочинского форума евразийской интеграции «Перспективы развития и укрепления Шанхайской организации сотрудничества», который пройдет в Сочи 17-18 апреля 2018 г. Выступающий заметил, что ввиду актуальности ближневосточной тематики и продолжения сирийского вооруженного конфликта на предстоящий форум планируется пригласить представителя из Дамаска. Далее эксперт объявил о проведенном экспертном опросе (по email) участников «шосовской семьи» из 14 стран, который был предварительно разослан участникам семинара.

В.В. Евсеев сообщил, что результаты опроса будут учтены при составлении секционных заседаний и программы Второго Сочинского форума евразийской интеграции. Он также попросил российских участников семинара прислать свои предложения относительно актуальных тем выступлений на секциях Форума.

Далее с докладом выступил Клименко Анатолий Филиппович, заместитель руководителя Центра изучения стратегических проблем Северо-Восточной Азии и ШОС Института Дальнего Востока РАН, генерал-лейтенант в запасе. Он озвучил предложения, которые могли бы помочь Шанхайской организации сотрудничества дать адекватный ответ на вызовы, стоящие перед участниками организации. Эксперт заметил, что данные предложения прошли эволюцию от неприятия как в Министерстве иностранных дел России, так и в Секретариате ШОС до принятия к рассмотрению.

Следует заметить, что в 2014 году на заседании министров иностранных дел ШОС в г. Душанбе министр иностранных дел России С. Лавров предложил преобразовать Региональную антитеррористическую структуру (РАТС) Шанхайской организации сотрудничества в Центр по борьбе с вызовами и угрозами. В дальнейшем эту идею развил министр обороны России С. Шойгу. Он предложил создать Аппарат национальных военных советников, который бы выступил координатором для руководства стран-членов ШОС по обеспечению безопасности на пространстве рассматриваемой организации. Данный вопрос, заметил эксперт, находит определенное понимание со стороны Китая, что в перспективе может привести к его реализации.

А.Ф. Клименко отметил, что китайская сторона стремится уделить большее внимание безопасности евразийского пространства. Так, премьер-министр Китая Ли Кэцян заявил о необходимости защиты Евразии от вызовов и угроз. Он предложил создать новый центр, который будет изучать перспективы обеспечения безопасности Евразии с целью отработки механизмов, способствующих борьбе с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и киберпреступностью. На основе вышеизложенного докладчик сделал вывод о том, что Китай стремится к обеспечению стабильности и безопасности на пространстве ШОС с целью реализации инициативы «Экономический пояс «Шелкового пути» и поддерживает борьбу с внешними и внутренними угрозами по отношению к государствам-участникам Евразийского экономического союза.

Относительно конкретных предложений экспертного сообщества А.Ф. Клименко в своем выступлении высказал мысль о том, что, во-первых, необходимо создать Комитет координации и сотрудничества по безопасности (ККСБ), который бы способствовал росту эффективности реализации программ развития вооруженных сил членов ШОС, а также повышению уровня их подготовки. Вместе с тем, полагает эксперт, ККСБ обеспечил бы военную и военно-техническую координацию сотрудничества между государствами-членами ШОС. Во-вторых, мог бы быть создан оперативный миротворческий контингент. Апробация соответствующего опыта уже проходит в рамках военных учений стран ШОС «Мирной миссии» и двухсторонних военных учений России и Индии «Индра».

В свою очередь Пекин выдвигает Москве предложения о переходе на союзнические отношения в военной сфере. В связи с этим целесообразно создать в рамках РАТС или Секретариата ШОС эффективной российско-китайской группы, которая могла бы координировать сотрудничество в сфере безопасности. Главное, заявляет эксперт, это способность данного органа решать конкретные задачи. Ранее Китай делал акцент на том, что ШОС не является военно-политической структурой, а Россия подчеркивала, что ШОС согласно Хартии является многофункциональной структурой, которая берет на себя обязательство по обеспечению безопасности на пространстве организации.

В заключение А.Ф. Клименко сделал вывод о том, что ШОС пока не имеет эффективной структуры по обеспечению безопасности, так как РАТС выполняет исключительно мониторинговую миссию по обмену информацией между государствами-членами ШОС. Для повышения эффективности ШОС в области безопасности эксперт предложил создавать коалиции «по интересам», учитывая напряженность во взаимоотношениях между Китаем и Индией, Индией и Пакистаном.

Ведущий эксперт МГИМО (У) МИД РФ, военный эксперт, Козин Владимир Петрович в своем выступлении раскрыл сущность принятых в конце прошлого и начале 2018 г. администрацией Трампа трех военных стратегий: «Стратегия национальной безопасности», «Стратегия национальной обороны» и ядерная доктрина в виде «Обзора ядерной политики».

Согласно «Стратегии национальной безопасности», основная угроза США и их союзникам исходит от России и Китая, которые играют заметную роль в ШОС. Оба государства квалифицируются в этой стратегии как «соперники США» и «ревизионистские государства», которые, «бросают вызов американской мощи, влиянию и интересам». Москва и Пекин также наращивают военные потенциалы, которые «могут угрожать» критически важной инфраструктуре, а также командно-управленческим системам США.

Исходя из «Стратегии национальной обороны», США будут создавать прочные коалиции «с целью консолидации успеха», якобы достигнутого в Афганистане – еще одном государстве-наблюдателе ШОС. Увеличение там вооруженных сил (ВС) США до 13 тыс. чел. и в операции коалиции Resolute Support до 16 тыс. чел. приведет к обострению военно-политической обстановки в этой стране.

Докладчик заметил, что ко многим странам, имеющим различный статус в ШОС, может быть применена «Глобальная оперативная модель» (Global Operating Model) использования объединенных вооруженных сил США. При этом ВС США должны быть способны вести боевые действия с задействованием обычных и ракетно-ядерных, космических и кибернетических средств в рамках концепции «Динамичного применения вооруженных сил» (Dynamic Force Employment Concept), предусматривающей их срочную перегруппировку для решения внезапно поставленных задач приоритетного характера. Обе такие установки содержатся в «Стратегии национальной обороны» (2018 г.).

В «Стратегии национальной обороны» перед американскими вооруженными силами открыто поставлена задача: «сдерживать агрессию в трех ключевых регионах: Индо-тихоокеанском регионе, в Европе и на Ближнем Востоке». В новой ядерной стратегии США присутствует возможность применения ядерного оружия в первом ударе практически против любого государства, в том числе при использовании против США сил общего назначения. Исходя из этого эксперт делает вывод о том, что три новые стратегии могут создавать угрозу безопасности как отдельным государствам, имеющим различный статус в ШОС, так и всей организации в целом. В качестве ответной меры докладчик предложил усилить обмен мнениями по военно-политическим вопросам в рамках организации.

Заведующая сектором Беларуси, Молдовы, Украины Центра постсоветских исследований ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Кузьмина Елена Михайловна в своем докладе рассмотрела перспективы создания «Большой Евразии». По ее мнению, нет четких документов по определению что такое «Большая Евразия». Данную идею впервые озвучил президент России В. Путин в 2016 г. на Петербургском международном экономическом форуме. Далее упоминание о «Большой Евразии» относилось к премьер-министру России Д. Медведеву, а также министрам Евразийской экономической комиссии. Как считает докладчик, ядром «Большой Евразии» должна стать евразийская интеграция. Но при этом, Евразийский экономический союз (ЕАЭС) не сможет построить «Большую Евразию» за счет только собственных ресурсов.

Далее Е.М. Кузьмина сделала акцент на взаимодействии России и Китая на пространстве Центральной Азии. Эксперт заметила, что есть разногласия по сопряжению ЕАЭС и китайской инициативы «Экономический пояс «Шелкового пути». Так, в 2017 г. были завершены переговоры между ЕАЭС и КНР о создании зоны свободной торговли, но для ее создания необходимо еще пройти большой путь.

Далее Е.М. Кузьмина остановилась на двух моментах. Во-первых, это перспективы создания Банка ШОС. Во-вторых, создание Энергоклуба ШОС. Эксперт заявила, что согласно мнению директора Департамента развития интеграции Евразийской экономической комиссии С. Шухно, в рамках ЕАЭС планируется создать до 2025 г. общий энергетический рынок. Но это, по мнению докладчика, может произойти только через призму взаимоотношений между ЕАЭС и КНР. В частности, необходимо разделить полномочия в транспортно-логистической и частично производственной сферах. И это будет способствовать созданию благоприятных условий для формирования «Большой Евразии».

Рубан Лариса Семеновна, директор Центра глобальных исследований Восток-Запад в Национальном исследовательском университете «МЭИ» в своем докладе обратила внимание на особенности российско-китайского энергетического взаимодействия. Эксперт заметила, что российский Дальний Восток является энергоизбыточным регионом. Из совместных российско-китайских значимых проектов, Л.С. Рубан выделила нефтепроводы «Восточная Сибирь – Тихий океан» с ответвлением на Дацин и «Атасу-Алашанькоу», который является частью системы нефтепроводов Казахстан-Китай. По ее мнению, в рамках этих проектов закупочные цены на нефть крайне не выгодны для России. Аналогичное наблюдается по газовой сделке в отношении магистрального газопровода «Сила Сибири». В противопоставление этому, исследователь привела в пример китайско-казахстанское взаимовыгодное взаимодействие. В заключение она высказала мысль о том, что Москве необходимо более четко акцентировать свои национальные интересы, в том числе и в энергетической отрасли.

Директор Центра африканских исследований РУДН, доктор исторических наук, профессор кафедры теории и истории международных отношений Юртаев Владимир Иванович в своемдокладе отметил внешнеполитические перспективы Ирана и их преломление на Запад, Россию и Китай. Основным тезисом выступающего стало то, что Иран выходит из международной изоляции и санкционного режима. С этой точки зрения важным моментом для государства остается развитие экономики и обеспечение социальной справедливости. Даже если Иран не войдет в качестве полноправного члена в ШОС, то одним из векторов экономического развития Исламской Республики Иран, как он считает, может стать Китай. Но в этом случае Иран столкнется с соперничающими интересами европейцев и американцев за китайские инвестиции. В свою очередь, Пекин не заинтересован в расширении ШОС. А с целью развития и укрепления российско-иранских отношений эксперт предложил создать группу по совместным интересам по интеграции с Ираном в контексте ШОС.

Сажин Владимир Игоревич, старший научный сотрудник сектора Ирана Института востоковедения РАН в своем выступлении обозначил некоторые аспекты внешней и внутренней политики Ирана. Эксперт отметил, что Иран проявлял активность в ШОС, когда в период правления президента-консерватора М. Ахмадинежада против него действовали жесткие финансово-экономические санкции. Политика президента-реформатора Х. Роухани направлена на урегулирование ядерного кризиса и выхода страны из международной изоляции, а также экономического развития Исламской республики. Как следствие, в июле 2015 г. был согласован Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по обеспечению мирного характера иранской ядерной программы.

По мнению В.И. Сажина, Иран в настоящее время ориентирован на Запад. Так, происходит восстановление товарооборота Ирана с Европейским союзом (увеличение до 10 млрд. долл в 2017 году). Но между тем, в Исламской республике сохраняется сложная внутриполитическая ситуация. При этом за власть борются условно две группировки: «либералы-реформаторы» во главе с президентом Х. Роухани и «консерваторы-радикалы». И если в мае 2018 г. СВПД прекратит действовать, то с учетом внутренних и внешних вызовов и угроз Иран вновь проявит интерес к ШОС.

Исполняющий обязанности директора Института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, кандидат филологических наук Бахревский Евгений Владиславович в своем выступлении остановился на гуманитарных и культурных аспектах ШОС в противостоянии унификации западной (американской) культуре на пространстве «Большой Евразии». Эксперт отмечает, что культурный имидж стран-членов ШОС в странах участниках данной организации достаточно низок. В связи с этим необходимо популяризовать культуры стран членов-ШОС, начиная от выпуска культурной продукции, заканчивая созданием сети кинотеатров стран-участниц ШОС. Только это, по его мнению, в какой-то степени станет противовесом американскому кинематографу и западной культуре в целом.

Доцент Института стран Азии и Африки МГУ им. М.В. Ломоносова Волхонский Борис Михайлович рассмотрел факторы, влияющие на деятельность в ШОС Индии и Пакистана. Первым моментом эксперт обозначил проблему Афганистана. Так, индийские эксперты считают, что для решения этой проблемы необходимо создать тройственный союз Индии, России и Ирана. В свою очередь пакистанские эксперты предлагают свой тройственный союз Пакистана, Китая и России. Эксперт считает, что каждая сторона имеет свои интересы и в конечном итоге происходит игра с «нулевой суммой». Вместо этого необходимо вырабатывать общий подход к решению афганского кризиса, а не становится заложником чьих-то конъюнктурных интересов.

Вторым моментом эксперт обозначил риски Индии и Пакистана в связи с сохранением вооруженного конфликта в Кашмире. При вступлении в ШОС обе стороны обязались не выносить свои двухсторонние проблемы на площадку организации.

Третьим моментом, по мнению эксперта, являются интеграционные проекты: «Китайско-пакистанский экономический коридор» и Международный транспортный коридор «Север-Юг». Докладчик заметил, что в Дели и Исламабаде считают полноценно реализуемым только один из этих проектов.

Четвертым моментом, на который сделал акцент эксперт, является проблема регионального водопользования. Китай, будучи монополистом по водопользованию в Южной Азии, решает проблемы на двухсторонней основе. Однако в Южной Азии может быть использован опыт решения проблемы водопользования в Центральной Азии, в том числе на основе соответствующей конвенции.

Бойкова Елена Владимировна, старший научный сотрудник Отдела Кореи и Монголии Института востоковедения РАН в своем выступлении показала нынешнюю позицию Монголии в ШОС. Она констатировала, что в 2004 г. Монголия присоединилась к ШОС в качестве страны-наблюдателя, и с этого времени ее позиция по рассматриваемому вопросу остается неизменной.

В 2017 г. в стране произошел внутренний политический кризис, вследствие чего сменилось руководство страны. Однако на внешнюю политику, в том числе и по вопросу участия в международных организациях, это не повлияло. В последние годы Россия и Китай неоднократно предлагали Монголии повысить свой статус в организации. Но Улан-Батор на это не пошел. Одной из причин этого является то, что Монголия в данном статусе может развивать добрососедские отношения как с Россией, так и Китаем. В случае полноправного членства в организации страна боится попасть в зависимость от одного или другого политического центра организации.

Другой причиной является то, что Монголия одновременно развивает партнерские отношения с США, ЕС и Японией. Причем эти государства являются основными инвесторами в экономику Монголии и третьими соседями. В таких условиях полноправное членство в ШОС осложнит отношения Монголии с вышеуказанными странами.

Далее, как считает эксперт, Монголия позиционирует себя как демократическое государство. По рейтингу демократизации она находится на 61 месте, тогда как Россия на 134, а Китай на 136. Поэтому в политических кругах Монголии распространено мнение о том, что «ШОС является авторитарным клубом, члены которого озабочены безопасностью своих режимов».

Е.В. Бойкова констатирует расширение связей Монголии с НАТО, что вызывает особое недовольство со стороны Китая. При этом Улан-Батор заинтересован в развитии экономического сотрудничества, тогда как ШОС является в большей степени политической организацией. Тем не менее, Монголия использует ШОС в качестве площадки для трехстороннего диалога и налаживания экономического сотрудничества с соседями и создания экономического коридора. Следовательно, участие Монголии в качестве полноправного члена ШОС пока не рассматривается руководством страны в качестве возможной цели. И хотя Монголия стремится развивать многосторонние контакты, более успешно развиваются ее отношения на двухсторонней основе.

Советник президента всемирного Конгресса абхазо-абазинского народа, кандидат социологических наук Кобахия Беслан Валерианович считает, что ШОС является инструментом возможностей для разрешения множества проблем и конфликтов в «Большой Евразии». Эту организацию, отмечает эксперт, необходимо использовать в противовес созданию военного шенгена и активности НАТО на восточных границах России. Также докладчик полагает, что Северный Кавказ является неотъемлемой частью исторического «Шелкового пути», поэтому целесообразно с помощью России подключить республики указанного региона к интеграционным процессам Москвы и Пекина на постсоветском пространстве.

Эксперт Центра Кавказа, Центральной Азии и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Арешев Андрей Григорьевич в своем выступлении отметил, что существует опасность превращения Центральной Азии в Евразийские Балканы (прим. автора терминология З. Бжезинского).

Докладчик полагает, что необходимо разрабатывать миротворческие миссии на основе военных учений ШОС «Мирная миссия» и «Боевое братства» в рамках ОДКБ. Однако, замечает исследователь, данным форматам противостоят следующие структуры (форматы взаимодействия): С5+1, который обеспечивает проведение мягкой силы Запада в регионе; военные учения «Степной орел»; взаимодействие между Китаем, Афганистаном, Пакистаном и Таджикистаном. В рамках последнего, насколько можно судить из открытых источников, в Ваханском коридоре Афганистана будет размещена или уже строится китайская военная база. Данные форматы направлены на то, чтобы размыть то взаимодействие, которое существует в рамках ШОС, ОДКБ и других структур. Поэтому необходимо сосредоточится на обеспечение координации между участниками ШОС и ОДКБ, а также добиться повышения эффективности взаимодействия между ними.

Таким образом, проведенный семинар подтвердил значительный интерес российского и зарубежного экспертного сообщества к проблемам трансформации Шанхайской организации сотрудничества, после вступления в ее члены Индии и Пакистана. По мнению участников семинара, это создает Организации серьезные вызовы ввиду сохранения вооруженного конфликта в Кашмире и неурегулированности территориальных проблем между Пекином и Дели. Однако перед ШОС стоят и другие вызовы и угрозы, обусловленные афганским кризисом, террористической активностью на пространстве организации, наличием водно-энергетических и социально-экономических проблем. Как представляется, их следует решать как в рамках российско-китайского взаимодействия, так и укрепления евразийской интеграции.   

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.