Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
23.06.2017
12:00:03
"Август 2008-ого года: Говорит грузинский народ!" далее »
22.06.2017
15:22:24
У стен Херсонеса: потенциал византийского наследия в стратегиях будущего православного мира и России далее »
12:23:43
Константин Затулин: Московские будни депутата от Сочи далее »
12:21:23
В Госдуме обсудят вопрос обеспечения информационной безопасности в России далее »
Говорит Грузинский Народ! далее »
21.06.2017
12:10:01
Аэропорт Астаны получил имя Нурсултана Назарбаева далее »
11:44:24
Порошенко усомнился в связях Трампа с Россией далее »
20.06.2017
14:36:02
Депутат Затулин о возможных кибератаках в США: «Может, мы так хотели улучшить вашу демократию?» далее »
11:43:52
Додон заявил, что инициированный им консультативный референдум состоится далее »
11:40:48
Мирзияев поручил имамам заново изучить дела мусульман из «черного списка» далее »

Славянский мир под прицелом. далее »

Говорит Грузинский Народ! далее »

60 минут. Ток-шоу с Ольгой Скабеевой и Евгением Поповым от 21.06.17 далее »

Быть или не быть в Сочи мусоросортировочному заводу? далее »

Украина: американская мечта. далее »

Американо-украинская дипломатия. Первая Студия. далее »

Телемост Москва — Вашингтон. «Здесь и Там» далее »

Круглые столы

Круглый стол «Права русскоязычных на Украине: судьба законопроекта «О языках на Украине»

23.09.2010
23 сентября в Институте Стран СНГ состоялся «круглый стол», посвященный перспективе принятия закона «О языках на Украине», внесенного депутатами А. Ефремовым (глава фракции ПР), П. Симоненко (лидер КПУ), С.Гриневецким (блок Литвина).

Стенограмма


Страницы 1 - 1 из 4
Начало | Пред. | 1 2 3 4 | След. | Конец | Все 


КИРИЛЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ ФРОЛОВ, ЗАВ. Отделом Украины Института Стран СНГ:

– Дорогие друзья, я думаю, что наш круглый стол очень важен, потому что, к сожалению, мы сейчас находимся перед угрозой не заметить, пропустить мимо себя очень важные вещи – а именно срыв попытки всех тех политических сил Украины, которые выступают не только за права русского и русскоязычного большинства населения этого государства, но и попросту всех демократических сил, которые выступают за культурное и языковое равенство, за права человека. Так вот по этим силам наносится, наверное, сокрушительный для них удар – срыв принятия Законопроекта о языках в Украине, внесенного депутатом Александром Ефремовым, это известная очень фигура на Украине, бывший Луганский губернатор. Сейчас один из лидеров, я считаю, очень серьезных лидеров «Партии регионов», руководитель фракции «Партия регионов» в Верховной Раде. И надо сказать, надо сразу обговорить, что данный законопроект не является для нас идеалом решения проблемы. Решением проблемы является государственный статус русского языка. Он необходим не только по правовым, но и по историческим причинам. Как известно, современный общерусский литературный язык не является только великорусским языком. Малороссийские интеллектуалы 17-18-го веков создавали, кодифицировали, писались первые словари, первые учебники общерусского литературного языка. Это коренной язык Украины, это наш общий язык. Да, «Адельфотэс или наука о восьми частях слова, в назидание многоименитому российскому роду», творение митрополита Арсения Элассонского, издано во Львове Успенским православным братством в 1596-м году. «Лексикон словено-роський или слов объяснение» – словарь, да, лексикон архитипографа Киево-Печерской лавры Памвы Берынды, издан в 1627-м году. Современный светский шрифт, который введен Петром Первым как светский алфавит, который введен Петром Первым как алфавит русского языка, был разработан отдельно от церковно-славянского, был разработан тем же со Львовским Успенским православным братством. Что это наш общий язык. И то, что сейчас творится, когда пытаются не допустить принятие этого скромного на самом деле, вполне вегетарианского законопроекта, который удовлетворяет лишь часть наших прав и потребностей наших русскоязычных братьев, сограждан, просто людей. Он предусматривает только региональный статус русского языка. Так вот этот скромный, компромиссный закон – даже и его собираются не принимать. То есть делается все, причем на высоком уровне, вплоть до деструктивной политики господина Литвина, чтобы сорвать принятие этого законопроекта. И конечно, это проверка на политическую зрелость, это испытание для президента Украины Виктора Януковича. Если он хочет сохранить политическое лицо, если он не хочет просто политически раствориться и полностью идеологически смешаться со своими оппонентами, и таким образом потерять свое политическое будущее, он для сохранения этого самого политического лица обязан отстоять этот законопроект. Тем более что у него есть сейчас все властные рычаги, политические возможности, чтобы довести этот законопроект до его принятия. Я считаю, что мы тоже не должны быть безучастными. Мы, экспертное сообщество, мы, гражданское общество наших государств. Часть людей делегировали нам свои подписи, в частности Модест Алексеевич Колеров. Я предлагаю по итогам нашего круглого стола принять за основу резолюцию, в которой бы отражалась острота проблемы, острота вопроса и поддержка этого законопроекта. И для своего доклада я предоставляю слово Владимиру Геннадьевичу Алексееву. Я надеюсь, что мы уже вас можем называть заместителем председателя Госкомитета по делам национальностей и религий?

ВЛАДИМИР ГЕННАДЬЕВИЧ АЛЕКСЕЕВ:

– Надейтесь с понедельника.

КИРИЛЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ:

– Да, надеемся. И помолимся, чтобы с понедельника уже можно было его так твердо называть. Но в любом случае Владимир Геннадьевич – это выдающийся правозащитник, борец за права русскоязычного населения Украины, внесший огромный, колоссальный профессиональный вклад. И помимо темы законопроекта, я думаю, что у нас, естественно, (05:27) было бы очень интересно от него услышать еще и историю ситуации с подзаконными актами, потому что это «дьявол в мелочах», которые следовало бы отменить, и которые душат русский язык на Украине. Вам слово, Владимир Геннадьевич.

ВЛАДИМИР ГЕННАДЬЕВИЧ АЛЕКСЕЕВ:

– Спасибо, Кирилл Александрович. Да, действительно, есть распоряжение кабинета министров Украины о моем назначении заместителем председателя украинского Комнаца. Я де-факто уже приступил к исполнению обязанностей, а де-юре – там есть некоторые технические моменты. Я думаю, они на этой неделе, как уже было обещано, они будут решены. Это связано вот и с Минфином. Что касается той темы, по которой мы собрались. Спасибо большое, раз в такую ненастную погоду здесь сюда пришли люди, это значит, что тема эта интересует. Она действительно очень серьезна, поскольку в свое время, помните, шла борьба вокруг шестой статьи Конституции. Для украинских националистов, а точнее сказать, этношовинистов, официальное, даже такой урезанной и в весьма скромной форме, как региональный статус, для них вот утрата безграничного моноязычия – это сродни отмене шестой статьи Конституции для КПСС, это я так оценивал. Поэтому они держатся зубами и руками за эту статью. Почему? Я выскажу свое личное мнение. Я скажу так – что, устраивая дискриминационные действия в отношении русского языка, самые умные из них, конечно же, понимают, что будет негативная реакция. И она действительно есть. Эта негативная реакция тут же выставляется как происки русских шовинистов, которые враги украинского языка. Таким образом, политические силы, которые и принесли государственное моноязычие, решают вопрос своего политического выживания, на мой взгляд. Они получают, кого защищать и от кого. На самом деле потребность в принятии этого закона – она не то, что назрела – и перезрела. Дело в том, что... В чем дело, я немножко позже скажу. Сейчас я несколько покритикую Кирилла Александровича. Он сказал, что это недостаточно, я с ним согласен. Он сказал, что нужен государственный статус для русского языка – я тоже с ним согласен. Но мы должны помнить, что политика – это искусство возможного. В свое время, когда составляли Конституцию те же самые националисты и этношовинисты, как хотите, они постарались вложить в нее такие механизмы, которые делали бы невозможным решение этой проблемы. Или требовали бы сверхмобилизации всех сил, которые только есть, и то без решающего, без гарантии на успех. Что имеется в виду? Для того чтобы сделать русский язык государственным, согласно украинской Конституции, надо сначала, чтобы этот законопроект внесли в парламент либо 300 депутатов, либо президент. Политика- это искусство возможного. Здесь и сейчас возможен законопроект Ефремова.

Вот я провел анализ законодательства Украины, в данном случае законов, и нашел 78 законов, в которых либо ограничивается, либо прямо запрещается использование русского языка. Что нам мешает, без какого-либо государственного статуса, а руководствуясь частью 3 статьи 10 украинской Конституции – «в Україні гарантується вільний розвиток, використання і захист російської мовы, інших мов національних меншин» – эти 78 законов поправить? Ничего не мешает. Что нам мешает массу законодательных актов, которые тоже ущемляют, отменить? Да ничего. Поэтому, по-моему, государственный статус русского языка – это хорошо. Но это больше символ, чем практические действия. И вот я вам покажу, какие непреодолимые препятствия одно за другим надо преодолевать, чтобы его добиться. И когда Ефремов, Симоненко и Гриневецкий внесли этот законопроект – по сути дела, это разработка Кушнарева. И когда Евгений Петрович был жив, я в общем-то участвовал в его тоже создании в определенной мере, вложил свои усилия туда. Это Кушнарев, несколько модернизированное просто заключение ОБСЕ. Когда они внесли, то есть этот закон решает, на мой взгляд, 90% тех проблем, которые существуют с языком. Во-первых, он не просто реализует принцип регионального языка для русского. Он устраняет целый ряд норм, которые сейчас делают невозможным его принятие. Например, закон о телевидении и радиовещании. Четко указывается, что там в таком-то, в такой-то статье национальный совет по телевидению и радиовещанию при выдаче лицензии записывает каждой телерадиоорганизации процент вещания на языке. И до недавнего времени Нацсовет по телерадиовещанию, которые возглавляли украинские националисты или этношовинисты, как я их называю, штамповал лицензии, в которых там 80-90% писал украинский язык. Причем, не он писал, а это делала организация, которые предупреждали: если вы не напишете вот такой процент для державной мовы, вы просто не получите лицензии. И все как бы добровольно делали это. Ну как бы добровольно. Это один пример. Другой пример – дошкольное образование. В Киеве, например, практически нет дошкольных учреждений, где воспитание велось бы на русском языке. Это при том, что даже по официальным...

ИЗ ЗАЛА:

– Одно есть.

ВЛАДИМИР ГЕННАДЬЕВИЧ АЛЕКСЕЕВ:

– Один? Одно есть. Частное?

ИЗ ЗАЛА:

– Я не знаю. Вот у нас товарищ есть.

ВЛАДИМИР ГЕННАДЬЕВИЧ АЛЕКСЕЕВ:

– А Вадим Колесниченко не смог найти для своего ребенка. Да. Значит, это при том, что 20% официально этнические русские население Киева, а русскоязычных больше половины, это точно. Вот пример. И целый ряд таких примеров можно приводить и приводить, и приводить, которые, опираясь на ныне действующее законодательство, реализуются практически безнаказанно. Законопроектом Ефремова расставляется целый ряд моментов, акцентов, которые прямо указывают, что такие действия надо производить совершенно законно. Я смотрел статью Киселевой в (...) (15:00) – да, она достаточно объективно показала недостатки этого закона – что может, а может, и не может. Но в целом, я считаю, что в настоящее время это значительный шаг вперед. Почему? Потому что мне даже говорят: «А зачем вот эти вот половинчатые шаги? Давайте сделаем решительный такой шаг о том же государственном статусе». Я говорю: «Знаете, есть хорошая русская пословица насчет журавля в небе и синицы в руках. А украинская пословица есть такая – (По-украински.) (15:37)». Так вот, пока мы будем спорить о государственном статусе, выращивается новое поколение в тех самых детских садах, для которых отсутствие русского языка будет ограничиваться, в тех же школах, где за последние 10-15 лет число школьников, обучающихся на русском языке, сократилось в семь раз, например, и так далее. И вот этот процесс мы должны остановить. И закон это позволяет. Понятное дело, что мало написать закон, надо еще обеспечить его выполнение. Кстати, наш ныне действующий закон о языках 89-го года тоже там дает целый ряд возможностей, которые на высшем уровне негласно дана команда не выполнять. Например, 27-я статья закона ныне действующего про мовы. Изучение русского и украинского языков в школе является обязательным. Это ныне действующий закон. Но есть установка – не выполнять. В «Независимой газете», по-моему, лет 10 назад была моя статья на эту тему, каким образом выхолащиваются нормы законодательства Украины, гарантирующие что-либо для русского языка, и каким образом снабжаются карательными мерами принципы вот внедрения украинского. В принципе, знаете, не Латвия, не Грузия, не Эстония. И языки настолько близки, что проблемы понимания, как правило, нет. Это, конечно, с одной стороны, хорошо. Но с другой стороны, это создает менее болезненную ситуацию. И прямо скажем, что достаточно много людей, которые выросли, родились, воспитались, сформировались в русскоязычной среде, скажем так, становятся на позицию того, что хочет государство, и очень часто от русскоязычных приходит: «Да, да, да. Надо же говорить, но державная мова должна же быть. Зачем нам второй русский язык?». Да, вот результаты воспитания, 20 лет. Сейчас этот закон, законопроект внесен. Какую тактику избрали его противники? Его противники, основной сейчас упор ими делается на тактику, как я ее называю, национал-мазохизма. Пошел мощный вал их публикаций, высказываний, информационных выбросов, которые базируются на тезисе каком – якобы украинский язык нежизнеспособен, и если рядом не душить русский язык, то украинский не выживет. Откровенно такие мазохистские нотки. Но вы знаете, они в общем-то каким-то образом действуют на общественное сознание. И когда внесли закон Ефремова-Симоненко-Гриневецкого, тут же это было (...) (18:36) украинской мовы, низложение украинского языка. Хотя в законе черным по белому написано: «государственный язык – украинский, изучение обязательно, на государственном общеобразовательном канале не менее 60% украинского». И второй тезис – это клик о том, что если этношовинистов лишить возможности душить русский язык, то это расколет Украину. Значит, принятие этого закона расколет Украину. Вот такие вот лживые тезисы, которые сейчас в массированном порядке вбрасываются в общественное сознание. Ведь противники культурно-языкового равноправия достаточно сильны и занимают доминирующее положение в средствах массовой информации. К глубокому прискорбию я хочу сказать, что и в правящей коалиции, и в органах власти сохранилось достаточно много людей, которые на дух не переносят принцип культурно-языкового равноправия. Даже несмотря на то, что этот законопроект Ефремова во многом базируется на Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств. В свое время в 95-м году, подавая заявку на членство в Совете Европы, Украина получила ряд условий. И одно из условий, которое было поставлено, членства в Совете Европы, это принятие, подписание и ратификация закона о Европейской хартии региональных языков, принятие закона о ее ратификации. То есть в 96-м году это должно было быть сделано, там была очень длительная борьба, которая только в 2003-м году закончилась. Не буду на этом сейчас останавливаться. Но факт тот, что подавляющая часть этих вот норм законопроекта Ефремова-Симоненко-Гриневецкого – это механизм реализации Европейской хартии региональных языков. Вот оно в контексте ее сделано, в контексте международного обязательства Украины. Ну, наши, как говорится, самые-самые «передовые европейцы» на дух не выносят этот европейский документ, Хартию. Это отдельная тема, сейчас не буду в нее углубляться. Но вот это вот, по сути дела, в законопроекте Гриневецкого изложены европейские нормы, против которых борются наши, с позволения сказать, «национал-демократы», «европейцы» и так далее. Каковы перспективы принятия законопроекта? Знаете, с одной стороны, если в числе соавторов руководители самой мощной и президентской фракции, это вселяет определенную надежду. Но та инфраструктура, которая сложилась на Украине, идеологическая, кадровая, информационная, те стереотипы, которые вложены в общественное сознание, они значительно блокируют создание, реализацию этой возможности. Вот, например, кандидат в мэры Днепропетровска от «Партии регионов», недавно в нее, правда, вступивший, но он высказался против принятия этого закона. Если бы это было в Тернополе где-нибудь там или в Луцке, это было бы понятно – рейтинг набирает, соответствует электоральным ожиданиям. Но это, очевидно, позиция человека, который тем не менее в нашей, в моей партии находится. Во время предвыборной компании я был доверенным лицом Виктора Федоровича Януковича, в одном из округов Харькова. Кстати, наибольший процент мы получили там голосов в поддержку нашего президента. И люди спрашивали: «А что с языками?» И там было в программе президента, кандидата тогда еще в президенты, у Януковича было так записано – что он поддерживает утверждение государственного статуса русского языка, поддерживает, и будет реализовывать решение этих проблем через Европейскую хартию. По сути дела то, что сделал Ефремов в этом механизме реализации ее – то, что подал. Тяжело ли будет принять? Ну вот буквально недавно спикер украинского парламента Литвин сделал такой ход – решил засунуть Хартию под сукно. «Не надо ее выносить в зал, – сказал. – Мы ее отправим в ОБСЕ, пусть они дадут заключение». Но дело в том, что ее уже отправили, заключение это получили. Он просто, очевидно, не в курсе был. Да просто ищут повод для того, чтобы вопрос засунуть под сукно, уложить в долгий ящик и так далее. То есть в лице спикера мы имеем категорического противника этого закона. То ли это в силу его личных убеждений, то ли еще чего-то. Но он только когда во время предвыборной компании ездил в Крым, он там рассказывал, как он любит русский язык, в Крыму. Сейчас он это на практике реализует. Предстоит очень сложная борьба. Но я должен вам сказать, что вот я, например, как заместитель председателя одного из госкомитетов Украины, как доверенное лицо Виктора Федоровича считаю, что это необходимо не только для того, чтобы реализовать права граждан Украины. Не только для того, чтобы выполнить обязательства Украины перед европейскими институциями. Это нужно собственно и самой «Партии регионов», кою я представляю, и самому президенту. Ведь это, скажем так, выполнение его предвыборных обязательств, это повышение рейтинга, это расширение электоральной базы, это в конце концов рост доверия – по крайней мере, к государству, которое выполняет свои обещания. Иногда говорят, что это расколет Украину, потому что западная Украина будет против. А она против будет в любом случае. Потому что там живет, на мой взгляд, отдельный народ совершенно, с иными...

ИЗ ЗАЛА:

– Все боятся западную Украину. А восточной Украины никто не боится.

ВЛАДИМИР ГЕННАДЬЕВИЧ АЛЕКСЕЕВ:

– Вот, в свое время на этом споткнулся президент Кучма. Он пришел к власти голосами восточной Украины, говоря об официальном статусе русского языка. А потом, когда пришел к власти, он столкнулся с чем? Восточная Украина дает голоса, но здесь нет четко структурированных сил, которые могут выражать интересы. Ну нет. На западной Украине, которая против него голосовала, там есть силы, которые могли устроить ему достаточно сложную жизнь. И робость (24:44) его, на мой взгляд, была – может быть, для вас это где-то утонуло в глубине веков, – дело Белозера, может, помните? Когда во Львове в пьяной драке был убит композитор Белозер, а оказалось, что там его ударил русскоязычный. И львовские власти свезли более 100 тысяч человек из области и показали силу, как они могут регулировать власть. Это было больше предупреждение президенту Кучме. И, очевидно, он решил, что зачем ссориться с западной Украиной, которая может создать проблемы. Лучше поссориться с восточной, которая его выбрала, но которая проблем не создаст.

ИЗ ЗАЛА:

– Ну вот поссорился – и вылетел.

ВЛАДИМИР ГЕННАДЬЕВИЧ АЛЕКСЕЕВ:

– А в результате оказался ненужным ни тем, ни другим. И к сожалению, я вижу, что некоторые очень хотят разыграть этот же сценарий с нынешним президентом. Я считаю, что его надо поддерживать в выполнении его обязательств, потому что это нужно и Украине, и правам человека, и населению, и самому президенту, да и самой власти. Я, наверное, заговорил вас?

КИРИЛЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ:

– Я думаю, что доклад Владимира Геннадьевича имеет принципиальное стратегическое значение. И следующий выступающий – известный политолог донецко-киевский, исполняющий обязанности руководителя украинского филиала и стран СНГ, Денис Олегович Денисов.

ДЕНИС ОЛЕГОВИЧ ДЕНИСОВ:

– Да, да, я постараюсь сжато, достаточно тезисно, потому что Владимир Геннадьевич основные моменты все, я думаю, осветил. Но в первую очередь хочется, конечно, сказать, что и для Украины, и для России вот этот законопроект о языках можно и следует, наверное, воспринимать как первый шаг и такой серьезный шаг по приданию статуса второго государственного языка русскому на Украине. Потому что мы прекрасно помним, что и на тот момент еще кандидат в президенты, Виктор Янукович, обещал все-таки государственный статус русскому языку. Хотя данный законопроект во многом, то есть на очень большое количество процентов поднимает статус русского языка на территории Украины. Но вот о чем говорилось, все-таки здесь очень важен символизм. И когда русский язык станет вторым государственным, тогда русскоязычные граждане Украины действительно будут ощущать себя, это и Украину как свою родину, как государство свое родное, и получат те права, которые они и заслуживают, и на реализацию которых они могут рассчитывать. Относительно законопроекта. Ну вот на данный момент ситуация такова, что после того, как он был внесен в комитет Верховного совета Украины по делам духовности и культуры, 7-го числа было... Но, правда, надо сделать сноску на то, что этот комитет из 9 человек, которые в него входят, пять, то есть большинство, представляют блок Юлии Тимошенко, на данный момент оппозиционную партию, оппозиционную в первую очередь президенту и правящей коалиции. То есть глава этого комитета некто Владимир Яворивский. Наверное, для вас известная фамилия.

ИЗ ЗАЛА:

– Да уж.

ДЕНИС ОЛЕГОВИЧ ДЕНИСОВ:

– Один из ярых националистов, шовинистов. Да. То есть на данный момент две недели рассматривает этот комитет данный законопроект, и еще у него есть полномочия рассматривать порядка двух недель. И, скорее всего, будет негативная оценка дана этому законопроекту – что, конечно, будет проблематично потом немного. Но здесь следует в первую очередь сделать акцент вот на то, на заявление спикера парламента Литвина, который де-факто является главой, одного из членов коалиции блока Литвина, относительно того, что педалировать ситуацию с принятием данного законопроекта совершенно не следует. И здесь можно сделать акцент вообще на том, что на вчерашний день было четыре заявления представителей блока Литвина, их всего 20, вот они входят в коалицию правящую, вот четыре было заявления – от Литвина самого, от главы фракции Шарова, от одного из так называемых «говорящих голов» Зарубинского, да. И соответственно вот фамилия Гриневецкого, который был одним из инициаторов данного законопроекта. Так вот следует сказать, что первые три, которых я упомянул, негативно, высказали свое негативное отношение к данному законопроекту. В то время как Гриневецкого я еще не видел заявление, но тем не менее тем, что он поставил свою подпись под данным законопроектом, можно полагать в принципе, что он-то должен позитивно к нему относиться, это логически. И получается, что у нас три против одного. И здесь вообще возникает вопрос: а как будет голосовать в случае голосования по данному законопроекту вообще в целом блок Литвина? В рамках коалиции, то есть общего мнения в коалиции? То есть будет он поддерживать, если будет такое, опять-таки, общее мнение у «Партии регионов» консолидированное и у коммунистов, или нет? Вот наверное, это сейчас одна из самых больших проблем, связанных с данным законопроектом. Потому что та критика, которая сейчас муссируется в средствах массовой информации Украины, – это в первую очередь националистически ориентированные авторы, – то есть базируются, если можно так сказать, на документе – недавно был он издан на Украине, есть такой политтехнолог, который достаточно давно консультирует Юлию Тимошенко, Олег Медведев, вот он второй год подряд издает документ под названием «Мовный баланс на Украине», то есть «Языковой баланс на Украине», вот это вторая часть. В котором с помощью достаточно тенденциозных фишек, то есть надерганных из различных и социологических исследований, и статей из статистических данных, и совершенно взятых с неба цифр, там на основании, то есть там человек процентное соотношение выводит на основании экспертных оценок, – то есть доказывает то, что без государственной поддержки украинский язык в принципе на Украине должен вымереть. И вот националистический круг критиков данного законопроекта в основном свои позиции строит, исходя из этих цифр. Но естественно, у нас уже так повелось достаточно давно, что цифры мало кто вообще проверяет. То есть человек может зацепиться за одну цифру, или она появится где-нибудь в средствах массовой информации, никто не проверит, откуда она взялась, но после этого бегает из статьи в статью, хотя она действительно, как минимум, недостоверна. Это исследование можно посмотреть в Интернете, там и людям, которые более-менее знакомы с социологией и статистикой, будет, конечно, интересно посмотреть, как можно передергивать достаточно объективные факты. То есть мы, институт, и наш филиал, на протяжении очень многих лет постоянно мониторим ситуацию, то есть заказываем социологические исследования. И они в принципе дают однозначный ответ на вопрос: «нужно ли предоставлять дополнительный статус?». То есть порядка 60%, даже немного больше, граждан Украины считают, что повышение статуса для русского языка на Украине необходимо. Это совершенно объективные цифры. Цифры относительно как бы проголосовали на референдуме о принятии второго государственного языка. Но, насколько я помню, последние цифры немножечко превышали 50%. Немножко. Хотя там за последние несколько лет не очень хорошие тенденции были, исходя из общей политической конъюнктуры и постоянного процесса украинизации, там, конечно, младшая особенно возрастная группа показывала некоторый отступ, то есть постоянно сокращалась. Относительно так же вот буквально в двух словах фактора данного законопроекта и местных выборов, которые состоятся на Украине в конце октября, 31 октября. Вот что хотелось бы сказать. Для «Партии регионов» вот данный законопроект и вот случай, если этот законопроект, как хочет тот же Литвин, не будет педалирован, и не будет пока рассматриваться, а останется, его куда-нибудь впишут в долгий ящик, то для «Партии регионов» самое важное, что таким решением она на данный момент подорвет свой авторитет. И вот те ожидания, которые сейчас существуют у жителей, так как базовый электорат все равно находится на юго-востоке Украины Партии регионов, а это преимущественно русскоязычная область, то есть их ожидания не будут оправданы относительно вот политической силы. И можно предположить, что в случае, если данный законопроект будет оттеснен, то есть о нем попытаются забыть, его снимут с повестки дня, то таким образом, особенно на юго-востоке Украины Партия регионов потеряет и достаточно большое количество голосов. Спасибо.


Страницы 1 - 1 из 4
Начало | Пред. | 1 2 3 4 | След. | Конец | Все 


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.