Что стоит за обысками в Приднестровье?

«Новая газета», Бендеры, Приднестровье

Тревожный октябрь

В Приднестровье чередой идут обыски. Они прошли в городе Тирасполе, теперь коснулись и Бендер. Причина - возбужденное уголовное дело по статье "клевета". А инициатором подобного стал министр государственной безопасности ПМР Владимир Антюфеев. Он посчитал, что в статье "Фашиствующие боевики Антюфеева-Красносельского избивали молодежь из НДП "ПРОРЫВ!" в Бендерах" (В. Красносельский - министр внутренних дел ПМР - прим. Г.В.), опубликованной в газете "Русский прорыв", была распространена ложная информация, и обратился с заявлением в Прокуратуру Приднестровья, которая незамедлительно начала действия.
Статья - повод, а что же послужило причиной?

Дело в том, что Дмитрий Соин, руководитель Народно демократической партии "Прорыв!" и фактический владелец газеты "Русский прорыв", являлся в прошлом сотрудником МГБ ПМР. И не простым сотрудником. Он возглавлял отдел по защите Конституции ПМР и активно боролся с инакомыслием. В конце 90-х годов он и его специалисты арестовывали тиражи приднестровского независимого еженедельника "Новая Газета", задерживали членов редакции, учредителей, пытались парализовать ее деятельность и также активно прессовали несогласных с политикой властей и новые негосударственные СМИ. Он был отмечен многими государственными наградами ПМР, и получил звание "Почетный сотрудник МГБ".

Примерно в тоже время возникло молодежное движение "Прорыв!", которое он курировал. Члены этой организации активно поддерживали политику действующего президента ПМР, и позиционировали себя как силу, противостоящую оранжевым революциям.

Затем движение переросло в партию. Прошло время. После того, как Соин ушел из МГБ, его действия стали не укладываться в определенную схему властей. Потом он был избран в Верховный Совет ПМР и возглавил комиссию по внешней политике и международным связям.

Фактически НДП "Прорыв!" вошло в коалицию с партией "Обновление", выдвинувшей кандидатом в президенты ПМР Анатолия Каминского, спикера приднестровского парламента.

Вот тут и началось. Используя свой богатый опыт, Дмитрий Соин начал бороться с действующей властью. Газета "Русский прорыв" публиковала звонкие статьи, молодежь ходила по улицам с желтыми флагами, собирала подписи в акции "Напиши письмо президенту" и т.д. Это не понравилось. Активистов стали прессовать, задерживать вместе с имуществом с помощью сотрудников правоохранительных органов. Естественно, что сотрудники МГБ не стояли в стороне.

Когда ситуация накалилась, депутат Д.Соин провел пресс-конференцию в высшем законодательном органе и там сенсационно заявил о наличных долларовых надбавках, которые много лет получают сотрудники спецслужбы региона.
Взбунтовавшегося "бывшего" срочно лишают звания "Почетный сотрудник МГБ" и ряда наград и начинают более активную борьбу с "Прорывом". Ну, а дальше, начались обыски.
По моему мнению, не получив нужной поддержки от "обновленцев", Соин делает нестандартный шаг - выдвигается кандидатом в президенты.

Свой-чужой
В Приднестровье к происходящему относятся по-разному. Одни считают, что Соин попал под колеса маховика МГБ, который он сам и раскручивал. Другие считают, что нарушаются основополагающие права и свободы.

Так все же, что происходит на самом деле? Надо отметить немаловажную деталь: есть ряд положений законодательства, которые нарушались организаторами некоторых акций "Прорыва". К примеру, если "прорывовцы" хотели собирать подписи на улицах городов, то согласно закону "О свободе собраний", об этом надо было уведомлять местные органы власти. Но и тут не все так однозначно. Если закон один для всех, то почему пропрезидентские общественные организации и партии проводили аналогичные мероприятия, то им уведомления не требовалось. Да и республика, как любят говорить официальные лица, созданная волей народа, задумывалась как демократическая, где права и свободы человека были бы декларированы не на словах, а на деле. Тяжело себе представить, что основополагающая сила периода становления ПМР, к примеру, "Объединенный совет трудовых коллективов", "Рабочий комитет Бендер" и другие уведомляли о проведении своих акций исполкомы городов. Но ведь против них не бросали милицию. Есть примеры и посвежее. Поэтому можно говорить о выборочном использовании этого закона властями.

Стоит ли прессовать прессу?

События, развернувшиеся вокруг газеты "Русский прорыв", не могут оставить равнодушным журналистское сообщество Приднестровья. Было время, когда негосударственная газета "Человек и его права" опубликовала информацию о якобы имеющихся счетах Игоря Смирнова за рубежом. Президент Приднестровья подал на редакцию в суд. И это было правильным решением с точки зрения закона. Хотя более верным было бы, по мнению большинства специалистов в области медиа, самому публично выступить перед народом с опровержением. Суд заставил газету напечатать опровержение.

Почему министр госбезопасности не пошел по этому пути? Ведь его "коллега" по заголовку - министр внутренних дел никуда не обращался. Можно предположить, что идет банальная расправа со своим бывшим сотрудником, так называемая показательная порка. Кстати, во время обысков, которые возглавляет сотрудник прокуратуры, участвуют сотрудники МГБ. Они также занимаются слежкой и перехватом разговоров.
Во время последнего обыска в Бендерах, у депутата Бендерского городского Совета был изъят ноутбук, что является незаконным следственным действием. А в решении Тираспольского суда о проведении обысков указаны только адреса, но не указаны фамилии тех, кто проживает в обыскиваемых помещениях. Поэтому была предпринята попытка обыска по месту жительства депутата, имеющего по приднестровскому законодательству статус неприкосновенности.

В Тирасполе обыск прошел и в производственном цехе, где находится типографское оборудование, принадлежащее Д.Соину. Следствие молчит, но по заявлениям лиц, владельцев обыскиваемых помещений, ясно, что серьезных доказательств пока у него нет.
Может ли такая ситуация нравиться журналистам? Нет! Потому что любую статью, в которой размещена критика власти, можно рассматривать, как содержащую ложную информацию и возбудить аналогичное "Русскому прорыву" уголовное дело.
Вместо публичных действий (официальные заявления, судебные иски и т.д.) власти пытаются в преддверии выборов президента Приднестровья закрутить до упора гайку на прессе давления с несогласными. Механизм обвинения в государственной измене и использовании закрытых судебных заседаний уже отработан на делах налогового инспектора Ильи Казака и журналиста Эрнеста Варданяна.

Еще раз о свободе слова

Юристы говорят, что клевета, о которой идет речь в заявлении министра госбезопасности очень плохо увязывается в логике действия органа принявшего решение о возбуждении уголовного дела. Для начала есть лингвистические тонкости. Слова "фашист" и "фашиствующие" отличаются и могут трактоваться по-разному.
Надо учесть и то, что ранее Дмитрий Соин обращался с заявлением в прокуратуру по клевете в адрес депутатов, однако ему рекомендовали обратиться в суд. Непонятно почему это не посоветовали министру госбезопасности. Скорее всего, происходящее укладывается в другую схему. Исполнительная власть Приднестровья в этот период начала поиск врага, чтобы сплотить электорат вокруг несменяемого Игоря Смирнова. Каждый раз его предвыборная кампания носит какой-то основополагающий элемент. То это борьба против "внешнего агрессора - Молдовы", то референдум о взаимоотношениях с Россией. Теперь видно, консолидировать сторонников будут через поиск внутреннего врага. По Первому республиканскому каналу Приднестровья прошел уже не один сюжет о т.н. оранжевых революциях и заезжих политтехнологах. Общество готовят к действиям властей, которые называют как "управляемая демократия". В это период законно все то, что поможет сохранить существующее положение дел.

Есть люди, которые считают, что это правильно. Но есть и такие, которые задают вопрос: а где гарантия, что эта т.н. "управляемая демократия" завтра и нас не коснется?
Свобода слова - понятие незыблемое. Не зря еще древние говорили: я не разделяю твое мнение, но сделаю все, чтобы ты мог его высказать.

Григорий Воловой, эксперт Центра экстремальной журналистики



Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.